Успех никогда не был самоцелью

Коллектив, которым он руководит, колоритен, не похож на прочие, неповторим. После их концертов ты чувствуешь себя не просто отдохнувшим, но и вдохновленным. Сделать материал о руководителе квинтета «Либерти» мне хотелось и прежде, и вот в рамках нашей рубрики «За чашечкой кофе» – появилась такая возможность. К тому же два месяца назад музыкант получил звание «Заслуженный артист Приднестровской Молдавской Республики».

Дмитрий Шеремет без всяких «но» согласился дать интервью. Было довольно раннее утро, мы с корреспондентом и фотографом Николаем Фечом поднялись на третий этаж Дворца Республики и постучали в дверь кабинета руководителя квинтета «Либерти». Дмитрий встретил нас улыбкой и предложил присаживаться на удобные диванчики. На столике возле них уже стояли чайник с ароматным чаем, коробка конфет и вазочка с аппетитным печеньем. Нас ждали. Это было очень приятно и сразу настраивало на дружеский лад. Пока мы рассаживались, я успела окинуть кабинет взглядом: у окна разместились полки с самыми разными книгами, здесь было много приключенческой литературы. Казалось, этот  кабинет – второй дом его обитателя.

– Шла к Вам на интервью и думала: неужели еще с детства Вы мечтали стать музыкантом? Ведь детям свойственно представлять себя взрослыми в какой-либо профессии.

– Нет, мысли такой не было. Я сам родом из Каменки, из этого красивейшего места Приднестровья. В детстве любил животных, любил природу, поэтому и выбирал между профессией ветеринара и лесника (улыбается). Но так сложилось, что родители отдали меня в каменскую музыкальную школу для того, чтобы я чем-то занимался. Тем более моя старшая сестра училась в этой школе, и я шел уже по проторенной дорожке. Начал с аккордеона, затем занимался на трубе, окончил школу, обучаясь игре на валторне. Пел, играл на гитаре в вокально-инструментальном ансамбле. У меня была интересная творческая жизнь с самого детства.

– Значит, все было предрешено судьбой?

– Если говорить честно, даже обучаясь уже в музыкальном колледже в Тирасполе, я до конца не был уверен, что буду профессионально заниматься музыкой. Возможно, и успех какой-то, и достижения пришли именно потому, что они никогда не были для меня самоцелью. Просто я старался качественно выполнять свою работу и постоянно повышать профессиональный уровень. Поступил на вторую ступень, получил высшее музыкальное образование как дирижер и как артист ансамбля. В прошлом году окончил Московский финансово-промышленный университет по направлению «менеджмент». Для чего? В своем коллективе я занимаюсь и этой работой: продюсерством, продвижением коллектива. И вот уже 23 года я работаю в области культуры Приднестровья.

– Не устаете от того, что нужно постоянно учиться, расти, узнавать новое?

– Это стимулирует, заставляет постоянно находиться на острие, быть в форме. Я же не просто руководитель, работающий за компьютером. Я выхожу на сцену со всеми, я артист. И если как руководитель не буду соответствовать тому уровню, которого достигли мои музыканты, то как смогу заставить их что-либо исполнить, если сам не могу этого сделать.

– Я была на ваших концертах, и не один раз. И они резко отличаются от прочих. Вы любите «пошалить». Практически через все ваши выступления проходит юмор, который придает концертам неповторимую харизму. Это задумка такая или Ваша сущность?

– Все в комплексе. Очень важным фактором является этот синтез психологического общения артистов на сцене и с публикой со сцены. Ведь музыканты нашего коллектива тесно дружат между собой и в жизни. Мы ходим друг к другу в гости, знаем друг о друге очень многое. И наши поездки на фестивали способствуют сближению, тесному общению, выходящему за рамки только работы. И на сцене это видно. А что касается юмора, у нас и музыка такая – позитивная.

Мы заняли эту нишу в культуре Приднестровья, поскольку никто до сих пор диксилендом у нас не занимался так основательно. А мы решили сделать это и пустить его на большую профессиональную сцену. Эта музыка востребована на протяжении последних ста лет во всем мире. У нее были спады, были и подъемы, но она является основополагающей в становлении джаза как такового.

– А возраст тех, кто интересуется ею и ходит на ваши концерты, какой?

