Некиношный сюжет

Ни для кого не секрет, что достаточно большое число кинофильмов снимается на основе ранее изданных книг. В свою очередь большинство литературных произведений основывается на пережитом самим автором либо подслушанных им где-то рассказах.

Недавно я посмотрел вышедший на экраны ещё в далёком 1985 году фильм Александра Рогожкина «Ради нескольких строчек». Создан он был по мотивам сборника новелл «Дивизионка» писателя-фронтовика Михаила Алексеева. Был в фильме эпизод, когда «полуторка» с оборудованием типографии фронтовой газеты подрывается на мине. Никто, к счастью, не пострадал. Повреждённый грузовик вернулся в строй. Потери – засвеченная плёнка у фотокора, а главное – взрывом полностью разметало во все стороны типографский набор. Командование ничего слышать не хочет – газета должна выходить. Приказ есть приказ… И сотрудники «дивизионки» сначала тщательно перелопачивают окрестности, а затем, как заправские старатели, с помощью нехитрых приспособлений промывают грунт в поисках заветных литер. И вот тут я себя поймал на мысли: а ведь где-то подобный сюжет я уже слышал. На то, чтобы вспомнить, от кого и при каких обстоятельствах я узнал о потерянной в горячке боя «кассе», понадобилось не так много времени, и уже минут через пять я звонил своему коллеге Владимиру Ковалю. Договорился об интервью.

В историю с потерянным типографским набором попал его университетский преподаватель Андрей Захарович Окороков. Дело было в партизанских лесах на Орловщине. Он со своим товарищем и двумя сопровождавшими их «спецами» из НКВД был послан из Центра для организации на месте печати листовок и газеты «Народный мститель». Группа должна была доставить «кассу», краску и прочие типографские принадлежности, но на пути следования попала под миномётный обстрел. Набор размещался в ячейках специально сшитых для этого жилетов. «Первой мыслью, когда вокруг начали рваться мины, как рассказывал «Дед» (так студенты с любовью за глаза называли Андрея Захаровича), было нырнуть в болотную жижу, что он с сотоварищи и сделал. Вынырнул уже с пустым жилетом. Пришлось сапёрными лопатками заполнять грунтом предварительно освобождённые вещмешки. За их содержимым потом пришлось ещё раз сходить на это же место. Здоровяки-НКВДшники про себя тихо матерились, но доставили в расположение партизанского отряда ценный груз – четыре вещмешка грязи», – пересказал воспоминания своего наставника коллега. Дальше было всё, как в фильме. Правда, за водой на речку партизанам приходилось ходить с риском для жизни, но «касса» была спасена, и уже скоро началось издание партизанской газеты и листовок.

Естественно, что бумага была огромнейшим дефицитом. В ход шло всё: обратная сторона прокламаций оккупантов, ученические тетради. Последние особенно ценились, даже исписанные школярами. «Во время одного из боёв партизанам удалось захватить большое село. В местной школе удалось разжиться тетрадями, как абсолютно чистыми, так и исписанными, – рассказал мой собеседник. – Первые были без преувеличения настоящим кладом для «лесного издательства», но в ход шли и исписанные. Типографский текст накладывался поверх чернил. Хоть и с трудом, но всё же можно было что-то прочесть. Но особенно ценились обложки тетрадей. В общем, партизаны были рады любому клочку бумаги. Таким образом удалось до жителей оккупированной Орловщины доносить сводки Совинформбюро о положении на фронтах».

Андрею Захаровичу Окорокову ещё до Великой Отечественной довелось узнать, что такое война. Во время японско-китайской войны 1937-39 годов (затем она стала одной из составляющих Второй мировой войны и длилась до капитуляции Японии в сентябре 1945 года. – Прим. ред.) Советский Союз как мог помогал своему соседу. В Китай поставлялась боевая техника и оружие. Были в китайской армии и наши военные советники. Будущий журналист владел китайским языком, поэтому был командирован туда в качестве переводчика. Вторично он в этой стране побывал после войны уже собкором «Правды». Но был отозван в Союз ещё до тех пор, как начали портиться советско-китайские отношения.

В статье «Строки из огня», опубликованной в газете «Орловская правда» в марте прошлого года и повествующей о партизанской прессе на Орловщине, об Андрее Захаровиче Окорокове написано: «Журналист «Орловской правды» и редактор партизанской газеты «Народный мститель» Андрей Захарович Окороков уехал из Орла в Москву на учёбу. Работал в газете «Правда», был редактором Политиздата, защитил кандидатскую диссертацию по истории печати, стал составителем сборников «В.И. Ленин о печати», «Ленин – журналист и редактор». В течение десяти лет руководил кафедрой журналистики Высшей партийной школы при ЦК КПСС, в последние годы жизни работал профессором факультета журналистики университета в Кишинёве».

«Тогда в Кишинёвском госуниверситете ещё не было журналистского факультета. Было отделение при филфаке. «Дед» ходил по различным инстанциям, стучался в двери высоких кабинетов, и журфак был создан. Без преувеличения можно сказать, что он его отец-основатель», – вспоминает коллега.

Преподавал Андрей Захарович Окороков «Историю партийной печати». На эту тему им написано несколько трудов, основанных как на документах центральных архивов, так и, что называется, на местном материале. Кстати, если кто-то не знает, то в Кишинёве до революции была подпольная типография, где печаталась «Искра». Кроме работ по своей узкой учебной дисциплине он был автором и нескольких пособий для студентов по журналистике в общем. Например, был редактором учебника «Работа над словом. Язык, стиль и литературное редактирование газеты», по которому премудрости профессии постигало не одно поколение нынешней пишущей братии на просторах всего бывшего Союза. Им же в 1960 году написана биографическая книга об одном из известнейших дореволюционных российских книгоиздателей Иване Дмитриевиче Сытине. Андрей Захарович преподавал до последних дней своей жизни. Андрея Захаровича не стало в начале 90-х. Коллега не единственный из приднестровских журналистов, у кого в своё время преподавал Андрей Захарович. Несколько из них работают в нашей газете. Зачастую на перекурах речь заходит о студенческих годах, и все, кто когда-то учился на журфаке в Кишинёвском госуниверситете, с благодарностью вспоминают «Деда».

Ну а что касается киношного сюжета, то за давностью лет уже нельзя точно сказать, легло ли в основу одного из эпизодов книги Михаила Алексеева, а затем и фильма Александра Рогожкина именно произошедшее с редактором «Народного мстителя». Скорее, что таких случаев было много. И фронтовые, и партизанские газеты должны были выходить регулярно, чего бы это ни стоило. Печатное слово тоже приближало Победу, 74-ю годовщину которой мы отметим через несколько дней.

Сергей СТЕЛЕМАХ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.