Ох эти белые тюльпаны

Артем знал, что ведет себя неправильно. И чем чаще об этом думал, тем больше жалел жену.  Каждый раз обещал остановиться, прекратить всякие романтические отношения с Виолеттой, но одно дело – говорить, другое – делать.  Виола – его начальница – уже полгода была   любовницей, так что нетрудно представить, как это могло бы случиться.  Накануне 23 Февраля Артем собирался с ней поговорить по душам, но не получилось – его экстренно откомандировали в соседний город.  Только приехал туда, а в гостинице – она.  Праздник встречали вместе, и 8 Марта, понимал, ему теперь никак не обойти. Но все равно знал, что конец наступит, дело только во времени.

Супруга Лена, скромная милашка и большая труженица, все эти дни жила без душевного спокойствия. Чувствовала, что в семье что-то не то, но что у Артема другая женщина, не верила. Не хотела верить.  Семь лет как у них семья. Этот период, слышала, называют кризисом однообразия –  когда ребенок растет, чувства к мужу переходят в привычку и обязанности распределены. Тишь да гладь. Хотелось бы новых ощущений, свежих эмоций, но где их взять?  На работе Лена не раз ловила на себе взгляды новенького молодого конструктора, чем-то напоминающие ей те, какие были когда-то у ее Артема. Но старалась не обращать на них внимание. Она была верной женой, заботливой матерью и хорошей хозяйкой. Жила ставшей уже привычной размеренной жизнью – работой, заботой о детях и семье с глажкой, уборкой и приготовлением еды. И все равно, будучи молодой и красивой женщиной, ей хотелось к себе внимания. И чтобы это почувствовал Артем.

Узнав накануне женского праздника, что мужа 8 Марта снова ждет какая-то неотложная работа, которую никто кроме него не сможет выполнить, Лена устроила девичник, пригласив в гости закадычных подруг. Светлану – старую деву и Надежду, месяц как разводную. За шампанским с тортом говорили о жизни и женской  доле. Надя откровенничала: «У меня точно так было: сплошные вызовы на авралы, ночные дежурства, частые телефонные звонки от каких-то без имени на «вы»…  И я такой же дурехой была, наивной и глупой. Все не верила, а меня предупреждали. Тебе, кстати, никто не намекает?».

Снова были шампанское, женские истории, советы и даже слезы…  Откровения подруг наверняка продолжались бы, но помешал Артем.  Он пришел домой веселый, слегка выпивший и какой-то растерянный.  Тут же принялся поздравлять, целовать, пытался рассказать смешной случай, который приключился с ним и его сотрудниками сегодня на работе. Оказывается, их кто-то закрыл снаружи, и они долго ждали, когда привезут ключи и откроют дверь.   Только над этим почему-то смеялся один он. Еще пыталась Лена – ей так хотелось в это поверить, и пока было неудобно перед подругами за мужа.

В этот момент в квартиру позвонили, и Артем, прервав рассказ, поспешил к дверям. Через минуту-другую он стоял уже в коридоре с большим букетом белых тюльпанов. «Это тебе, – протянул их Лене.  – Просили передать». «От кого? – удивленно спросила она, глядя поочередно на мужа и подруг. – Случайно не перепутали?». «Да нет, – продолжал Артем уже другим, невеселым голосом. – Уточнили номер квартиры, назвали твое имя, еще попросили где-то расписаться, но потом забыли. Честно говоря, я и сам немного растерялся». И вдруг стал какой-то потухший и жалкий, хотя старался не подавать виду. «А ну признавайся, кто это тебе такие красивые тюльпаны подарил?» – заключил он как бы в шутку и серьезно.   Лена пребывала в недоумении, переводя взгляд с мужа на подругу и наоборот. Нет, она не играла, это было видно, она оставалась честной и наивной – такой, как всегда.

  «Да это с работы, я знаю, – заговорила Надя. – У нас профсоюз тоже так делает. Сейчас за моду взяли. Раньше путевки льготные в санаторий давали, теперь вот женщинам цветы дарят. А мужчины наши на 23-е получили бесплатные билеты в бассейн. А у вас, Артемка, на работе что-то такое практикуют?».

Наступило 9 марта. Для Лены снова был ранний подъем, наскоро приготовленный омлет, переполненный троллейбус, детский сад… На работе она не раз смотрела в сторону того самого новенького конструктора, желая заметить в его поведении что-такое, что объясняло бы вчерашний случай. Ей почему-то хотелось думать, что тюльпаны связаны с ним. До обеда трижды звонила Надя, интересуясь, узнала ли, от кого цветы, и что на сей счет говорит муж. А к концу дня позвонил Артем. Он предупредил, что вынужден задержаться на работе, так как раскручивают какой-то новый проект, и многое не получается.

Вечером Лена, за что бы ни бралась, думала только о тюльпанах. Они действительно были красивыми и редкими. Таких цветов раньше ей еще никто не дарил. И загадка, связанная с ними, наверняка оставалась бы, если бы не звонок в дверь. Пришел тот самый молодой человек, который вечером принес цветы. «Вчера как-то все засуетились, и я о накладной забыл, – виновато произнес он. – Такой порядок, отчитаться надо. Распишитесь, пожалуйста, вот здесь». Тюльпаны, выяснилось, подарила… Надя. В уголке накладной карандашом были написаны ее имя и номер телефона. А когда вернулся домой Артем, на вопрос, как дела на работе, он почему-то невпопад ответил: «Просто прошелся по городу. Думал о жизни». Он поцеловал жену и протянул ей букет тюльпанов. Они были ярко-красными с желтой бахромой по краям. «Очень красивые, – отметила Лена. – Мне они больше нравятся.  Пожалуй, лучше вчерашних».

Александр ДОБРОВ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.