Путешествие от парома к роддому

Подмяв под голову пеньку,

Рад первомайскому деньку,

Батрак Лука дремал на солнцепеке.

Демьян Бедный.

Времена меняются, а вместе с ними в нашем сознании трансформируются и самые важные для общества дни – праздники. Они сейчас даже больше воспринимаются как «выходные», некий антоним серых будней. Современная мифология – штука, пожалуй, намного более опасная, чем пресловутая древнегреческая. Возьмем грядущий праздник 1 Мая. День международной солидарности трудящихся, скажете вы? Символ революции и непримиримой классовой борьбы, торжественные демонстрации? В России, кстати, 1 Мая давно переименовано в довольно безликий и даже какой-то языческий по формулировке «Праздник Весны и Труда». В Приднестровье придерживаются советской традиции в названии, что нам, ностальгирующим по большой и дружной стране, намного более по душе, ведь сердцу не прикажешь!..

Не обманут только названия улиц. Улицы 1 Мая до сих пор есть во многих городах стран бывшего СССР, а таблички на домах читаются этаким веским напоминанием о прошлом с побочной мыслью «не то, что нынешнее племя». Какая же она, улица 1 Мая, в Тирасполе?

Три тираспольских Фауста

В XIX веке о празднике 1 Мая, собственно, и не помышляли, а потому и улица недалеко от Днестра, параллельная реке, имела совершенно иное название – Садовая. Чтобы добраться до нее, нужно было пройти через трактиры на Рыбной (нынешняя улица Восстания) и через темноватую Клинцовскую (Горького), которая очень плохо освещалась. Садовая улица была первой от Днестра (и последней в городе), а также считалась одной из самых красивых. Дороги ее утопали в зелени, раскидистые деревья и лужайки радовали глаз путника. Однако если в центре дореволюционного Тирасполя улицы мостили, то вот до Садовой руки городских властей не доходили. Во время весенних паводков водные потопы здесь сменялись грязевыми.

Однажды местным жителям начала XX века М. Черниховскому, К. Шатохину и Н. Рудневу надоело терпеть большие потери урожая и чистить ботинки и брюки от непролазной грязи. Они написали в Думу и редакцию газеты «Днестровский край» жалобу, сохранившуюся на века: «Мы живем по Садовой улице в низменной части города, где все стоки воды скопляются именно здесь. Не говоря уже об убытках неисчислимых, причиняемых водой нашим жилищам, она, вода, положительно разоряет нас, бедных, уничтожая все наши посевы (…) Неужели глас наш останется вопиющим в пустыне? Не знаем. Но пока мы против управы возбуждаем иск за причиненные водой убытки».

Вот такие сознательные граждане жили больше века назад! В Новой Зеландии племя маори 160 лет судилось, чтобы реку признали юридическим лицом. Они считают ее своим непосредственным предком. Как это наши земляки тогда не решили подать в суд на водную стихию?

Нынешнюю тираспольскую дамбу построили только в 1981-1982 гг., но и она не спасла столицу от мини-наводнения в 2008 году. Вот тогда стоило провести спиритический сеанс и вызвать тех самых трех городских фаустов, неравнодушных борцов со стихией, «М. Черниховского, К. Шатохина и Н.Руднева» из газетной хроники – они бы поставили разбушевавшийся Днестр на место!

В начале века улица была окраинной, а на окраине, вестимо, селились всяческие асоциальные элементы в алых рубахах и с опасными бородами, потому малое количество фонарей тут никого не удивляло. Рядом Днестр и паром – можно в скорости покинуть город!.. Впрочем, и трудяги, и даже преуспевающие предприниматели на Садовой встречались. Среди частных домишек высилась городская мельница братьев Каменецких. Перед Первой мировой войной старый паролесопильный завод на Садовой выкупили купцы, братья Самуил, Зиновий и Борис Фалькевичи. Они занимались выработкой досок и брусьев, имели 7800 рублей годового дохода, а лесопилка работала на паровом двигателе. Чуть дальше размещалась новейшая на тот момент лесопильня Михаила Каменецкого с электрическим освещением и одним паровым котлом. Для ее обслуживания хватало семи рабочих.

Первый из маев встретим, товарищи, голосом, в пение сдруженным

После революции наступило время для повального брожения умов. На улице не нашлось места ни зажиточным братьям Каменецким, ни асоциальным элементам, некоторые из них, впрочем, сумели переодеться в коммунистов. После 1921 года большое количество улиц получили советские имена, которые носят и по сей день. История любит повторяться: застрахованы ли мы от того, что придут «новые люди» и на дома навесят таблички с новыми адресами?

Улица 1 Мая – звучно и красиво. Надеюсь, здесь изменений в ближайшее время не предвидится. Интересно, что именно по этой улице жители нашего города идут на традиционную маевку в сторону Днестра. Вот тут вам и воспоминание о Первомае! В России до 1917 года «маевкой» называлось нелегальное собрание революционно настроенных рабочих за чертой города в первый день мая. В советское время к этому обычаю добавились как нельзя подходящие к замыслу шашлыки.

