Не ради плана, а гораздо большего

Газета продолжает публиковать материалы о бывшем директоре швейной фабрики имени 40-летия ВЛКСМ, Герое Социалистического Труда Валентине Сергеевне Соловьевой в канун 100-летия со дня ее рождения.  

Будучи прошлым летом в Москве в редакции «Российской газеты», познакомился с обозревателем Юрием Макарцевым. Оказалось, журналистские пути не раз приводили его в Тирасполь, он знает многих наших людей. Вспомнили о Валентине Сергеевне, с которой, как сказал он, имел счастье познакомиться и не раз потом встречался. Он охотно передал редакции для опубликования в нашей газете один из своих материалов-воспоминаний, и мы с удовольствием знакомим вас с ним.

Советского Союза уже не было, страна переходила к новой экономике. Незнакомой ранее для всех, во многом непонятной. Директору нитки, фурнитуру приходилось доставать обходным путем, благодаря своей предприимчивости и знакомствам. Большую роль в управлении производством играло искусство «директорской дипломатии». О тонкостях ее Валентина Сергеевна мне рассказывала подробно. Ее «выигрыши», добытые в Москве, в Кишиневе, Тирасполе, можно увидеть и пощупать руками. Все вопросы управления в объединении разделены на целевые блоки, и каждый из них курирует один из ее семи заместителей и помощников.

 Главной козырной картой Соловьевой на производстве всегда была созданная со своими единомышленниками тираспольская школа передового экономического мышления, главным «гвоздем» которой являлась комплексная система управления качеством. За эту новинку группа работников объединения была удостоена Государственной премии СССР. Оценивая экономические изобретения своего времени, швейники посчитали, что госприемка – вещь неплохая, но она – для слабых. Качество в Тирасполе – это передача точно сделанной работы из рук в руки, за чем следит внутренний пооперационный контроль.

– Юра, – это она мне, – мы ломаем голову над новой моделью экономического соревнования. Помоги, а?

– А как же сквозные бригады отличного качества? – напоминаю ей о совместном изобретении тираспольских швейников и «Комсомольской правды». За их внедрение группа молодых специалистов предприятия получила звание лауреатов премии Ленинского комсомола.

– «Сквозная цепочка» сегодня должна быть хозрасчетной. Надо платить торговле. Но мы еще пока не заработали денег на премии торговым работникам.

Так точно и просто было сказано.

В свое время членом редколлегии журнала «Смена» был Герой Социалистического Труда, самородок из рабочих Владислав Сериков. Запомнилось его первое выступление на редколлегии «Смены», в котором говорилось о людях со звездами на груди: иные из них, забыв всякий человеческий стыд и гражданский долг, стали обыкновенными потребителями социальных благ, стригут купоны со своих наград, превратились в сытых людей. С вручением им звезд – есть такое явление в социальной жизни – гаснут личности.

Золотую Звезду Героя Социалистического Труда Валентины Сергеевны Соловьевой я ценю: она выстрадана и отработана хозяйственным риском, смелостью, непримиримостью к косности и рутине, очковтирательству и демагогии. Во времена, когда руководителей только назначали, и, вроде бы, по-другому быть не могло, в одной бригаде молодые швеи организовали деловую игру «Комсомол управляет производством». Тогда Валентине Сергеевне позвонили из Кишинева, и она услышала по телефону иронию высокого должностного лица: «Если ваши комсомольцы так прекрасно справляются с делами, может, вы, руководители, на предприятии уже не нужны?».

На ее строгом директорском пиджаке награда – это не бижутерия, не деталь туалета… Вот Соловьева облокачивается, и звездочка мягко стучит о край рабочего стола. О чем думает? О чем болит душа?

Еще одно воспоминание. На итоговой конференции утверждался годовой коллективный договор администрации и коллектива объединения. Как водится, выступила женщина, профсоюзный руководитель из отраслевого министерства. Она «сорвала» жидкие аплодисменты зала, когда пригрозила в ультимативной форме «закрыть производство», если не будут улучшены условия труда, призывала ускорить внедрение полного хозрасчета, «сватала» тираспольчанам получивший одобрение почин. Валентина Сергеевна, помню, расстроилась.

