Ячейки памяти

«Глядя на них, он думал, что для каждого мгновения его и их времени в качестве материала использованы мгновения прошедших веков, прошлое встроено в настоящее, и настоящее состоит из прошлого, потому что другого материала нет. Эти бесчисленные мгновения прошлого по нескольку раз на протяжении веков использовались как камни в разных постройках; и в нашей нынешней жизни, стоит только присмотреться повнимательнее, можно совершенно ясно распознать их».

Строки сербского писателя Милорада Павича можно было бы заменить одним словом – «память». Но слово это, при всей своей емкости, именно в силу частого употребления, порой произносится почти машинально, отчего смысл его тускнеет.

18 апреля отмечается Международный день памятников и исторических мест. В 1983 году он был учрежден Центром культурного наследия ЮНЕСКО. Идея установления праздника принадлежала ученым, архитекторам, реставраторам, работникам государственных органов охраны памятников истории и культуры. Но это, вне всякого сомнения, не только их профессиональный праздник. Ведь в таком случае главная задача, которую ставили перед собой учредители, не была бы достигнута. А задача – привлечь внимание общества к великой созидательной миссии «ячеек памяти».

Заблуждаются те, кто полагает, что памятник – это нечто статичное, застывшее во времени, не имеющее прямого отношения к быстро меняющейся жизни. Напротив, памятники, независимо, касается ли дело старины глубокой или современности, погружены в жизнь и нередко становятся её эпицентром. Нам ли не знать: почти три десятилетия на постсоветском пространстве ломают копья вокруг темы «немых свидетелей». Одни монументы сносят, другие ставят. И заметим, процессы эти отнюдь не безболезненны. Причем не только в сопредельных государствах, но и в странах дальнего зарубежья.

Достаточно вспомнить, какую волну гражданских беспорядков вызвали недавние события в США, когда дело коснулось сноса памятников конфедератам, героям Юга в войне с Севером (1861-1865 гг.). Казалось бы, с тех пор страсти уже давно должны были утихнуть (это даже не 1917 год, как у нас), но нет… К примеру, памятник генералу Борегарду, который сражался на стороне Юга, в Новом Орлеане специально сносили ночью под усиленной охраной полиции. На лицах рабочих – маски, на грузовиках закрыты номера…

Но и в тех случаях, когда речь идет о седой старине, об археологических объектах, памятниках истории и архитектуры, нельзя быть уверенным, что всё пройдет «тихо». К примеру, в каком контексте сегодня было бы воспринято заявление летописца Нестора, что «Киев – мать городов русских». А сколько инсинуаций было по поводу Аркаима, Шамбалы… А чьими предками являются скифы…

История, отношение к памятникам, даже переименование улиц таят в себе не меньшую угрозу, чем прогулки по минному полю. Ключевое слово здесь –
«отношение». Первый Президент ПМР Игорь Смирнов когда-то очень точно сформулировал суть приднестровского подхода к теме. Игорь Николаевич сказал: «Мы с памятниками не воюем». По этому же пути сегодня идут в России. Русский мир, имея за плечами богатый опыт собственных ошибок, учится воспринимать историю, избегая крайностей, такой, какой она была. Опять-таки, если сравнивать с американским подходом: мы идём по пути принятия нашей истории, примирения сторон в великой русской революции с внутренним пониманием, что все наши. Америка же, словно не довоевала в Гражданскую, актуализирует старый конфликт.

А ведь житейская логика подсказывает: не нужно тратить нервы и силы на снос памятника, коль уж он был поставлен. «Ломать – не строить». Пропаганда? На примере каждой личности можно рассказать и о положительных, и об отрицательных моментах, сильной и слабой сторонах (такой подход, кстати говоря, намного честнее), раскрыть саму суть исторических фигур и явлений, где, как правило, всё неоднозначно, как в жизни…

В Приднестровье забота о памятниках и исторических местах является одной из приоритетных задач государства. Создана профильная госслужба, которая сообщила нам, что на сегодняшний день в республике насчитывается 349 объектов культурного наследия, подлежащих государственной охране. При этом реестр постоянно пополняется. С 2002 года было выявлено 93 памятника истории и культуры и около 1800 памятников археологии. Кроме того, установлено 87 новых памятников, отражающих вехи истории, посвященные выдающимся гражданам Приднестровья.

