Наша общая беда

Вот уже 32 года апрель в нашем сознании связан не только с положительными датами – первым полетом человека в космос или годовщиной освобождения Тирасполя от немецко-румынских захватчиков. 26 апреля 1986 года стало для Советского Союза «черным» днем – днем трагедии на Чернобыльской АЭС.

Авария в Чернобыле была реалистичнее многих фантастических сюжетов и показала, что произойдет, если на человечество обрушится атомная война. Накопленные ядерные арсеналы таят в себе тысячи и тысячи катастроф, куда страшней чернобыльской. В том году название маленького украинского городка разнеслось по всему миру. Все честные люди планеты с горечью восприняли весть о беде, которая случилась здесь. Ее последствия могли быть еще страшнее, если бы не самоотверженность и героизм советских людей.

Что было

Чернобыль был небольшим украинским местечком, утопающим в зелени вишен и яблонь. К сожалению, в это вряд ли поверят наши потомки. Летом здесь любили отдыхать многие киевляне, москвичи, ленинградцы. Приезжали сюда на все лето семьями, снимали «дачи», комнаты в одноэтажных домишках, готовили на зиму соленья, варенья, собирали грибы, загорали на песчаных берегах Киевского моря, ловили рыбу в Припяти.

Что стало

Сейчас этот город посещают только любители острых ощущений, желающие узнать, что же такое апокалиптическая атмосфера. Здесь нет жителей, нет обычной неторопливой повседневной жизни, наглухо захлопнуты ставни, закрыты и опечатаны дома, учреждения, магазины. На балконах пустых пятиэтажных домов вот уже 32 года сушится белье, а по утрам здесь уже никогда не услышать крик петуха…

На въезде в Чернобыль работали и работают многочисленные посты дозиметрического контроля. В первые годы, устраняя последствия катастрофы, солдаты в зеленых костюмах химзащиты дезактивировали технику, вышедшую из зоны, поливали и беспрерывно мыли улицы Чернобыля.

Глазами очевидца

В преддверии годовщины свою историю рассказал один из участников ликвидации аварии на ЧАЭС – Андрей Иванович Пеночкин (1966 г. р.). Позже, в 1992 году, он принимал участие в защите республики на бендерском направлении (его отец был одним из организаторов отрядов ТСО Иван Пеночкин), имеет награды СССР и ПМР.

«Я проходил срочную службу в ставке юго-западного направления в Кишиневе, – рассказывает Андрей Иванович. – Была создана оперативная группа, в составе которой меня направили на ликвидацию аварии на ЧАЭС (хотя солдат срочной службы и не имели права туда направлять, в связи с нехваткой специалистов на это не обращали внимания). Самолетом мы прибыли в Киев, а оттуда вертолет доставил нас в Чернобыль, где я исполнял служебные обязанности по роду своей военной профессии и в связи с отсутствием замены пробыл там больше положенной нормы.

Какие у меня остались впечатления? Первые трое суток мучали сильные головные боли, першило в горле… Поразил огромный объем разрушения реактора. Сразу после появился «букет болезней», со временем возникли новые.

А затем, уже вне катастрофы, нас ожидала постоянная борьба в защиту прав «чернобыльцев». Совместно с руководством общества «Чернобыль» и другими членами совета мы поднимали волнующие нас вопросы на комитетах и сессиях Верховного Совета нескольких созывов, организовывали круглые столы с приглашением министра здравоохранения, представителей министерства юстиции, управления социальной защиты. В тираспольское общество «Чернобыль» поступали звонки, приезжали из всех городов Приднестровья. Все спорные вопросы решали через прокуратуру, обращались к Уполномоченному по правам человека, и часто добивались положительных результатов.

Но не всегда все вопросы решались гладко. В Верховном Совете 2-го и 3-го созывов постоянно пытались переделать Закон «О социальной защите граждан, пострадавших вследствие Чернобыльской катастрофы». Этот закон подразумевал отмену части льгот, хотя у приднестровских «чернобыльцев» и так было меньше льгот, чем в России, на Украине, в Белоруссии.

Но мы жили, живем и будем жить. И сегодня хотелось бы поблагодарить за внимательное отношение к здоровью чернобыльцев главврачей Владимира Пелина (РКБ), Дмитрия Чолака (госпиталь  инвалидов Великой Отечественной войны), Андрея Панасюка («Тирамед»), а также нашего «чернобыльского» врача Элеонору Балицкую, заведующего поликлиникой №3 Геннадия Раду, врачей Елену Савину, Сергея Ротаренко, старшую медсестру Марию Михайличенко.

Наше общество обращается с просьбой об оказании посильной помощи ко многим организациям, и мы надеемся быть услышанными».

Виктор КИБАЛЬ, председатель ОО «Тираспольское общество «Чернобыль».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.