Большая семья

На чёрно-белой фотокарточке – бравые ребята, семь братьев Грибковых, все красавцы, статные с военной выправкой. А вот ещё одно фото, сделанное больше века тому назад, приблизительно в 1908-1911 годах, на котором родители, бабушки и дядя Валентины Егоровны Савенко. И ещё фото её старшей сестры – была им второй мамой. Все снимки жительница Бендер бережно хранит в семейном альбоме.

Повод прийти в гости к Валентине Егоровне приятный, ей исполнилось 80 лет, и она с удовольствием рассказала о своей семье. Мы отмечаем 73-ю годовщину Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Она выпала на долю всех её родных.

Раньше почти каждая семья была многодетной. И Валентина Савенко была 13-м ребёнком в семье. Некоторые умерли в младенчестве от болезней, которые в то время мало лечили. Выжили, выросли девятеро: семь парней и две девушки – старший брат Иван (1917 г.р.), сестра Антонина (1919 г.р.), братья Александр (1921 г.р.), Егор (в семье его все звали Юрием) (1923 г.р.), Пётр (1925 г.р.), Николай (1927 г.р.), Илья (1930 г.р.), Вениамин (1934 г.р.) и Валентина (1938 г.р.).

«На фронт были призваны отец Егор Егорович Грибков, сестра и три брата. Самый старший Иван был специалистом-железнодорожником, а потому на передовую хоть и просился, не взяли. Сестра Тоня – связисткой. Александр, когда началась война, учился в лётном училище, и его вместе с другими курсантами сразу отправили на фронт. Юрий служил в разведывательном батальоне. За ними защищать Родину пошёл и Пётр, которому на тот момент не было и 16 лет. Прибавив себе несколько годков, он попал в штаб действующих фронтовых подразделений (кадровым военным остался на всю жизнь). Эти были на фронте, а мама с нами, четырьмя малышами, – Николаем, Ильёй, Вениамином и со мной – осталась дома, жили мы в городе Алейске на Алтае. Брат-железнодорожник проходил ж/д службу в Рубцовске», – рассказала Валентина Егоровна.

Её отец Егор Грибков был участником двух войн – гражданской и Великой Отечественной. А во время второй войны при передислокации его эшелон фашисты полностью разбомбили, и к своим частям пришлось пробираться по снегу, в лютые морозы. Голодные и замёрзшие, они шли не меньше 20 суток. Тогда выжило всего трое, в том числе и отец нашей собеседницы. Но обострилось лёгочное заболевание, и после госпиталя в декабре 1943 года он был комиссован.

«Помню, как отец пришёл с войны. Мы жили в комнате на втором этаже двухэтажного деревянного дома. Я сидела на подоконнике и царапала на окне лёд, чтобы увидеть, что делается на улице. Заметила отца. Хотя мы все знали, что он на фронте. Побежала к дверям, на пороге уже стоял он, в заснеженной шинели, а усы от сильного мороза покрылись инеем. Бросилась ему на шею, а мама упала в обморок», – рассказывает Валентина Егоровна.

Через год комиссовали и брата Юрия, он пришёл домой на костылях. В эту самую пору сестра Антонина со своей частью была на севере Молдавии, в Бельцах. Её и ещё нескольких человек отправили в только что освобождённый Кишинёв. Зная, что отец в плохом состоянии и ему лучше будет на юге, она сделала специальный вызов семье. В  Кишинёв переехали в декабре 1944 года.

«Пришли на станцию к поезду, а народу видимо-невидимо, и все пробираются в вагоны. Отец больной, брат хромой, а нас мал мала меньше. Можете себе представить?! Меня как самую меньшую через головы закинули прямо в тамбур. Помню, как незнакомые люди подхватили на руки. А Венька, братишка, был юркий и пробрался в вагон. Потом пропустили брата на костылях, отца и мать. Начали свой путь 10 декабря, в Свердловске встретили Новый год, и где-то 10 января попали в Одессу. А оттуда уже в товарных вагонах прибыли в Кишинёв. Нашли сестру и все вместе поселились в одной комнате», – вспоминает Валентина Егоровна.

Через 2 года вернулся и брат Сашка, после войны он работал на авиационном заводе в городе Кимры. После него приехал служивший в штабе другой брат – Петр, сразу с направлением в военкомат, где и продолжил служить уже после войны. Немного позже из Рубцовки по направлению на железную дорогу прибыл и старший брат Иван. Он был начальником дороги, потом большим партийным работником, заведовал отделом транспорта. Юра, хоть и не мог обходиться без костылей, сумел окончить автодорожный техникум и стал мастером автодорожного хозяйства. А Николай был водителем, а потом в связи с ухудшением здоровья переквалифицировался в портного и преподавал в училище. Илья стал прекрасным слесарем-сантехником, окончил Кишинёвское ремесленное училище. А Венька отлично разбирался в электрике, окончил профильный техникум. Сестра Антонина после войны была домоуправом. Мужа потеряла на фронте и больше замуж не вышла. Стала всем младшим второй мамой.

А за плечами Валентины Савенко два неоконченных института: Кишинёвский госуниверситет, химический факультет (пришлось оставить по болезни), и медицинский. Между учёбой была работа в трикотажном ателье при фабрике «Стяуа Рошие». Учёба прерывалась по семейным обстоятельствам. Супруг Валентины Егоровны был военным – 18 раз ей приходилось паковать чемоданы и всё имущество. Но никогда не жаловалась, надо – значит надо, собиралась и ехали, куда направляли мужа. Исколесили весь бывший Союз и остановились в Бендерах по последнему месту службы супруга.

В настоящее время из такой большой семьи Грибковых Валентина Егоровна осталась одна. На ее юбилей собрались внуки и племянники. Вспоминали в тот день и тех, кого нет рядом. Традиция семьи – собираться всем вместе не только в праздники, но и в трудные моменты жизни каждого, осталась.

Греют душу детские воспоминания, когда жили одной большой дружной семьёй. «Мама рассказывала, что к праздникам – Пасхи, Рождеству – отец справлял всем новые сапоги, а мама новые рубашки и штаны шила. И как только рассветало, папа брал гармошку, и все ребята шли за ним. «Грибок пошёл со своими грибчатами», – говорили соседи. А маму звали Грибчихой. Когда мы собирались семьёй, целый ансамбль получался. Отец был очень весёлым человеком, никому не давал сидеть на месте – всех выводил в круг плясать».

«Помню вкус маминой пшённой каши на молоке, что варила в чугунке. А толчёная картошка была такая вкусная, душистая – объедение. Из лакомств – только мёд, и то его весь Венька-сладкоежка съедал. После войны жили очень скромно, у меня одно нарядное платье было на два-три года. Война научила экономии и бережливости. Особое отношение сохранилось и к хлебу, не понимаю, как можно его выбрасывать».

Рядом с Валентиной Егоровной всегда любимые дочь и внуки. А ещё она занимается общественной деятельностью, возглавляет в городе первичную организацию ветеранов войны, труда и Вооружённых сил, а семейный фотоальбом часто показывает внукам, чтобы знали родных, предков, чтобы помнили их.

Светлана Осадчая, г. Бендеры.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.