Журналисты

Владимира Масленникова и Елену Сталинскую в свое время хорошо знала не только городская и республиканская журналистская братия – их имя не сходило с уст многотысячных читателей. Это были поистине акулы пера.

Елена Сталинская долгие годы работала зав. отделом писем «Днестровской правды», а потом возглавляла информационную службу на ПШО имени 40-летия ВЛКСМ, а Владимир Масленников (или Володя, как его называли коллеги даже тогда, когда он стал главным редактором «Приднестровья») начинал литсотрудником и много лет работал под ее началом. Наставник и ученик дружили как журналисты и люди.

В редакторском кабинете – вечный профессиональный беспорядок: на столе – груды бумаг, шкаф забит книгами. Здесь можно увидеть разную литературу: от писателя-классика до какой-нибудь для кого-то малозначимой брошюры. А есть еще отдельное место, где собираются архивные материалы – корреспонденция, письма, которые когда-то были использованы или еще до них не дошли руки. Увидел конверт, датированный 10 июня 2008 года. Читаю написанное рукой Владимира Масленникова: «Можно когда-то использовать. Журналист пишет журналисту. Может получиться интересно».

Не знаю, о чем думал тогда Владимир Серафимович, и я решил ознакомить читателя с этим письмом, увязав его с двумя событиями: сегодняшним профессиональным праздником журналистов и приближающимся юбилеем со дня рождения всем нам известной Валентины Сергеевны Соловьевой.

Вот это самое письмо: «Ты, наверное, поначалу догадался, что я получила книгу. Да, Димитрова передала с оказией и ее, и диск с записью юбилейного памятного вечера, и комплект документов по подготовке к юбилею, и кучу газет. Вторую неделю не могу прийти в себя – вся в смятении чувств. Телом – в Эрфурте, а душой – в Тирасполе, в нашем «светлом прошлом», как здорово выразился в «Золотых россыпях» Аверьянов.

Книгу прочла залпом, и не один, а два раза. Она поразила меня всем: и внешним видом, и содержанием. Молодцы, что сделали такую красивую твердую обложку, напечатали на отличной белой бумаге. Ну а содержание… Признаюсь тебе честно, в последнее время стало закрадываться сомнение: может, старею, с годами невольно приукрашиваешь прошлое. А тут читаю воспоминания и ловлю себя на мысли: мои чувства, мои переживания, мои слова. Обрати внимание, почти все воспоминания заканчиваются фразой: «Я счастлив, что работал (или свела судьба) с Валентиной Сергеевной. Значит, было это чудо, сотворенное ею, и мы все не только прикоснулись к нему, но и в какой-то степени были соавторами. Особенно удачны, на мой взгляд, воспоминания Анатолия Дзерновича (меня тронуло до слез, как нынешний крез вспоминает комнату в общежитии), Галины Андрус, Тамары Полецкой, хоть диссертацию пиши о становлении фабрики и людей. Дона Димитрова, как всегда, объективна и принципиальна, а потому очень достоверна. Рассказ Нины Бакалдиной о последних днях Валентины Сергеевны потрясает.

С интересом читала себя. Обнаружила, что ты хорошо проштудировал и «Директора», и «Человек будущего рождается сегодня». Я на прямые заимствования не решилась. Ты решился. А знаешь, неплохо получилось. Во всяком случае, многочисленные упоминания о том, что Валентина Сергеевна причастна к восстановлению театра, строительству завода имени Кирова и т.п., здесь обрели живую плоть.

Представляю, сколько ты потратил времени на «причесывание» всех наших материалов! А какой ценой далось композиционное решение книги и ее оформление, знаешь только ты. Наверное, немало поломал голову, прежде чем решил, как увязать свои впечатления от общения с Валентиной Сергеевной с нашими воспоминаниями. И решение ты нашел, по-моему, просто замечательное. Сквозная нить авторских «отступлений» скрепила всю рыхлую конструкцию повествования. Но главное, именно в этих «отступлениях» В.С.Соловьева – самая живая и человечная.

Удачными мне кажутся и другие находки: тематические подборки фотографий, краткие представления авторов воспоминаний, снимки каждого из них, особенно смонтированные с фотографиями нашей героини. И, наконец, «Золотые россыпи», с помощью которых ты так мастерски справился с лавиной воспоминаний. В общем, Володя, если ты считаешь меня своей крестной мамой, то я должна сказать тебе по секрету: я горжусь своим крестником. Ты подготовил хорошую книгу, создал достойный памятник Валентине Сергеевне. Если б она могла ожить, сказала бы тебе, думаю, то же самое. Несколько слов о себе. В прошлом году разменяла девятый десяток. В меру здоровья и сил стараюсь не стареть, поддерживать журналистскую форму. На досуге пишу невыдуманные истории – в основном по тираспольским воспоминаниям. В клубе провожу вечера о выдающихся деятелях русской культуры, в русской газете веду рубрику «Неизвестное об известном». Присылай «Днестровку» и твое «Приднестровье», буду ждать с нетерпением. До свидания. До встречи».

… Вот и все. Спешу отыскать на полке книгу Владимира Масленникова о Валентине Сергеевне Соловьевой и хочу скорее прочитать ее. При этом вдумываюсь в слова Елены Сталинской из ее письма автору. Хочу осмыслить и понять, что ими руководило, когда они писали. В который раз убеждаюсь: какие все-таки интересные люди, эти журналисты.

Александр ДОБРОВ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.