 «Исток» улицы 1 Мая находится неподалеку от парома. Это сейчас его используют только редкие водители, а 100 лет назад, когда не было моста, паромщики имели неплохое жалованье! Впрочем, всю «малину» им портили как раз обитатели улицы, уверенные в том, что они должны ездить на пароме задарма. Паромщику же предъявлялась формулировка: «Ты что, дядя, мы – садовские!» (в смысле с Садовой улицы).

Воды утекло с тех времен достаточно много, но незримые духи задиристых парней и громко смеющихся девушек с Садовой витают на 1 Мая и по сей день. В наше время молодежь стала менее лихой, и летом по этой улице очень любят гулять веселые компании. Одно из излюбленных их мест – задняя площадка большущего дома №56, этакой «китайской стены» (хотя таковая уже есть на «Текстильщиках»), там, на ступеньках запасных выходов, старшеклассники и студенты «виснут» до позднего вечера.

Здесь нам есть к кому зайти в гости. На этой улице живет добрая знакомая редакции Нина Александровна Елагина (о ней в газете выходил очерк). Ветеран Великой Отечественной войны в прошлом году отметила 95-летие, так что пожелаем ей оставаться в добром здравии. Сюда Нина Александровна переехала в 1991 году с улицы Юности. Название «1 Мая», говорит ветеран, напоминает ей о тех сентиментальных временах, когда они, будучи пионерами, ко Дню международной солидарности трудящихся делали алые цветы из бумаги в качестве украшения к большому торжеству.

В советское время жилые дома для своих рабочих построили швейное и строительное объединения. Долгожданную жилплощадь получили сотни горожан и те, кто приехал в Тирасполь из других уголков Союза. Началась серьезная застройка, а бывшая «одноэтажная» Садовая превратилась в улицу десятиэтажек 1 Мая.

Рандеву с пустырем

Именно на этой улице рождаются почти все дети города. Еще бы, ведь по 1 Мая находится роддом! Или, если официально, ГУ «Республиканский центр матери и ребенка». Вот откуда здесь столько счастья на лицах случайных прохожих! Прогуливаясь вниз к парому, замечаем Дом ребенка. Он был открыт в столице в 1946 году, а в 2004-м переехал в здание дошкольного образовательного учреждения №53. Ребяческий, шебутной характер улицы дополняется еще двумя детскими садами – «Андриеш» (№20) и «Гнездышко» (№54).

Далее прохожий упирается в поликлинику №2. В детстве каждая поездка в нее с далекой улицы Карла Маркса была для меня настоящим приключением, а еще там продавали вкусные пирожные, которые чудесным образом снимали боль после всяких там уколов. Напротив поликлиники – теоретический лицей. Его здание было построено в 1981 году, и изначально там располагалась спортивная школа-интернат. Лицей появился уже 10 лет спустя.

Про что не рассказал я в своем путешествии от парома до роддома, так это про пустырь, о котором знает чуть ли не каждый житель города. Все здесь поросло бурьяном и кустарниками, а дикий зеленый цвет среди урбанистической застройки поражает нас неким несоответствием. Когда-то здесь стояли старые одноэтажные домики. Природа будто бы выказала свою дремлющую силу и, не особенно напрягаясь, отвоевала у цивилизации свою законную часть. Среди местных жителей ходили слухи, что на пустыре хотят строить то ли парковку, то ли сквер, то ли спортплощадку, но мне куда более по душе менее затратная идея – оставить все как есть. Вот этот нехитрый прием в житейских делах срабатывает лучше любой перестановки мебели каждое третье воскресенье месяца. По-моему, этот пустырь с дикорастущими растениями и является кусочком старой улицы Садовой на современной 1 Мая, живым памятником тому, как оно было тогда. Такое не воспроизвести ни одному ландшафтному дизайнеру. Я веду мысленный диалог с пустырем и слышу его могучую усмешку. Если смотреть на него так, чтобы в поле зрения не попадали многоэтажки справа от островка дикой природы, то можно на минуту представить себя человеком, жившим в Тирасполе полторы сотни лет назад, или услышать: «Эй, парень! Ты с какого района?». Впрочем, раньше про мифические «районы» у незнакомцев не спрашивали, как и сейчас уже не спрашивают.

В самом конце улицы, где располагается здание ЖЭУК, майский зной, кажется, напоминает путнику о его долгой дороге домой, расстояние между частными домами сужается, собаки задумчиво лают, а идти, размышляя, гораздо вольготнее, чем торопясь. На заборе читаю надпись: «Здесь был Дима З.».

Пожалуй, и я увековечу свое пребывание на улице 1 Мая (или Садовой?). Здесь был Андрей ПАВЛЕНКО.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.