72 дня

В столичном парке «Победа» хорошо придумали, разместив у городка аттракционов небольшую библиотечку. Пока дети развлекаются, выбирай что хочешь и читай.

И я так поступил, взяв из стопки первую попавшуюся старенькую, потрепанную книжицу. Она называлась «72 дня. Рассказы о французской революции», ее авторы – Е.Яхнина и М.Алейников. Только раскрыл книгу, и в глаза бросилась надпись: «Дорогой Славик, поздравляю тебя с днем рождения! Будь хорошим и послушным мальчиком, старайся учиться только на «четыре» и «пять». Прочти эту книгу и будь похожим на ее героев. Твоя мама.  Тирасполь, 18 марта 1978 года».

Какое совпадение, подумал я: в один день, 18 марта, правда, в разные годы, родился незнакомый мне мальчик и состоялась Великая французская революция с ее Парижской коммуной и установлением самоуправления, длившегося 72 дня. Во главе Парижской коммуны (слово коммуна означало территориальную единицу и орган местной власти) стояли объединённые в коалицию неоякобинцы, социалисты и анархисты.

Кто знает сейчас, случайно или нет мать подарила сыну именно эту книгу,   ведь в те годы советская страна активно строила социализм, и Парижская коммуна, объявленная первым в истории примером диктатуры пролетариата, стала важным символом государственной пропаганды в СССР и других социалистических странах.  И герои французской революции были предметом для подражания.

Книга, подаренная мальчику и случайно попавшая мне в руки, не могла не увлечь, тем более в воскресенье – День Парижской коммуны, от него нас отделяют ни мало ни много 147 лет.  Мы этот день не отмечаем, но все равно помним.  Парижская коммуна стала первым образцом демократии в Европе, и именно тогда народ впервые взял власть в свои руки. Можно смело утверждать, что этот случай стал прародителем демократического образа правления.

Я внимательно прочитал предисловие к книге и дословно передаю его читателю, как напоминание о Парижской коммуне: «В 1870 году Франция воевала с Пруссией – страной, на месте которой сейчас находится Германия. Ни французский народ, ни немецкий не хотели войны. Она была выгодна правительствам обеих стран и разорительна для народов. Французский народ долго терпел своё правительство. Воровство, взятки, беспорядок царили в стране, а враг наносил войскам поражение за поражением. Наконец под крепостью Седан стотысячная французская армия во главе с императором Наполеоном III сдалась в плен. Император боялся вернуться в Париж, где его ждал народный гнев, и предпочёл столице неприятельский плен. Как только парижские рабочие узнали об измене Наполеона, они свергли его с престола и потребовали, чтобы в стране было республиканское правление. Рабочие в те дни ещё не понимали, что Франции изменил не только император, изменили вместе с ним все его министры и приближённые. Глава новой власти Адольф Тьер ненавидел трудящихся не меньше, чем Наполеон, и больше всего на свете боялся революции.

Война не прекращалась. Прусские войска подошли к самому Парижу и начали осаду столицы. Она продолжалась сто тридцать два дня. Парижское население мужественно переносило все лишения и тяготы осады. А Тьер в это время тайно договаривался с пруссаками и уступил им по договору две богатые, плодородные французские провинции – Эльзас и Лотарингию. Тьер и его генералы уверяли народ, что принимают меры для обороны Парижа, а сами просили пруссаков справиться с рабочими. Французские генералы жаловались, что им трудно противостоять неприятелю, потому что не хватало пушек. Тогда рабочие, чтобы спасти честь своей родины, на свои деньги отлили четыреста стволов. Для этого они отдавали последние гроши, и семьи их голодали. Таким образом им удалось выставить против неприятеля четыреста собственных пушек, которые и были установлены в самых возвышенных районах Парижа.

Тьеру была не по душе такая оборона столицы. Он не хотел оставлять орудия в руках рабочих, он предпочитал,  чтобы эти пушки достались неприятелю. Но парижские рабочие неусыпно стояли на страже. Когда Тьер послал своих солдат во главе с генералом Леконтом, чтобы завладеть пушками, рабочие взялись за оружие и отстояли их. И напуганный Тьер со своими приближёнными бежал в Версаль – городок неподалёку от Парижа. Вот тогда-то парижские рабочие и объявили, что отныне Францией будет управлять не император, не республиканское правительство, а Совет Парижской коммуны.

И новое, первое в мире рабочее государство получило название ПАРИЖСКАЯ КОММУНА. Всего 72 дня рабочие удерживали власть в своих руках. Но за это время они успели сделать очень много для трудящегося населения Парижа. А министры прежнего правительства, бежавшие в Версаль, собрали там многочисленное войско и обрушили свои силы на революционный Париж. Прусское правительство помогло им и предоставило в распоряжение Тьера сто тысяч французов, которые попали в плен во время франко-прусской войны.

Силы коммунаров и версальцев оказались неравные, и коммунары были побеждены. Много рабочей крови пролилось в те дни на улицах Парижа. Версальцы не щадили ни стариков, ни женщин, ни детей.

О героизме коммунаров, которые стойко боролись до последнего дня и до последней капли крови, сохранилось много рассказов. А парижские трудящиеся ежегодно в день 18 марта – первого дня существования Коммуны – поминают погибших во время кровавой расправы. С цветами, знамёнами и лозунгами они идут на кладбище Пер-Лашез, где 28 мая происходили последние вооружённые стычки с коммунарами.

Французы сохранили как драгоценную память несколько уцелевших от разгрома знамён Парижской коммуны. Одно из них было прислано в подарок Советскому Союзу в первый год Великой Октябрьской революции и хранится у нас в Музее Революции».

Прочитал и записал Александр БОРИСОВ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.