Превратятся ли молочные слёзы в молочные реки?

Ещё лет двадцать тому назад число дойных коров в республике превышало 30 тысяч. Советские времена брать не будем. Тогда поголовье было ещё больше. Сегодня же, согласно данным, которые в интервью нашей газете привела начальник управления развития АПК минсельхозприроды Домника Фролова, насчитывается только 9200 голов. По её словам, обеспечить себя молоком мы можем лишь на 50%.

Молочное животноводство – достаточно затратная и малодоходная отрасль сельского хозяйства. Как подчеркнула моя собеседница, для того, чтобы производство молока приносило прибыль, это должна быть крупная ферма, оснащённая современным оборудованием, где созданы необходимые условия для животных и налажен ветеринарный контроль. У нас же в республике 80% поголовья приходится на личные подворья граждан. Что же касается 20% общественного стада, то и здесь первенство по числу коров принадлежит ООО (обществам с ограниченной ответственностью). Тут условия содержания, кормление и уход за животными, конечно же, лучше, чем у «индивидуалов», но всё равно сравнивать их с теми, которые должны быть, не стоит. Поэтому удивляться, что одна корова одной и той же породы за рубежом в среднем даёт в год 6 тысяч литров молока, а у нас только 3,7, также не стоит. Хотя, по мнению специалистов минсельхозприроды, и при таких надоях можно было бы полностью обеспечить республику собственной молочной продукцией. «Необходимо создать нормальные условия тем, кто хочет заняться молочным животноводством», – считает главный специалист отдела животноводства управления развития АПК минсельхозприроды Борис Кушниренко. Правда, заметил, что «большими шагами тут идти нельзя». «Не получится. Средств нет», – добавил он. «Для создания одного животноводческого комплекса необходимо 10 миллионов долларов США. Где взять такие средства? При существующей системе кредитования это невозможно. Для молочного животноводства необходимы льготные и длительные кредиты, сроком примерно на 10 лет. Такова общемировая практика», – подчеркнул Борис Кушниренко.

«Как-то я поинтересовалась у руководителя одного из сельхозпредприятий, занимающегося молочным животноводством с 2012 года: «Если Вас вернуть в то время, занялись бы этим видом деятельности?». Ответ был отрицательным. Он мне сказал, что даже не предполагал, насколько это сложно и сколько инвестиций требуется», – вспоминает Домника Фролова.

Долгое время развитие данной отрасли АПК тормозили низкие закупочные цены на молоко. Желающих сдавать за 1 рубль сырьё на молочный комбинат, когда его себестоимость приближается в среднем к 6 рублям за литр, было мало. Серьёзный удар по отечественной «молочке» был нанесён в 2015 году. Из-за резкой девальвации национальных валют местная молочная продукция оказалась дороже украинской и молдавской. «Помню, у нас в министерстве было совещание. Пришли представители мелких, средних, крупных производителей. Без преувеличения скажу, у них были слёзы на глазах, – вспоминает тот год Домника Фролова. –  Молочный комбинат не мог у них закупить молоко даже по рублю за один литр. Была затаренность сырьём. Сливочным маслом были забиты все холодильники. И тогда с целью недопущения дальнейшего сокращения поголовья КРС были введены специальные повышенные таможенные пошлины на некоторые молочные товары, ввозимые на территорию ПМР. Иначе мы бы и этого поголовья сегодня не имели». Но пошёл ропот уже со стороны населения. Люди не стеснялись на чём свет стоит костерить власть за то, что та лишила их дешёвых молочных продуктов. Небывалые доселе масштабы приобрёл «продовольственный туризм», и уже возникла опасность полного вывоза из республики валюты. Введенные пошлины пришлось снизить, а позже и вовсе отменить, но снова открыв рынок. Под угрозу было поставлено приднестровское молочное животноводство как таковое. Встал вопрос о повышении закупочных цен на сырьё. С  1 сентября 2017 года молоко уже принималось по 4 рубля 50 копеек за кг при базисной жирности  3,5% у физических лиц и по 4 рубля 95 копеек – у сельхозпредприятий. В начале этого года закупочные цены были повышены до 4,80 и 5,28 рубля соответственно. Но повышение закупочных цен легло бременем на переработчиков, притом что молочные комбинаты – и без того малорентабельные предприятия, так как выпускают социально значимые товары, цены на которые регулируются государством. Но, как заметила Домника Фролова, «где мытьём, а где катаньем молочные комбинаты удалось уговорить».

Кроме повышения закупочных цен государство ввело и пятидесятикопеечную дотацию за кг сданного на предприятие молока базисной жирности. На эти нужды в республиканском бюджете текущего года заложено 3 миллиона 738 тысяч рублей. По признанию специалистов минсельхозприроды, дотация хоть и невелика, но всё же это весомый шаг в возрождении молочного животноводства в республике. «Много это или мало? Крайне мало. Но это первый шаг. Мы почувствовали, что только нам стоило заявить об этом, как у людей появилось настроение по поводу того, что государство их услышало, что поняло их нужды. Когда руководство пошло навстречу, была и отдача», – заметила по этому поводу начальник управления развития АПК министерства сельского хозяйства и природных ресурсов.

Необходимыми условиями для получения этой прибавки являются:

– наличие аттестата у производителя, выданного профильным ведомством, на предмет соответствия условий содержания животных действующим ветеринарно-санитарным правилам и нормам;

– недопущение необоснованного снижения поголовья молочного стада и создание условий для увеличения объемов производства молока, в том числе  за счет увеличения продуктивности коров;

– отсутствие задолженности по налогам и сборам.

Реестр получающих дотации предприятий (сюда входят и крестьянско-фермерские хозяйства, работающие по патенту) пересматривается каждый квартал. В настоящее время в нём 15 производителей, включая 6 КФХ. Перечень не конечный, как заверили в ведомстве, и если будут желающие, то он пополнится, но при условии соблюдения вышеизложенного. Более подробно с нормативным актом, детально описывающим механизм действия дотаций, можно ознакомиться на сайте министерства.

Как было сказано выше, больше 80% поголовья дойного стада приходится на личные подворья граждан. В последнее время, как отметили в интервью и Домника Фролова, и Борис Кушниренко, появилась и пограничная между «индивидуалами» и предприятиями прослойка производителей молока. В министерство из разных мест республики стали поступать жалобы на односельчан, которые начали организовывать «фермы». Там без соблюдения элементарных условий содержатся от десяти до пятнадцати коров. По словам Домники Фроловой, были случаи, когда под подобные «мини-предприятия» скупалось несколько домов в центре села. Представляете, какой аромат распространяется в округе…

Была предпринята попытка остановить этот произвол. Министерство решило выступить с законодательной инициативой, ограничивающей число дойных коров тремя на один двор. Не вышло. Положительные заключения на законопроект были получены отовсюду, включая Президента, Правительство, минюст и профильный комитет Верховного Совета. «Отказ был со стороны других парламентских комитетов. Мотивировка – это ущемляет права граждан», – заметила начальник управления развития АПК.

И всё же несмотря ни на что молочное животноводство в республике сохранилось. Появились и первые признаки того, что оно будет постепенно развиваться. Так, в министерстве сообщили, что недавно одним из сельхозпредприятий в Германии было закуплено 165 голов нетелей голштино-фризской породы. Сегодня она является одной из самых продуктивных в мире. Кстати, это приобретение обошлось агрофирме в 2000 евро за одно животное.

Кирилл Нефёдов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.