О мужчинах – серьезно и не очень

Сотрудничество разнополых лиц… затрудняет главным образом то, что женщины не употребляют существительных. Если мужчины хозяйничают вместе, один просит другого: «Поставь эту миску в другую, побольше, которая стоит на верхней полке буфета». Женщина скажет: «Поставь вот это в то, вон туда». Если же вы спросите, куда именно, она ответит: «Ну, туда!» и рассердится.

Клайв Стейплз Льюис

«Космическая трилогия».

 

Когда мы, женщины, говорим о мужчинах, выходит очень забавно. Выходит, что это и не люди совсем, а существа инопланетные. Скорее всего, это не так. На сто процентов утверждать не берусь, но что-то подсказывает мне, что мужчины такие же люди, как и мы с вами. Со своими желаниями и страхами. С комплексами или без них. Со своими планами на будущее, которые иногда лишь корректирует бутылочка пива, например. А если серьезно…

 

Мы порой смеемся над нашими мужчинами, ну так, по-доброму. Иногда мы на них сердимся, очень часто спорим с ними. Изредка нам кажется, что без них было бы проще и спокойнее. Но все это самообман. Без них не было бы ничего. Утреннего макияжа, вечерних масочек для лица и невероятных кулинарных рецептов – не было бы. Если бы не мужчины, то для кого все это? К тому же, мы, женщины, любим поворчать. И мужчины дают нам массу поводов для этого: не уступил место в маршрутке, ест перед телевизором, спит перед телевизором, живет перед телевизором… Болеет так, будто в последний путь собирается. Мы сердимся, мы их воспитываем, мы пытаемся их изменить. Ну хоть на чуть-чуть. Напрасно. Мужчин нужно любить. Не залюбливать, а именно любить. Уважать, то есть. Не уступил место в маршрутке – наверное, очень хотел, но просто задумался. Ест перед телевизором – экономит время, сейчас встанет и побежит выбрасывать мусор. Я уверена, что в наших мужчинах собрано все самое лучшее, что только может быть в человеке…

Многие барышни наберутся смелости оспорить это: заведут старую пластинку о несостоятельности современных мужчин, их излишнем себялюбии, изнеженности, нарциссизме. Понимаю, верю, бывает. Но все же… Когда у нас с мужем родился сын, он так держал его на руках, что я, растрогавшись, тут же уходила на кухню делать мужу узбекский плов по его рецепту и тушить его любимое мясо. Когда у малыша болел животик, а по телевизору шел исторический футбольный матч, муж качал сына на руках несколько часов подряд, стоя, и шепотом болел за любимую команду. Потом малыш подрос, и наш папа отодвигал от стенки диван и устраивал из-за него для нас кукольное представление с носками и разными игрушками. Сын заливался хохотом, и тогда я понимала, что смогу простить мужу даже отсутствие рвения в помощи по дому в выходные дни. Когда я болею, муж всегда держит меня за руку. Даже если это ночью, и даже если он ворчит, что безумно хочет спать, он все равно держит меня за руку, или бежит за лекарствами, или  уговаривает, что это еще не смерть, что придется еще немного «помучаться». Когда он везет нас с ребенком на занятия, хотя устал, и только с работы, и хочет есть, я начинаю подозревать, что все-таки в мужчинах есть немного инопланетного. Пусть самую малость. Этого достаточно, чтобы сегодня, накануне 23 февраля, захотелось сказать нашим папам, мужьям, сыновьям: «Мы в вас нуждаемся, мы вас любим, и если и стараемся вас немного переделать, то это только для вашей же пользы! Поздравляем! И сегодня вам можно все, даже праздничный обед перед телевизором!».

 

Татьяна

Астахова-Синхани.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.