Спецназовца видно по воспитанию

В преддверии Дня защитника Отечества корреспондент нашей редакции встретился с неоднократным участником военно-спортивных праздников на республиканском стадионе, специалистом по рукопашному бою, майором Эдуардом Бедаревым.

С Эдуардом Юрьевичем мы говорили на самые разные темы – о физической подготовке и морально-психологическом настрое молодых людей, здоровом образе жизни и воспитательных возможностях боевых искусств… Однако красной нитью, проходившей сквозь весь наш разговор, была обозначена главная проблема – становление настоящего мужчины, патриота, гражданина, защитника своего Отечества.

 

бедарев– Эдуард Юрьевич, как начинался ваш служебный путь, почему выбрали именно эту профессию?

– Спецназ для меня – это особый склад характера, призвание. Попав в силовую структуру, человек сразу понимает: его это или не его, может ли он стать частью этого механизма или всегда будет ощущать себя инородным элементом. В моем случае никаких метаний в плане выбора профессии не было. Знаете, есть такая шутка о врачах, которые бывают трех категорий: первая – от Бога, вторая – «Ну, с Богом!» и третья – «Не дай, Бог!». Иными словами, каждый должен быть на своем месте.

 

–  В моем понимании – а это взгляд обычного зрителя, который наблюдает за участниками показательных выступлений силовиков с трибун городского стадиона, – то, чем вы занимаетесь, очень тесно связано с боевыми искусствами. Расскажите, пожалуйста, о начале этого пути.

– Увлечение боевыми искусствами началось для меня с каратэ. Правда, в советское время каратэ было под запретом, но поскольку я в то время служил в морфлоте, занятия каратэ удавалось маскировать служебной деятельностью. Позже я понял, что далеко не всё из комплекса восточных единоборств нам подходит. Так что после каратэ пришлось ещё позаниматься боксом, заново отрабатывать технику ударов.

 

– Правда ли, что восточные боевые искусства сложны для понимания европейцев? Согласны ли в с тем, что нам это не подходит?

– Всё зависит от цели, которую ты перед собой ставишь. Некоторые методики можно использовать в общеоздоровительном плане, для поддержания хорошего жизненного тонуса, что-то – для самообороны, что-то – в служебной деятельности. Но у всего своя специфика. Что касается культуры, религии, философии – это особый разговор. На мой взгляд, нашему человеку всё это достаточно трудно понять. У нас ведь своя культура, и слепым подражанием тем же японцам мы ничего не добьемся. Вдобавок, мы можем им только подражать, но никогда не станем, как они, не будем японцами. Я уже не говорю о том, что для того, чтобы по-настоящему разбираться во всех этих «энергиях», тонкостях религии, нужно для начала с десяток лет прожить где-нибудь в Шаолине.

 

– Выходит, чтобы научиться себя защищать, не обязательно углубляться в какие-то «секретные боевые практики Востока»…

– Чтобы научиться себя защищать, боевые искусства вообще не нужны. Есть и более простые, общедоступные средства, не требующие физической подготовки как таковой. Ради этого не нужно тратить многие годы на тренировки. Если же речь идет об укреплении духа, самосовершенствовании – это совсем другое дело. Занятия боевыми искусствами, тем же каратэ, делают человека внутренне сильнее. Для воина, да и любого мужчины – это важно.

 

– И всё же, что вы думаете о преподавании различных методик самообороны, какие из них прикладные, а какие нет?

– Повторю, всё зависит от задач, которые ставит перед собой человек, от того, куда смотрит его душа, и, конечно, от компетенции наставника. Но если сам ученик не определился, зачем ему это нужно, чем может помочь даже самый опытный инструктор? А ответственность, которая лежит на последнем, очень высока – ведь ученик может начать использовать полученные навыки и в злых целях.

 

– Служба в спецназе предусматривает такие варианты? Я имею в виду, что, готовя бойца физически, его нужно подготовить и психологически, и нравственно.

– Да, поэтому служба в спецподразделениях – это, в первую очередь, воспитание, закалка духа, формирование особых свойств характера, чувство товарищества. Вообще, служба меняет человека. И не только в плане физической подготовки. Человек становится по характеру более уравновешенным, учится быстро работать головой в экстремальных ситуациях, принимать верные решения, руководствуясь доводами разума, а не эмоциями.

