Личное отношение

Игоря Викторова,
корреспондента.

 

Есть ли надежда у «Надежды»?

 

В последнее время всё больше и больше находится любителей поговорить о сохранении исторического наследия. Вот только зачастую мы не замечаем того, что находится рядом с нами и представляет историческую ценность. Например, прогуливаясь по набережной Днестра и глядя на  огромное (по днестровским, конечно, меркам) судно, многие из тираспольчан и не задумываются, что перед нами настоящая реликвия. Сегодня на её борту начертано «Вольф», а ещё не так давно она была «Надеждой». Ей в этом году исполнится 82 года.

Это головное судно из серии первых дальнемагистральных речных пассажирских теплоходов советской постройки. Некогда работал на Каме и Волге, обслуживая линию Пермь-Астрахань. Первоначально звался «Военмор Ворошилов». Спустя три года после того, как был построен в Горьком на заводе «Красное Сормово», теплоход  поменял имя на «Маршал Ворошилов», а в 1958 году – на «Комсомол Урала». Его три родных брата («Сергей Киров», «Советская Конституция» и «Георгий Седов») давно уже канули в Лету. Может быть, то обстоятельство, что он оказался в Тирасполе, и спасло его от того, чтобы после нескольких лет пребывания в отстое после списания отправиться в сталеплавильную печь. Предполагалось, что списанный теплоход станет плавучей гостиницей. Его пытались использовать в этом качестве. Внутри я не был, но снаружи впечатление бывший «пассажир» оставляет несколько угнетающее. А ведь он мог бы стать одной из достопримечательностей столицы. В мире можно найти немало и более почтенных по возрасту кораблей и судов, навсегда «посаженных на цепь». Они прекрасно вписались в городские пейзажи. Туристов всегда привлекали отзвуки давно ушедших эпох.

К слову, до «Военмора Ворошилова» на том же месте стоял колёсный пароход «Юрий Крымов». Попал в Тирасполь он с той же целью, что и «Военмор Ворошилов», – для переоборудования в плав-гостиницу. В Бендерах был однотипный «Матрос Вакуленчук». Оба были  построены в Венгрии, соответственно в 1956 и 1954 годах. «Юрия Крымова» перегнали в Каролино-Бугаз, где он использовался до начала 90-х годов как плавгостиница. После пожара судно было продано на разделку в Румынию. «Матросу Вакуленчуку» повезло больше.  В 1989 году он вернулся на родину, где его планировали сделать отелем на плаву. Но этим планам сбыться было не суждено. Венгрия, как и все соцстраны, тогда переживала не лучшие времена. Судно простояло в затоне родного завода, пока из-за протечки корпуса не легло на грунт. Его, правда, подняли в 1998 году. Судя по всему, от своей затеи ещё не отказались. По крайней мере, в Интернете удалось найти информацию о том, что  «Матрос Вакуленчук» до сих пор находится там, куда его привели в 1989 году. Если бы его решили разрезать, то сделали бы это уже давно, но, видимо, венгры его решили сохранить и как просто красивый корабль, и как реликвию своего отечественного судостроения.

Спросите, а на какие деньги сделать капитальный ремонт и попытаться восстановить (хоть в виде «декорационных» трубы и ходовой рубки) первоначальный облик будущей тираспольской достопримечательности? Кто-то может заметить, что у судна есть законный владелец, которому и решать, как его дальше использовать. А кто сказал, что кто-то, в чьей собственности находится, например, архитектурный объект, вправе делать с ним что заблагорассудится?  Для начала бывший теплоход следовало бы внести в республиканский реестр памятников. Как уже было сказано выше, он того заслуживает, хоть и никогда «не бегал» по Днестру и имеет очень опосредованное отношение к нашему краю. Но его историческую ценность стоит рассматривать в масштабах всего постсоветского пространства.   Не исключено, что найдутся энтузиасты, которые примут непосредственное в этом участие. Приведу лишь один пример. В Санкт-Петербурге есть железнодорожный музей. Некоторые его экспонаты прибыли туда своим ходом сразу же после списания. Другие же, и их, кстати, подавляющее большинство, разыскивались неравнодушными людьми по тупикам и кладбищам подвижного состава (официально они зовутся базами хранения) по всей России. Естественно, что состояние этих экспонатов тогда было далёким от музейного…

Как использовать бывший теплоход после того, как он получит «охранную грамоту»?  Вот тут вариантов много. Плавгостиница, музей, культурно-развлекательный центр и так далее, и тому подобное.  Главное – сохранить его…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.