Личное отношение

… к бизнесменам

 

 

Говорил и буду говорить (и пусть редактор это не сокращает): «Бытие определяет сознание», человека надо сначала накормить, а затем духовно обогащать. Особую актуальность эти немеркнущие с доисторических времен постулаты приобретают в век рыночных отношений, все расставляющих по своим местам. Поговорка «не хлебом единым жив человек» всем нам остается лишь в качестве иллюзорного утешения, которое на голодный желудок почему-то никак не воспринимается.

 

Сегодня царствует госпожа «Экономика». Именно она является основой основ общественного развития. Причем любого общества (индустриального, постиндустриального, информационного), любого политического устройства (республика, монархия), любого уровня развития государств – от Швейцарии и Катара до Зимбабве. Так было, есть и, наверное, будет. Это объективная реальность, от «которой не спрятаться, не скрыться». Такое положение, безусловно, выдвигает экономику в приоритетные направления, делает ее развитие самой актуальной и важной задачей для любой страны. И в этом отношении Приднестровье, хоть и крохотная, но часть глобальной, общемировой экономической системы, не является чем-то исключительным и особенным.

А экономику двигает бизнес, бизнес двигают бизнесмены. Они разные, это приводит к тому, что и отношение к ним у общества разное. Это особая категория людей, готовых ради прибыли рисковать буквально всем, нередко склонных к авантюрам. Они хотят пить шампанское, а потому рискуют, не всегда оправданно, а потому не всегда вкушают этот пенный напиток.

Бизнес у нас доморощенный, традиции ведения своего дела лишь складываются, мы переживаем период первоначального накопления капитала. Не всегда это происходило законным путем, но что есть, то есть. Рокфеллеры, например, тоже жгли бензоколонки конкурентов. Формирование бизнес-класса республики имело свою специфику. Во-первых, многие занялись бизнесом не по своей воле, а потому что оказались сокращенными на своих производствах, где работали инженерами, конструкторами. Чтобы не прозябать, занимались кто чем мог: челночили, машины «гоняли». Во-вторых, большинство на ноги встали благодаря тому, что в советское время называлось спекуляцией, за что сажали в тюрьму, а в рыночное время назвали предпринимательством. Тогда никому не до кого не было дела, все выживали в одиночку, сами себя обеспечивали рабочими местами. И постепенно продвигаясь по бизнес-лестнице, обеспечивали ими и других, до которых государству не было никакого дела. Тогда почему-то об этих людях никто не думал, им никто не помогал. Заметили лишь тогда, когда они разбогатели, и заметили для того, чтобы они поделились. То время наших бизнесменов закалило. Работая в наисложнейших условиях, сегодня они дадут фору любому коллеге из государства признанного.

Я завидую таким людям и иногда защищаю их от злых наветов недоброжелателей. Ведь каждая «акула бизнеса» начинала с пескаря. Тем, кто угрюмо сетует на свою бедность, кто ничего не может, а главное, не хочет изменить в своей жизни, привычней обвинять в своих бедах «ухвативших Бога за бороду» бизнесменов, считая их сплошь хапугами, ворами, беспринципными людьми «без совести и чести», заботящимися только о прибыли и собственном благополучии. Не копайте слишком глубоко в лабиринтах мозга таких людей, не занимайтесь их психоанализом, уверяю вас, в основе такой позиции – элементарная зависть. К сожалению, именно один из 7 смертных грехов двигает многими человеческими поступками. Когда такого завистника спрашиваешь: «Чего ж ты сам не занялся бизнесом, чтобы жить как имярек», в ответ видишь лишь вжимающуюся в плечи голову. А я знаю почему. Потому что большинство из нас боится рискнуть, боится негативных последствий, боится сказать: «Эх, или пан, или пропал». Вот и весь психоанализ.

Я не защитник  бизнесменов, параллельно с ростом доходов не повысивших свой культурный и интеллектуальный уровень. Я тоже считаю, что некоторые их траты находятся за пределами рациональности и являются вызовом общественному мнению. Но я категорически против, чтобы деловых людей мы воспринимали исключительно сквозь призму атрибутов их богатства – машин, яхт, домов, акций, счетов, наличности. Почему обладание ими дорогими вещами застит нам глаза, а вся  эта потребительская мишура, как в пелене, закрывает от нас их каждодневный труд и тот груз ответственности, который лежит на их плечах за тех, кто работает на них.

Недавно разговаривал с руководителем одной из компаний. «Знаешь, что в этом кризисе напрягает больше всего?» – спрашивал он меня. И сам отвечал: «То, что за мной сотрудники и их семьи, что надеяться им остается только на меня, на то, что «я что-то придумаю». Но если дела пойдут так и дальше, как бы я ни оттягивал, но людей придется сокращать. Вот что самое тяжелое…».

Я убежден, что нам необходимо кардинально пересмотреть обывательское отношение к роли бизнеса в нашей жизни, перестать относиться к бизнесменам исключительно как к ворам, хапугам, людям без совести и чести, мироедам, грабящим соотечественников. Такое впечатление, что наша ментальность застыла где-то в 20-х годах прошлого века, и образ капиталиста нам по-прежнему представляется как в «Окнах РОСТа» в виде очень толстого дядьки в цилиндре, курящего трубку и распоряжающегося своими непременно исхудалыми работниками. Вспомните, что у медали, кроме оборотной, есть еще и лицевая сторона.

 

САВВА МОРОЗОВ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.