МИД РФ: приписка агрессивных планов военному присутствию России в Приднестровье – провокация

Посол по особым поручениям МИД РФ, политический представитель России в работе Постоянного совещания по политическим вопросам в рамках переговорного процесса по приднестровскому урегулированию Сергей Губарев рассказал ТАСС о ситуации в Приднестровье и перспективах возобновления переговоров.

 

– В последнее время обострилась ситуация вокруг Приднестровья. Каковы  Ваши оценки перспектив, особенно на фоне блокадных мер, принимаемых Киевом и Кишиневом в отношении Тирасполя?

– Одним из фундаментальных условий ведущихся много лет и в разных формах переговоров по приднестровскому урегулированию является обязательство, как минимум, не предпринимать шагов, ухудшающих положение партнера. В противном случае это не переговоры, а давление и шантаж. Сегодня Приднестровье стало объектом такого неприкрытого давления. Регион живет фактически в условиях экономической и гуманитарной блокады. Ситуация вокруг Приднестровья особо осложнилась после подписания Молдавией соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Этим шагом Кишинев полностью проигнорировал выбор жителей Левобережья в пользу тесного сотрудничества с Таможенным союзом. Более того, какие-либо механизмы, способные компенсировать разновекторность экономических интересов левого и правого берегов Днестра, Кишиневом даже не прорабатываются. Положение усугубляют и некоторые действия украинской стороны. Ссылки на борьбу с контрабандой и противодействие новым рискам, якобы исходящим с левобережья Днестра, из-за которых на границу вешается «надежный замок», явно несостоятельны. За свою многолетнюю деятельность «любезно направленная» Евросоюзом на границу Украины с Приднестровьем «миссия по содействию» (European Union Border Assistant Mission – EUBAM) не смогла зафиксировать ни одного подобного факта.

Ситуацию зримо ухудшает проводимая украинскими СМИ кампания по созданию «образа врага» в лице Приднестровья, заметно усилившаяся с назначением хорошо известного «политического практика» М.Саакашвили главой администрации сопредельной Одесской области. Провокационная риторика об угрозе, якобы исходящей для Украины с левобережья Днестра, сопровождается конкретными действиями самого Киева  по наращиванию украинского силового компонента и военной инфраструктуры на границе.

– А как сказываются действия украинских властей на положении российских войск в Приднестровье?

– Попытки приписать некие агрессивные планы российскому военному присутствию в Приднестровье выглядят откровенной провокацией. Украинской стороне, представленной группой военных наблюдателей в Совместных миротворческих силах, хорошо известен как сам ограниченный состав нашего контингента, так и выполняемые им задачи по поддержанию стабильности в Зоне безопасности и обеспечению охраны складов боеприпасов в н.п. Колбасна, условия для утилизации и вывоза которых в нынешних условиях отсутствуют. Те, кто выдвигают против России обвинение в том, что молдавское правительство, мол, не давало согласия на размещение на своей территории российских войск, замалчивают важное обстоятельство – вопрос попросту не мог вставать в такой плоскости по той причине, что российские войска в Молдавию после обретения ею суверенитета не вводились. 14-я армия была расквартирована в регионе в период существования Советского Союза и Молдавской ССР. Склады в н.п. Колбасна – имущество 14-й армии, которое не могло быть вывезено в условиях конфликта между двумя берегами Днестра.

Оперативная группа российских войск (оставшиеся подразделения 14-й армии) и российские миротворцы находятся в Приднестровье в соответствии со статьями 2 и 4 «Соглашения о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова», подписанного 21 июля 1992 года президентами России и Молдавии в присутствии лидера Приднестровья. Для жизнеобеспечения этого контингента с Украиной был заключен ряд специальных соглашений, денонсированных Верховной Радой 21 мая с.г. с нарушением ряда своих международно-договорных обязательств. Конечно, выход из ситуации мы найдем, однако стабильности в регионе такой подход не добавляет, осложняя и российское участие в миротворческой операции. В официальных выступлениях молдавских (и не только) руководителей постоянно звучит призыв к «трансформации миротворческой операции в многонациональную полицейскую миссию». Между тем, еще в подписанном 18 марта 2009 года в Москве совместном заявлении президентов Молдавии, Приднестровья и России высоко оценивалась ее стабилизирующая роль. С самого начала миротворческой операции удалось наладить эффективный контроль Зоны безопасности, не допускать драматического разрастания возникающих инцидентов. Показателем эффективности операции является то, что с момента ее начала не погиб ни один миротворец. Демонтаж миротворческой операции и Зоны безопасности может вновь вывести стороны на прямое вооруженное противостояние. Если это тот результат, к которому стремятся сторонники «трансформации», то, надеюсь, они понимают, что ответственность за возникновение нового очага напряженности полностью ляжет на них.

– Какую помощь оказывает Приднестровью Российская Федерация?

– Взаимодействие с Тирасполем развивается на основе межведомственных меморандумов, подписанных между рядом российских организаций и соответствующими приднестровскими структурами. В регионе работает некоммерческая организация «Евразийская интеграция», которая реализует там ряд социальных проектов (строительство детских садов, роддомов и т.п.).

– Каковы перспективы возобновления переговорного процесса в формате «5+2»?

– Стагнация переговорного процесса в формате «5+2» вызывает особую озабоченность. За 2014 год состоялось две его встречи вместо согласованных в регламенте пяти-шести, а за шесть месяцев 2015 года пока не удалось провести ни одной официальной. Первопричиной этого является продолжающееся ухудшение диалога между Кишиневом и Тирасполем. Но свою роль в исправлении ситуации должны сыграть и международные посредники. Мы активно работаем как со сторонами, так и с посредниками. Полагаем, что пауза в переговорном процессе не должна затягиваться – слишком больших усилий стоило всем нам его возобновление в 2011 году после шестилетнего перерыва. Ожидаем, что после формирования нового правительства руководство Молдавии займет, наконец, реалистичную позицию по приднестровскому урегулированию и в качестве первого шага отменит не до конца продуманные решения – «уголовные дела» против приднестровских руководителей, действия по экономической блокаде и т.п. Это наверняка облегчит возвращение сторон за стол переговоров. Можно лишь приветствовать то, что такими непростыми проблемами в Кишиневе занимается сейчас хорошо известный нам гибкий и прагматичный политик В. Осипов. Продолжаем исходить из того, что условия для обсуждения политических вопросов в формате «5+2» пока не созрели. Стороны должны реальными шагами создавать доверие друг к другу, демонстрировать готовность к решению проблем, а не просто к их «обсуждению». И последнее. Любая провокация против Тирасполя – откуда бы она ни исходила – не просто осложнит какие бы то ни было переговоры, она заведет их в тупик. Такого сценария допустить нельзя.