Я тоже не верю «заботившимся», которые, следуя моде, толкают зажигательные речи с трибуны, требуя немедленных социальных перемен. В экономике чудес не бывает, в ней одно вытекает из другого. Тем более, сегодня, когда лучшую жизнь добрый дядя из «центра» не даст – ее надо зарабатывать.

Я разговаривал с оратором после конференции.  «Кто вам писал доклад? –спросил тогда напрямик у оратора. – А вы знаете, что нормативы таковы, что предприятию невыгодно выпускать сверхплановую продукцию? Вот где бы вас услышали… И зачем тираспольчанам «заемный почин?». «Этот почин уже одобрен», – был ответ.

– Хочу поразмышлять о положении нашей женщины, – сказала Герой Социалистического Труда В.С. Соловьева, поднявшись на трибуну заседания, которое проходило в Москве, в Комитете советских женщин. – Мать не может справиться с одним ребенком, а мы воспитательнице в детском саду поручаем тридцать ребятишек. И платим ей как за малозначащую работу, в два раза меньше, чем грузчику. Когда дети идут в первый класс, каждая мать нервничает: как дитя без нее уйдет в школу, хорошо ли оденется, не опоздает ли, кто его встретит, накормит? Ребенка раньше рисовали с крестом на шее, сегодня его впору изображать с висящим на шее ключом.

– Товарищ Соловьева! – прозвучало в микрофон. – Заканчиваются ваши десять минут.

– Другим, – заметила Валентина Сергеевна, – давали выступать минут по пятнадцать-восемнадцать. Ладно, заканчиваю, хотя далеко не все издержки женского равноправия я упомянула.

– К тому времени, Юра, – обратилась ко мне, – вышло положение о льготах для женщин, имеющих двоих детей. Декабрь, план горит, и вот представь, шестьсот работниц просят полагающийся им трехдневный отпуск – это равносильно тому, что 2000 человек не выйдут на работу. Я уговорила всех воспользоваться льготными днями в следующем году. Отгуляли. Но кто заменил отсутствующих? Те женщины, у кого взрослые дети или один ребенок в семье. Поскольку планов никто не отменяет, планы растут, роботов у нас нет, льготы, предусмотренные для студентов, многодетных матерей, пенсионеров, оборачиваются дополнительными нагрузками для работниц.

– Значит, –  предположил я, пытаясь угадать, куда клонит генеральный директор, – для достижения фактического равноправия нужна еще одна революция?

– Да, именно так, – откликнулась Валентина Сергеевна, – революция не кончается на том этапе, когда совершился переворот. Она продолжается в каждодневном столкновении старого и нового.

– А как же быть с равноправием?

– Лет десять назад в Госкомтруде СССР я предлагала провести на нашем предприятии эксперимент. Неплохо бы женщин, у которых дети-школьники, организовать в отдельные бригады. Разрешить им «щадящий» рабочий режим, чтобы успевали детей в школу провожать и смотреть за ними после окончания занятий.

По данным социологов, неполный рабочий день для женщин, к сожалению, еще слабо распространён. Их исследования показывают, что большинство женщин не согласились бы оставить работу, даже если бы мужья зарабатывали достаточно. У матерей-одиночек так вопрос вообще не стоит. «Наша страна занимает первое место в мире по уровню занятости женщины в общественном производстве», – когда-то мы вставляли эту фразу в доклады как свидетельство социальных завоеваний. Но чем гордиться? Тем, что на производстве современная женщина затрачивает 2184 часа в год и еще 2789 часов отдает вахте в домашнем хозяйстве? У нас, к сожалению, до сих пор не существует таких научно обоснованных понятий, как «женская отрасль», «женская работа», «рабочий день для женщины», со своими особыми, милосердными к слабому полу социально-экономическими нормативами… Сегодня наше общество на пороге важных социальных перемен, и думается, мы созрели для того, чтобы подумать о расширении льгот для трудящейся женщины.  Хорошо бы в планах перестройки предусмотреть концепцию экономического подхода к проблеме равноправия: зарплата, режим труда, его санитарно-гигиенические условия и т.д. Не будем забывать, что свободное время женщины для общества не менее ценно, нежели самая выдающаяся ее производственная работа. Она жена, мать, дочь – везде и во всем ей надо успеть.

Валентина Сергеевна Соловьева была абсолютно права. Ее забота о женщине-труженице была не ради достижения высоких производственных показателей и плана, а гораздо большего.  Благодарные швейники чувствовали это и помнят.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.