Где без спроса ходят в гости

В дарственной грамоте Нямецкому монастырю господаря Молдавского княжества Александра Доброго упоминаются сенокосы, пасеки и озера в низовьях Ботны. Уже тогда они определены дарителем как «хотар». Исходя из характера хозяйственной деятельности, можно предположить наличие в данной местности небольших поселений-хуторов в 5-10 дворов. В грамоте, датированной 31 августа 1429 года, впервые упоминается урочище Захорна – «глубокое горное озеро у Днестра». ХV век! Молдавские топонимисты и историки считают, что Загорное – это старое название села Кицканы, которое затем сохранилось лишь за небольшим хутором к югу от него. Как самостоятельное поселение Загорное впервые упоминается в архивных документах конца XIX века.

Сегодня Загорное официально состоит в составе Кицканского сельсовета Слободзейского района. Село сохранило свое название, имеет вытянутую форму, главной планировочной осью застройки является вся та же дорога вдоль западного склона «Кицканского мыса». И улица единственная, что была, осталась, и окна не перестают как раньше смотреть друг на друга.

 Иду по единственной улице, длина ее чуть больше одного километра, по дороге, покрытой песчано-гравийной смесью и местами даже асфальтом. Смотрю на дома и начинаю их считать. Выходит 28, а с ними столько же дворов. Сколько жителей сегодня в Загорном? «Эта цифра, – сказал глава госадминистрации села Кицканы Виктор Иванович Медведев, – вряд ли будет точной: некоторые только прописаны здесь, на самом же деле искать их надо на чужбине, где нашли себе заработок, а те, что помоложе, потянулись больше в Тирасполь – там учатся». Глава делится проблемой, которую надо решать: Загорное находится в подчинении села Кицканы, и его жителей нужно перепрописывать, каждому официально определить новый адрес, место жительства, но только вот людей собрать всех воедино пока не получается – только оседлыми старики остаются, а их по пальцам можно сосчитать.

Знакомлюсь с одним из таких старожилов – с Еленой Евгеньевной Коваленко. В Загорном живет с 1957 года. Переехала сюда вместе с родителями пятилетней девочкой из Смоленской области, есть там такой старинный город Рославль. «Отец очень хотел жить на юге, – говорит она, – вот и нашли они с мамой наше Загорное». Здесь окончила начальную школу, вышла замуж, супруг ее Павел Лаврентьевич – из Тирасполя, с ним вместе уже 42 года. Многие годы работала на знаменитой в прошлом швейной фабрике имени 40-летия ВЛКСМ, помнит «маму» Валентину Сергеевну Соловьеву, бывшего директора, ее все так на предприятии называли и очень любили. На работу из Загорного в город обычно ездила на велосипеде, а другой раз через Кицканы на автобусе, который ходил из Копанки. И обратно также. «Молодой была, – говорит Елена Евгеньевна, – и все тогдашние неудобства свободно переносила. А по вечерам и выходным помогала родителям по огороду. Овощи, фрукты – все свое имели. И курочек, и поросенка держали. Отец так научился вино делать, что его за молдаванина принимали. Вкусное получалось. Теперь вот с мужем хозяйство ведем».

Елена Евгеньевна знакомит с соседями. Первой была семья Рубан. Супруги Петр Васильевич и На-дежда Борисовна переехали сюда из Украины. «31 августа 1966 года», – уточняет глава семейства. Петр Васильевич – настоящий хозяин, это видно сразу: двор ухожен, виноградная арка покрашена, побелен погреб, дорожка в огород выложена плиткой… «Он с молодости был таким, – с гордостью говорит супруга, – за что бы ни брался, все делал на совесть. Когда работал трактористом в совхозе в Кременчуге, в почете был, наградили орденом Трудового Красного Знамени». У Рубанов – взрослые дети, шестеро внуков и десять правнуков. Жаль только, что редко видятся – живут самостоятельно, кто в Кицканах, кто в Тирасполе. Все в работе и учебе. Связь с ними только телефонная – благо село ее имеет. Можно и по мобильнику разговаривать, но Петр Васильевич с супругой этой услугой не пользуются. «Интерднестрком» всем пенсионерам бесплатно мобильные телефоны выделял, а они от них отказались. По упрямству своему и непониманию: как это – идти и разговаривать, и проводов никаких не надо? Остались верны почте – по старинке письма пишут и ждут, больше от брата Надежды Борисовны Владимира из Черкасс, а отделение связи – в соседних Кицканах. В Загорном – почтальон Светлана Евдокимова, она исправно почту привозит на велосипеде.

Дома и во дворе Рубаны хозяйничают на славу. Огород в двадцать соток имеют, на зиму запасаются своими овощами и фруктами, закатки делают, их до весны хватает. И виноградник есть, а значит, и вино. Петр Васильевич стаканчик его перед обедом с удовольствием опрокидывает. И вечером тоже может, если давление, конечно, в норме.

