Почти детективная история

У любого населённого пункта – большого или малого – есть хозяин, который именуется главой государственной администрации и который отвечает за его жизнедеятельность и хозяйство. В советскую эпоху такого руководителя называли председателем исполкома Совета народных депутатов, и на нём лежали те же обязанности.

За 57 лет у Днестровска сменилось около полутора десятка глав, и практически каждый из них оставил памятный след в истории города. Ниже пойдёт рассказ об одном очень значительном эпизоде из деятельности Хамита Шайхулловича ГАФИАТУЛЛИНА, о котором он рассказал сам. (Х. Гафиатуллин возглавлял исполком Днестровского поссовета народных депутатов с 1987 по 1989 годы.)

Срок моего пребывания на посту председателя исполнительного комитета был не столь долгим, его даже для грамотного и успешного реформатора маловато, к тому же, у меня больших амбиций на этот счёт не присутствовало. Но все же есть одно дело, которое спустя 30 лет вызывает у меня чувство законной гордости. Сразу оговорюсь, что его исполнение я не могу приписывать исключительно себе, поскольку львиная доля решения этой огромной проблемы легла на плечи депутата Верховного Совета МССР нашего округа Петра Васильевича Коменданта.

В те годы он пребывал на посту министра иностранных дел МССР и, занимая столь высокую должность, безусловно имел немалые возможности для исполнения самых сложных наказов избирателей. И вот в списке из 20 пунктов под № 1 значилось: заасфальтировать дорогу от Днестровска до поселка Первомайск. Для нынешнего поколения поясню, что полевая грунтовка, ведущая к соседям, зимой переметалась снегом, в осенне-весеннюю распутицу раскисала от грязи, в сухую пору покрывалась толстым слоем пыли и на протяжении многих лет являлась всеобщей головной болью. Но это был и самый удобный и короткий путь на Одессу.

Вопрос о цивилизованной дороге поднимался не единожды, но каждый раз, не найдя своего решения, безнадежно угасал в тиши чиновничьих кабинетов. Больших надежд на реализацию застаревшей проблемы я и тогда не возлагал, но, тем не менее, предложил Петру Васильевичу принять на себя выполнение только этого пункта, а остальные 19 взвалил на собственные плечи. Надо отдать должное Петру Васильевичу, он взялся за дело с завидной решимостью. Но, несмотря на свой высокий авторитет и не менее высокую должность, практически сразу же натолкнулся на глухую стену. Сначала ему наотрез отказались помочь партийные и административные структуры Слободзейского района («Нам эта дорога не нужна, пусть «городские» сами решают свои проблемы»). Прямой контакт с коллегой из Правительства – министром транспорта и автомобильных дорог МССР – тоже не принёс ощутимых результатов («Дорога не включена в пятилетний план, средства на неё не заложены, и вряд ли что-то изменится в будущем, поскольку она не имеет стратегического значения»). И, казалось, всё вернулось на круги своя. Но, видимо, желание исполнить наказ было столь велико, что Пётр Васильевич вскоре нашёл обходной путь, рассказать о котором без опасения навредить Коменданту я могу только сегодня.

В советские времена поездка за границу для многих людей была вожделенной мечтой. Считалось огромной удачей съездить в страну так называемого социалистического лагеря – Болгарию, Венгрию, ГДР… А вот на «загнивающий» Запад попасть могли только единицы, которые проходили тщательнейшую проверку на предмет благонадёжности и отсутствия за границей родственников. Досье выезжающих ложилось на стол министра иностранных дел. И вот в списке на поездку в Финляндию Пётр Васильевич неожиданно увидел фамилию своего коллеги из минтранспорта. Изучив его биографию, Комендант обнаружил, что у злополучного министра в Румынии проживает родной дядя, а сын того дяди, то есть его двоюродный брат, вообще где-то в Австралии обосновался. Причин не выпустить в капстрану пресловутого коллегу было более чем достаточно. Именно на этом факте и сыграл Пётр Васильевич, заговорщически пообещав коллеге закрыть глаза на его потенциальную неблагонадёжность в обмен на дорогу до Первомайска. Опущу подробности торга двух высокопоставленных чиновников. Скажу только, что был он недолгим, ибо вопрос с поездкой надо было решать оперативно, но достаточно эмоциональным. Спустя некоторое время наш депутат позвонил мне из Кишинёва и предложил проехать на дорогу. Оказавшись там через полчаса, я с удивлением обнаружил в поле множество техники и работающих людей. Прораб любезно сообщил, что сутки назад их срочно сняли с участка под Оргеевом и в спешном порядке перебросили под Первомайск.

Нынче уже никто не вспоминает, каких порой мучений стоила людям поездка в Одессу. К хорошей дороге быстро привыкли. О бывшем депутате Верховного Совета МССР П.В. Коменданте и подавно никто не помнит. Поэтому я в некоторой степени попытался исправить эту несправедливость.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.