– Это большей частью не юный возрастной контингент. Постоянный наш зритель – взрослый. Молодежи много тоже, бесспорно, но людей старшего возраста куда больше. Возможно, сказывается то, что подобную музыку люди слушали в своей молодости, в советские годы. Музыка эта очень жизнеутверждающая, а жизнелюбие присуще как раз тому поколению. Молодежь же приходит, уходит, кто-то задерживается. Что касается юмора, у нас был случай, когда ко мне подошел мужчина в годах, с медалями на пиджаке и сказал: «Вы знаете, мы были на прошлом вашем концерте и слегка разочаровались, потому что не Вы вели его в прошлый раз». Я объяснил, что бывают концерты, когда формат обязывает, чтобы его вел специальный ведущий. А бывают наши тематические концерты, когда мы можем себе позволить пообщаться со зрителем, вызвать его на сцену или самим выйти в зал… Иногда мы импровизируем. Иногда идеи рождаются спонтанно. Если мы играем в Малом зале Дворца, то на «Мэрцишор» мы дарим женщинам подснежники, под Новый год детям – мандарины. Мы говорим тем самым зрителям, что здесь им будет хорошо и легко.

– Пользуетесь ли вы такими «приемами» на международных фестивалях и конкурсах?

– Да, и они так же хорошо влияют на членов жюри. Они отмечают, что мы открыты, доступны.

– А казусные ситуации? Артистам без них никуда! Можете вспомнить какую-то?

– Миллион! Многое можно вспомнить, не все можно рассказывать (смеется). Мне на ум сразу пришла прошлая поездка в Польшу на международный фестиваль, откуда мы привезли Гран-при. Организаторы мероприятия в Польше не нашли приднестровского флага. Но у нас наш флаг всегда с собой. Сейчас он здесь в кабинете. Но мы возим его на все мероприятия. И вот в разных концертных залах в Польше мы доставали наш флаг и водружали его между прочими флагштоками.

– А о Приднестровье знают во многих странах и государствах?

– На постсоветском пространстве – конечно. Дальше – по-разному. Но ни одна наша международная поездка не проходила не под флагом Приднестровья, это наше главное условие и принцип.

– А если от казусов уйти в серьезную плоскость. Если поговорить о взлетах и падениях – ведь они бывают у любого человека. И у любого коллектива, должно быть…

– Это связано больше с психологическими моментами: у нас за последнее время сменилось два участника коллектива. По разным причинам. И тогда нужно заменить человека, ввести нового – в репертуар, в режим и график работы, в манеру наших выступлений, в коллектив. Другой момент – это когда возникают сложности с организацией поездок за пределы республики. Ведь любая поездка стимулирует, дает новый всплеск вдохновения. По возвращении ты наполнен новыми эмоциями, впечатлениями, хочется покорять новые и новые вершины. Впрочем, у нас насыщенная творческая работа во Дворце Республики в рамках самых различных мероприятий. Мы много ездим и по Приднестровью.

– Знаю, что Вы являетесь инициаторами проведения Международного фестиваля духовой и джазовой музыки имени Юрия Батуева – «Фанфары Днестра», на который приезжают исполнители из Молдовы и Украины. В рамках данного фестиваля проводится отдельный концерт с детьми, учащимися музыкальных учреждений.

– Верно, и для них это возможность выйти на большую сцену, показать себя, сыграть со взрослыми музыкантами. У нас есть одна история. Когда-то на электронную почту нашего коллектива пришло письмо: «Здравствуйте, меня зовут Владимир, я из Измаила. Несколько лет назад я впервые увидел вас на музыкальном фестивале на набережной Ялты и после этого решил заняться профессионально музыкой. Сегодня я учусь в Одесском музыкальном колледже и планирую поступать в Одесскую академию музыки». Сегодня этот парень, Владимир Артеменко, уже выпускник академии. В прошлом году он приезжал к нам и выступал с нами. Вот почему мы считаем, что работать с детьми и для детей очень важно. У нас в Приднестровье есть такие же истории.

– Фестиваль «Фанфары Днестра» – можно сказать, ваша визитная карточка…

– Я очень надеюсь, что ежегодным станет еще один наш проект, который в этом году мы впервые провели в рамках «Мэрцишора». Концерт приднестровских композиторов, пишущих в различных жанрах.

– Что первостепенно для Вас как для музыканта?

– Многие мои знакомые говорят, что по-доброму мне завидуют. Потому что я занимаюсь любимым делом. Мы выходим на сцену и получаем от этого удовольствие. Но мы трезво понимаем, что бывают моменты, которые были не «ахти» и нужно над ними работать. Я не волнуюсь за исполнительство каждого из артистов по отдельности. Я могу волноваться за то, чтобы все прошло без сбоев. Срывы бывают, и это нормально, мы живые люди. После каждого выступления мы анализируем, что получилось, а что не очень. И я всегда готов и даже настаиваю на том, чтобы высказался каждый, чтобы каждый принимал участие в обсуждении.

– Выходит, Вы не деспот?

