Семён Александрович Шестаков

Крылатая дипломатия

Зачастую в названиях улиц отображена история и страны, и конкретного города. Итак, мы в Бендерах, перед нами улица Берга, а вот – академика Фёдорова. Тут же в центральной части есть и улица, названная в честь Семёна Александровича Шестакова.

Родился он в Бендерах 21 февраля (8-го по старому стилю) 1898 года. А чем прославился? Этому и посвящена данная публикация. Да и повод соответствующий. 12 апреля – Всемирный день авиации и космонавтики.

1929 год. До установления дипломатических отношений между СССР и США ещё четыре года, но вовсю уже развиваются торговые связи. Именно в этот момент американцам надо было показать, что имеют они дело не с «лапотной Россией», как свою бывшую Родину на каждом углу «презентовали» белоэмигранты, а с державой, способной стать надёжным партнёром. А как это сделать, если наши страны лежат на разных континентах? Вот тогда и родилась идея перелёта из Союза в Штаты. Родилась она не где-нибудь в советских верхах, а взошла к ним снизу – из Осоавиахима. Если кто не знает, был такой прародитель ДОСААФ. А командовал экипажем самолёта лётчик-испытатель и личный пилот начальника Управления ВВС Красной Армии Семён Шестаков.

Первый блин

Сперва вообще планировалась воздушная кругосветка, но чтобы доказать всему миру, что «русские умеют летать», решили ограничиться пока что пересечением Азии и Северной Америки. Этого вполне было достаточно для демонстрации зарождавшейся авиационной мощи Страны Советов. Кстати, самолёт так и был назван. К этому времени в активе Семёна Александровича уже имелся один международный полёт. За два года до перелёта «Страны Советов» он на самолёте АНТ-3 (АНТ – Андрей Николаевич Туполев. – Прим. ред.) «Наш ответ» слетал с несколькими посадками из Москвы в Токио и обратно.

Первая попытка преодолеть на АНТ-4 «Страна Советов» путь в 21242 километра из Москвы в Нью-Йорк была предпринята 8 августа 1929 года. «Ввиду желания местных организаций, самолет «Страна Советов» остановился в столице Сибири – Новосибирске. В беседе с корреспондентом РОСТА ( Россиийское телеграфное агентство. – Прим. ред.) летчик Шестаков сообщил: «Путь до Омска был очень тяжел. Весь Урал в грозах. Впереди самая трудная часть полета – 8000 клм (так в то время обозначали километры. – Прим. ред.) над океаном. Он в это время неспокоен, но мы твердо уверены в успехе перелета. Машина идет прекрасно. Первый наш полет Москва – Омск мы шли 180 клм в час, несмотря на неблагоприятные условия. Первый наш шаг, – сказал тов. Шестаков, – явился новым всесоюзным рекордом. «Страна Советов» вылетает в Красноярск завтра утром», – писала газета «Красный Север» от 11 августа 1929 года. Во время первой попытки перелёта экипаж сбился с курса. Выработали топливо, и пришлось садиться где придётся – на склон одной из сопок. Никто не пострадал, но машина пришла в негодность. Вернувшись на поезде в Москву, экипаж Семёна Шестакова (второй пилот Фёдор Болотов, штурман Борис Стерлигов, бортмеханик Дмитрий Фуфаев) 23 августа принял ещё один предсерийный экземпляр АНТ-4 – прообраз будущего тяжёлого бомбардировщика ТБ-1 – и уже на нём совершил с несколькими посадками, включая две вынужденные, рекордный перелёт «Москва – Нью-Йорк». Этот маршрут был покорён за 2 месяца и одну неделю. Самолёт пришлось дважды «переобувать»: ввиду того, что почти 8 тысяч километров необходимо было пролететь над океаном, в Хабаровске «Страну Советов» поставили на поплавки. В Сиэтле, правда, снова вернули колёсное шасси.

