Просвещение: поиск оптимального решения

Многие со стороны удивляются: как может в нынешних социально-экономических условиях, при недостатке финансирования народного образования «собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов» приднестровская земля рождать?  О выпускниках приднестровских школ восторженно отзываются ректоры ведущих российских вузов ­– МГУ и МГИМО. И весь этот блеск торжества знаний на фоне вздыбившихся линолеумных полов в классах, текущих школьных кровель, покрашенных ядовитой краской в несколько слоев панелей школьных коридоров. Парадокс, да и только. Или приднестровский феномен?

тобы понять, как все это совмещается, стоит более детально и глубже взглянуть на саму систему образования, проанализировать ее состояние. По долгу службы этим занимаются не только государственные чиновники, но и зарубежные эксперты – как российские, так и европейские. Самым известным представителем последних является немецкая консалтинговая компания «Берлин экономикс». Ее специалисты проводят масштабное исследование государственных финансов Приднестровья. А поскольку сфера просвещения является самой бюджетозатратной, то к ней и самое пристальное внимание.

Цифры – упрямая вещь

На функционирование нашего народного образования, а точнее, его поддержание, государство, то есть все мы, тратим больше, чем на другие сферы (за исключением выплат пенсий). Немецкие эксперты, проводя исследования, опирались на открытые статистические источники по итогам 2016 г. Они свидетельствуют, что тогда расходы на образование составили почти миллиард рублей (15,6% всех наших годовых трат, или 8,7% номинального ВВП). Это намного выше, чем в других странах, где доля варьируется от 3 до 7% ВВП.

Отчего у нас такие высокие расходы на образование, притом что его материально-техническая база оставляет желать лучшего? Дело в пресловутой «вилке» между количеством учеников и численностью персонала учебных заведений. В наших школах на одного учителя приходится 9,5 ученика. Это намного ниже, чем в других государствах, где на одного «сеющего разумное, доброе, вечное» 12-14 учащихся. В России этот показатель составляет 14, в Германии – 13,7, на Украине – 11,9, в Молдове – 11,5. Правда, мы «вровень с миром» в средне-специальном и высшем образовании (колледжи, университеты), где на одного преподавателя приходится 11,5 студента.

Значительная диспропорция по соотношению «ученик – учитель» наблюдается в сельских и городских школах. В первых на одного учителя приходится меньше учеников, во вторых – больше. Самые высокие показатели в школах густонаселенных городов – Тирасполя и Бендер: на одного учителя здесь приходится 12,8 и 10,4 учащихся соответственно.

Если же к учителям приплюсовать еще непедагогов, то на одного работника школы в ПМР вообще придется только 6 учащихся. Для других систем образования это однозначно нонсенс.

С большой численностью персонала коррелируется большое число школ. В период с 2000-го по 2016-й количество учеников сократилось с 94600 до 44400, или более чем в два раза. За этот же период число школ уменьшилось со 180 до 159. Соответственно и учащихся стало меньше. Но сколько бы их ни было, учебная программа должна неукоснительно выполняться. В этом случае значительно возрастают бюджетные расходы в расчете на одного ученика.

Попытки сэкономить государственные ресурсы за счет объединения классов/школ ранее, конечно, предпринимались. Однако они не были столь радикальными, чтобы решить проблему большого числа школ для малого количества школьников. Эта неспособность стала одной из основных причин больших расходов государства на систему просвещения.

Считайте ваши денежки…

Уже говорилось, что сфера образования является самой бюджетоемкой в нашей республике.

В ситуации, когда выплаты зарплат – «священная корова», под нож обычно попадают капитальные расходы. Это закупка оборудования и товаров длительного пользования, капитальное строительство и ремонт. В частности, в 2016-м их доля в общих расходах на образование составила микроскопические 0,2%, в 2015-м – 0,4%, в 2014-м – 0,5%. И это в то время, когда по рекомендациям экономистов доля капитальных вложений в общих расходах отрасли не должна быть меньше 10%.