Но вернемся к семье Коваленко, к той самой Елене Евгеньевне, которую в селе неофициально, по-моему, можно назвать главой и которая в этот день стала моим гидом. По вечерам она со своим суженым любят смотреть телевизор. Над всеми домами в селе высятся антенны, в прошлом признак культуры и достатка, и сейчас таким остается. В эти дни многие программы говорят о предстоящих выборах Президента России, и в Загорном эта тема актуальна. В этом убедился, когда Елена Евгеньевна познакомила меня со своей подругой Анной Степановной Зубковой. Позже от нее и ее мужа Николая Мироновича узнал, что они – граждане России, гражданство приняли сразу после распада Советского Союза. «Завтра в России выборы, Президента будут избирать, – говорит Зубков. – И мы тоже к этому событию готовимся, имеем отношение. Кроме нас в селе россияне Коваленко, Шевцовы, Алексеенко… Все вместе голосовать поедем в Тирасполь. Хочется не ошибиться, России нужен сильный и авторитетный руководитель, и к нам предрасположенный, мы ведь с ней всегда были друзьями, а сейчас еще больше должны. Тогда и у нас полегче будет».

 Анну Степановну беспокоило еще и другое. «Надо начинать обрезку винограда и деревьев, картошку готовить к посадке… – говорила она, – да и к Пасхе прибираться время. Нынче она у нас ранняя». Удивился тому, как она произнесла слово «нынче», непривычное оно для наших мест, а Елена Евгеньевна тут как тут, улыбается: «А что тут особенного? Мы так часто говорим – русские ведь. Вообще нас здесь поровну с молдаванами, есть и украинцы. Говорим обычно по-русски, но можем и на молдавском, и на украинском разговаривать». Главное – понимают друг друга люди. В селе разногласий между соседями нет – живут дружно, по-свойски. Это о таких, как они, слова из песни:

«Где без спроса ходят в гости,

Где нет зависти и злости.

Милый дом,

Где рождение справляют

И навеки провожают всем двором».

Новые мои знакомые – гостеприимные люди, пригласили в дом. Несмотря на дождь, не побоялись, что я запачкаю грязной обувью ковровые дорожки. Меня ждал чай с медом. В Загорном не забыли о пчеловодстве, которым занимались издревле. Мед тут, говорят, какой-то особенный, и я в этом убедился – акациевая посадка, что рядом, дает о себе знать. О здешнем меде я впервые услышал в Бендерах на ярмарке-выставке «Покупай приднестровское!». Его пропагандировал Анатолий Раца, и он вмиг разошелся, даже были недовольные, кому он не достался. А какое здесь молоко от буренушек Лидии Добровольской! Местные хозяюшки утверждают, что лучше его в округе нет. Молоко пьет все село, и его всем хватает.

Знакомство с селом и его жителями продолжалось еще и после чаепития. Вроде как маленькое Загорное, меньше не придумаешь, а жизнь у всех большая. Со своими воспоминаниями, нелегким сегодняшним днем, с заботами, тревогами, радостями и печалями. И с думой о завтрашнем дне. «Так хочется, чтоб у детей все было хорошо, – высказалась заведующая детским садом «Ягодка» Ольга Волкова. – У нас детишек в сад ходит 27 человек. Они все такие хорошенькие, умненькие. Знаете, они ничуть не отличаются от городских. Те же книжки читаем, в те же игры играем, Интернет собираемся проводить. Скоро в нашем полку прибудет. Подрастает Катенька в доме, что напротив детсада. На днях узнали еще об одной будущей мамочке».

С жителями Загорного можно было еще о многом говорить. Но уже после встречи с теми, с кем познакомился, стало понятно: люди любят свое маленькое село за то, что пусть в нем и немного жителей, но все они вместе, у них есть газ, свет, телефон, водопровод, и даже Интернет, ничего, что пока только в нескольких домах. И радует их то, что из соседней Копанки, с правого берега, есть желающие переехать к ним жить, надеясь, что кто-то продаст свой дом. И Катенькам рады, и будущим Сашенькам, Славикам, которым дальше жить здесь.

День заканчивался, незаметно наступали сумерки, и в домах зажигался свет. И вдруг наступившую донельзя привычную здесь тишину разорвал крик петуха, рано отправившегося спать и внезапно проснувшегося. Он заставил обернуться женщину, переходившую дорогу от одного дома к другому и державшую в руках накрытую полотенцем тарелку. Я почувствовал почему-то запах только что приготовленных котлет. Где-то хлопнула калитка, совсем рядом заговорил телевизор… За мной долго, до самой околицы села, шел дворняга-пес, всем своим серьезным видом как бы подчеркивая, что ночью на улице он будет хозяином, и за порядок в селе можно быть спокойным. Вечерний чистый воздух был наполнен теплом, и легко дышалось. В Загорное приходит весна.

Александр ДОБРОВ, Слободзейский район.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.