В настоящее время сформирован проект Единого государственного реестра недвижимых объектов культурного наследия ПМР, который рассмотрен и принят в первом чтении Верховного Совета.

Мы уже отмечали, что памятники погружены в жизнь, а не изолированы от неё. И жизнь, и время, в свою очередь, не щадят памятников. Чтобы сохранить, спасти их из небытия, собрать буквально по крупицам свидетельства минувшего, проводится кропотливая работа. На отдельных объектах она носит масштабный, если не сказать эпический, характер. Так, в 2008 году в Бендерах на месте заброшенного военного кладбища ХIХ – начала ХХ века был открыт Военно-исторический мемориальный комплекс. Если бы не этот шаг, бесценная биографическая информация о похороненных на нашей земле русских воинах, да и сам памятник, были бы утрачены.

Символичной, значимой не только для Приднестровья, но и для целого ряда государств, с историей которых связана история нашего края, стала реставрация Бендерской крепости, крупного средневекового фортификационного сооружения. Всего лет 10 назад это был закрытый объект, историческая часть которого нуждалась в защите, а сегодня – туристическая жемчужина.

Важный момент: сохранение истории, забота о памятниках не просто политика, но и подлинное мироощущение нашего народа. В реставрации памятников героям Великой Отечественной войны активно принимают участие представители общественности, меценаты, сами жители населенных пунктов.

В прошлом году по инициативе группы единомышленников запущен проект «Имя на камне», призванный путем фотографической фиксации старых приднестровских кладбищ способствовать составлению генеалогического древа приднестровцев. В ходе экспедиций обнаружено, что история некоторых исторических объектов и даже целых населенных пунктов значительно глубже, чем это предполагалось.

На территории ряда приднестровских сел найдены монументы (надгробья), установленные раньше официальной даты возникновения села (как, например, в селах Дойбаны-2 и Гыска). Так же обстоит дело и с некоторыми церквами: в с. Тея чудом уцелевшая церковь ХIХ века содержит в своих стенах, как на страницах книги, ещё более древнюю христианскую символику. Местные жители намерены бороться за сохранение и восстановление святыни.

С заботой и тревогой подходят к сохранению культурно-исторического наследия в с. Кицканы. Автор этих строк, побывав однажды в местном Доме культуры, узнал о судьбе монументальной росписи, которой по праву гордятся сельчане. Её автор – известный молдавский советский график, народный художник СССР, наш земляк (уроженец села Бутучаны Рыбницкого района) Илья Богдеско. В нынешнем году исполняется 95 лет со дня рождения мастера и 50 – его шедевру – росписи «Гостеприимная Молдова» (27 м – ширина, 7 м – высота), оставленному Кицканам.

Как отмечает заведующая музеем истории села Тамара Игнатенко, писалось полотно в течение года. Роспись, по замыслу Богдеско, должна была выражать «идеи времени, показать жизнь колхозной Молдавии». Но, как это бывает с великими произведениями, сами они оказываются шире своего замысла.

Квинтэссенция росписи – «Материнство», один из её фрагментов, изображающий колхозницу с младенцем на руках и гроздью винограда. По сути, это крестьянская Мадонна. Говорят, старики, заходя в ДК, нечаянно крестились…

Старожилы вспоминают: в 60-х – начале 70-х Кицканы посетила японская делегация. Её члены предлагали деньги за потрясающее произведение, чтобы увезти его к себе на родину. Прошли годы. Из-за того, что Дом культуры не отапливается, полотно начало разрушаться. В 2017 году здесь работала группа реставраторов из Бендерского высшего художественного колледжа им. Постойкина под руководством Татьяны Орловой.

Как нам рассказала директор Слободзейского исторического музея Виктория Чебан, на данный момент роспись законсервирована. Восстановить её удастся только после того, как решится вопрос с отоплением.

Карл Маркс называл семью «экономической ячейкой общества». История учит: там, где не сохраняются «ячейки памяти», остается лишь ровная, монотонно оштукатуренная стена, да и то не всегда. Экономика в этом случае теряет всякий смысл, становится духовно бессодержательной. Сносить памятники – всё равно, что расшатывать своды конструкции, обрушивая кровлю. Историю, как и Родину, не выбирают. Поэтому даже там, где нет возможности вернуть памятнику исторический облик, нужно как минимум сделать всё, чтобы законсервировать его, сохранить для грядущих поколений.

Николай Феч.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.