На недопустимость такого положения при анализе финансового состояния таких социально значимых отраслей, как здравоохранение и просвещение, неоднократно публично обращал внимание Председатель Правительства Александр Мартынов. Именно поэтому было инициировано создание в составе республиканского бюджета на 2018 г. фонда капитальных вложений на общую сумму в 186 млн руб. Значительную часть этих средств планируется освоить на объектах народного образования для производства самых неотложных работ.

Львиная доля средств в народном образовании используется для покрытия социально защищенной статьи «Заработная плата». В 2014 г. на это уходило 86,7% всех средств, выделяемых на систему просвещения, в 2015-м – 88,6%, в 2016-м – уже 92,5%. Но что опять парадоксально – средняя заработная плата работников народного образования, с учетом того, что большинство педагогов работают не на одну ставку, все равно на 30% ниже средней зарплаты в экономике республики. Зарплата ниже, чем у коллег из других государств. В Германии средняя зарплата работников образования составляет 95,9% от средней заработной платы в экономике страны, в Молдове этот показатель составляет 80,4%, на Украине – 83,5%, в Приднестровье – 68,7%. Отсюда трудности с привлечением в профессию квалифицированных кадров, в том числе молодых специалистов, а также сохранность работающих в отрасли. Старение народного образования, когда каждый из нас, родителей, причитает: «Уйдут на покой пенсионеры, кто наших детей учить будет?» – налицо. Нерешенность кадровой проблемы негативно влияет и на качество даваемых знаний.

Как разрешить клубок проблем?

В науке управлять мало проблему выявить, проанализировать, важно найти пути ее решения. Начать решили с нескольких направлений. Первое – пилотные проекты по оптимизации штатной численности ряда министерств, а также госадминистраций с одновременным повышением уровня заработной платы их сотрудникам. Второе – изучение возможности использования нормативно-подушевого финансирования в отрасли просвещения. Эта тема активно обсуждалась еще лет 10-12 назад на уровне Тираспольского горсовета. Теперь вот вновь  наши управленцы ездили перенимать опыт в Москву и Московскую область, министр образования Калининградской области рассказывала о нем в Тирасполе.

Понятно, у реформы системы финансирования народного образования есть как несомненные плюсы, так и минусы. О них говорят государственные чиновники, депутаты, общественность. И это хорошо, это своеобразная страховка от принятия необдуманных решений.

У экспертов «Берлин экономикс» тоже свое видение, которое во многом совпадает с тем, что уже сделано в Калининградской области. Они предлагают привести в соответствие количество школ с числом учеников, объединять школы и классы, учеников в неперспективных сельских школах возить в близлежащие и обратно. Неизбежное в таких случаях закрытие и слияние школ приведет к сокращению преподавательского состава, а значит государственных расходов. Вместе с тем, часть сэкономленных средств предлагается направить на повышение оплаты их труда с целью повышения привлекательности педагогического труда. Услуги по питанию, содержанию зданий предлагается отдать на аутсорсинг – выполнение их сторонними организациями. Таким образом, с одной стороны будет сокращен непрофильный персонал, с другой – будет придан импульс развитию частного бизнеса. Президент такой позиции не придерживается. Более того, в настоящее время действующим законодательством прописано, что решение о закрытии сельских школ принимают сами сельчане на своем сходе. Проблема, как понимаете, остается, а корень ее кроется в состоянии неудовлетворительной экономики.

 Существует ли альтернатива этим жестким мерам, покажет дальнейшее обсуждение проблемы на различных уровнях. И оно уже широко ведется, в том числе с привлечением педагогической и родительской общественности. Но оно должно быть однозначно взвешенным и ответственным. Делать анализ и советовать, конечно, нелегко, но еще тяжелее принимать ответственные решения, от которых зависят судьбы всех приднестровцев, потому что все мы или ученики, или педагоги, или родители.

Савва МОРОЗОВ.  

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.