Как американцы «спасали» «Страну Советов»

Не обошлось и без некоторых накладок. Дважды пришлось менять двигатели – первый раз в Челябинске, а второй уже в Сиэтле. После установки в Хабаровске поплавков местные техники не смогли их как следует отрегулировать, поэтому самолёт с первого раза не смог оторваться от воды. Затем уже в Петропавловске «Страну Советов» чуть было не протаранили неожиданно появившиеся катера. Обошлось. Немного пострадал один поплавок. Но наибольшие неприятности были впереди, когда самолёт пришлось сажать на штормовую волну. Американцы записали себе спасение и машины, и её экипажа, хотя второй пилот «Страны Советов» Фёдор Болотов утверждал, что это было чистой воды преувеличение. На страницах журнала «Смена» за 1930 год об этом эпизоде он рассказывал: «Отдали якорь и вдруг замечаем, что он нас не держит. Больше того – нас несёт вместе с якорем. Поблизости оказалось несколько американских катеров, один из которых взял нас на буксир. Другой всё время вертелся поблизости, чтобы дать возможность кинооператору, находившемуся на его борту, снимать нас… Этот случай дал повод думать американцам, что они спасли «Страну Советов» от гибели, и эта «сенсация» не замедлила попасть на страницы американских газет. Фактически никакого спасения не было. Мы свободно могли бы этого «спасения» избежать, запустив моторы и дрейфуя. Однако опровержений было посылать некогда, и сенсационное сообщение мы оставили на совести газеты, его поместившей».

Из Штатов с тракторами

Советские лётчики стали настоящими героями в Соединённых Штатах. Ещё задолго до того, как перелёт финишировал в Нью-Йорке, тамошние городские власти создали комитет по организации встречи. Учитывая, что местная белоэмигрантская диаспора обе-щала через прессу «тёплый приём», были предприняты усиленные меры охраны.

Всё в том же номере журнала «Смена» Семён Шестаков рассказывает о том, что кортеж со всех сторон на мотоциклах сопровождали вооружённые полицейские. Подсуетились и американские предприниматели от полиграфии. Была выпущена открытка с фотографиями членов экипажа и изображением АНТ-4 «Страна Советов». Но так как предприимчивые американские полиграфисты слишком торопились, никогда при этом в глаза самолёт не видев, поэтому и поместили на почтовых карточках что-то очень отдалённо его напоминающее. О том, что это и есть «русский аэроплан», можно было догадаться по надписи USSR да двум двигателям. На этом сходство и заканчивалось. А ещё то, как встречали воздушных рекордсменов в США, нам дают возможность прочувствовать кадры кинохроники – цветы, толпы любопытствующих американцев, стремящихся попасть на фотоснимок на фоне самолёта. «В Америке если что и было известно о Советском Союзе, так это то, что мы все ходим с бородами и большими ногтями. В таком виде нас рисовала американская пресса. Я сам видел подобные рисунки в одном журнале. Самолет нашей советской конструкции превосходил по типу все самолеты, которые мы видели в Америке и даже Западной Европе. Я говорю это со слов американских военных специалистов, которые заявляли, что наша машина – замечательная и что у них таких машин нет», – вспоминал Семён Шестаков на журнальных страницах. Любопытство сменилось искренними симпатиями. В дни пребывания наших лётчиков в США там было организовано общество американо-советской дружбы. Опять же дадим слово самому Семёну Шестакову, который в интервью всё той же «Смене» рассказывал: «Симпатии и интерес к Советскому Союзу выражались в оказываемом нам приёме. В Нью-Йорке было продано 35 тысяч билетов на стадион. Несмотря на холодную погоду, все места были заняты. Это же общество друзей Советской России решило послать подарки Советскому Союзу. В Нью-Йорке мне была вручена квитанция на отосланные в Сельскосоюз 15 тракторов. Общее количество подаренных машин превышает 25».

Да, этот перелёт не был беспосадочным, как чкаловский, но для него и не создавался специально самолёт. АНТ-25, на котором Чкалов, Байдуков и Беляков совершили свой полёт в США через Северный полюс, был штучной машиной. АНТ-4 Шестакова, Стерлигова и Болотова вскоре пойдёт в серию под названием ТБ-1 (ТБ – тяжёлый бомбардировщик). Звание Герой Советского Союза появилось гораздо позже. Поэтому все члены экипажа «Страны Советов» были награждены высшей по тем временам наградой СССР – орденом Красного Знамени. Наш земляк вплоть до самой Великой Отечественной войны работал лётчиком-испытателем. Его опыт мог пригодиться в тылу, но он попросился на фронт. Семён Александрович, будучи командиром истребительного авиаполка, погиб в августе 1943 года во время битвы на Курской дуге. Точное место гибели неизвестно до сих пор…

Александр Никитин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.