– Нет, но могу им быть в тех моментах, когда это нужно. Все, кто со мной работают, знают, что я очень серьезно отношусь к пунктуальности. Минута опоздания может обернуться неприятностью для опоздавшего. Это не моя прихоть, это важно для работы. А перед отъездом на фестиваль я всегда прошу всех показать паспорта. Потому что бывали случаи, когда человек забывал паспорт или брал отцовский вместо своего.

– А если говорить о другой стороне жизни, важной для Вас, но не профессиональной? Расскажите о других Ваших гранях, не известных широкой публике.

– Бесспорно, семья на первом месте. Двое сыновей: Илья, которому 13 лет, и Саша, ему 6. Я всегда говорю о том, что мне комфортно в профессиональном плане, потому что у меня хороший тыл. Моя супруга Наталья тоже музыкант, она завуч детской музыкально-хоровой школы «Фиричел». Она понимает меня и во всем поддерживает. Что касается хобби, у меня есть место, где я расслабляюсь и частично возвращаюсь в детство, – это дача. Моя отдушина, где у меня есть всего понемногу: и земля, и воздух, и тишина… Я же вырос на земле, поэтому с детства был приучен к такой работе. В Каменке у меня живет мама, много друзей, и я по-возможности стараюсь туда приезжать.

– Ностальгия «преследует» Вас в эти приезды?

– Конечно. У меня было очень хорошее детство, насыщенное позитивными моментами. Мы с родителями ходили в походы с ночевками, в лес на берег озера. И сегодня мои дети так же с удовольствием остаются ночевать на даче или в палатке в лесу. Я стараюсь дать им то, что дали мне мои родители в детстве. У меня прекрасные воспоминания: ведь я жил в Каменке, наверное, на самой красивой высокой улице под соснами, на Пионерской улице. Там все из детства.

– А какой Вы человек? Говорить о себе самому сложно, и все же – попробуем?

– (Смеется). Мне кажется, доступный. Открытый для общения, простой. Возможно, такой я не для всех. Ведь я отвечаю за свой коллектив, за людей, потому порой приходится принимать определенные решения, дабы защитить их от негатива. Принимать решения, которые во благо коллектива, но кому-то не нравятся. Еще я люблю читать и свое свободное время часто посвящаю этому. Даже здесь Вы можете видеть стопку книг. Я в детстве прочел немало приключенческой литературы, и страсть к ней у меня осталась до сих пор. Люблю поэзию. Асадов, Есенин, Блок… Романтики. Чем более позитивная у тебя работа, тем больше хочется отклониться в другой вектор и немного погрустить. Потому и музыку я часто слушаю классическую, под которую можно подумать.

Я люблю автомобиль свой. Без него уже себя не мыслю. Что касается быта, то тут я умею, пожалуй, все. Начиная от заливки фундамента, заканчивая настилом крыши. Варю электросваркой, собираю отопление, сантехнику, кладу кафель, выравниваю стены… На даче я сам себе придумываю задания. Осенью построил сарай, сейчас варю арку для винограда. И для меня это тоже момент расслабления.

– А как же стереотип, что творческие люди ничего не умеют делать по хозяйству?

– Речь, скорее всего, о ленивых творческих людях (улыбается).

 – Это было Ваше желание – уметь делать все по дому, или папа в детстве учил?

– Сколько себя помню, сидел у папы за рулем мотоцикла или автомобиля, дома был вовлечен во всевозможную работу.

– Папа гордился Вами, когда Вы стали музыкантом, а затем – руководителем «Либерти»?

– Гордился. И мама гордится. Папа всегда был в курсе всех моих дел, узнавал, что нового, мы часто созванивались. Он был ироничным человеком.

– Ваше чувство юмора досталось Вам по наследству?

– Да, мой папа, которого уже год нет с нами, шутил всегда и весьма своеобразно. Помню такой случай: меня как-то пригласили в жюри на конкурс в Ялту. Когда отец об этом узнал, то спросил меня: «А никого ближе не нашли?». В этом было все: и гордость за меня, и ирония. Подобная манера шутить передалась и мне.

Есть такие люди, при встрече с которыми случайно в городе всегда становится тепло на душе. Наверное, оттого, что они искренне, не деланно, или потому что «так положено», приветствуют тебя как доброго знакомого. Это читается во всем: во взгляде, в наклоне головы, в улыбке, в жестах. Такое «сыграть» невозможно. Одним из таких людей для меня и для многих других, несомненно, является Дмитрий Шеремет, руководитель квинтета «Либерти». Моя журналистская встреча с ним зрела долго, и вот случилась. Одна из немногих, которая оставила приятное послевкусие чая с нотками летних трав и мяты, по-настоящему честного разговора «без купюр» и ответов на самые главные вопросы в жизни каждого человека.

Татьяна  Астахова-Синхани.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.