 

– Как узнать настоящего спецназовца?

– Это человек, который уважительно относится к окружающим и никогда не будет вести себя вызывающе. Настоящий спецназовец никогда не будет применять силу без крайней необходимости, демонстрировать свои навыки там, где без этого можно обойтись, например, показывая приемы на пьяных. У меня самого бывали случаи, когда кто-то по отношению ко мне или к моим товарищам вел себя агрессивно, но я всегда старался дать понять человеку, что не нужно продолжать конфликт: ни к чему хорошему это не приведет. Но подчеркиваю: всё это касается бытовых ситуаций, а при выполнении боевой задачи спецназовцы действуют очень жестко.

 

– Таким образом, истинному бойцу всегда видна грань…

– Формирование, развитие чувства этой грани – один из обязательных элементов боевой подготовки. К примеру, у нас есть такое понятие, как «спортивная злость», которое ничего общего не имеет с ненавистью, злобой, агрессией… Китайцы называют это чувство «холодная ярость» – то есть это абсолютно управляемое, сознательно вызываемое чувство, необходимое в бою. Только в бою!

 

– Скажите, а как вы понимаете известную формулу «Если тебя ударили по правой щеке, подставь левую». Приемлемо ли это для бойца по духу?

– Вполне приемлемо. Просто я понимаю это изречение по-своему. Я понимаю так, что нельзя впускать ненависть в свое сердце, иначе сам человек, по отношению к которому изначально совершили несправедливость, в конце концов становится на путь зла. Поэтому руководствоваться этой заповедью – не значит быть слабым. Впрочем, есть и другие трактовки. Например: «Если тебя ударили по правой щеке, подставь левую, а сам уклонись, и хуком снизу!».

 

– Как вы относитесь к современной массовой культуре: не провоцируют ли агрессию в молодых людях бесчисленные боевики, триллеры, где, как правило, демонстрируются жестокость, грубая физическая сила, насилие…

– С моей точки зрения, гораздо большее влияние оказывает семья, то, какие в ней складываются взаимоотношения, какие формируются ценности. Конечно, если отец поднимает руку на мать, это оказывает самое неблагоприятное влияние на ребенка. Если же человек воспитан в нормальной среде, у него есть нравственный стержень, он в любой ситуации сумеет сделать правильный выбор.

 

– Современная ситуация в обществе достаточно сложная. Многие родители находятся на заработках, соответственно, можно предположить наличие каких-то пробелов в воспитании подрастающего поколения. А ведь эти люди когда-то придут, в том числе и в ряды спецподразделений…

– В силовые структуры попадают не все. Отбор проводится по многим критериям. Но, конечно, мы существуем не изолированно, и во многом результат нашей работы тоже зависит от исходного материала. Здесь, на мой взгляд, необходимо подходить к проблеме системно: все – и семья, и детский сад, и школа, и армия – должны выполнять свою социальную роль. И если звенья одной цепи будут эффективно функционировать, можно рассчитывать на достойный результат. Мы, со своей стороны, лично министр обороны Александр Лукьяненко делаем всё возможное, чтобы служба в армии развивала в человеке только положительные качества – патриотизм, чувство гражданского и воинского долга.

 

– Но, в целом, говоря о призывном контингенте, можно ли сказать, что «здоровяков», которые приходят в спецназ, стало меньше?

– Мне кажется, это не вполне корректная постановка вопроса. А нам и не нужны одни только «здоровяки». Нужны разные люди, с разными физическими данными и способностями, способные в будущем решать поставленные боевые задачи.

 

– Какую в этой связи выполняют роль показательные выступления силовиков на военно-спортивных праздниках? Можно ли таким образом пробудить в молодом человеке стремление заниматься спортом, служить в армии?

– Наша задача – показать приднестровцам, что у них есть надежные, хорошо подготовленные защитники. Конечно же, популяризация службы в армии – одна из основных задач. Не исключено, что кто-то, наблюдая за показательными выступлениями с трибун, сделает свой выбор и в пользу спецподразделений. Но, с другой стороны, это не агитация. Мы просто делаем то, что должны делать, вот и всё.

 

– А можно ли по показательным выступлениям судить о реальной подготовке наших бойцов?

– А почему нет? Они ведь самостоятельно делают всё, что видит зритель. Если делают в мирное время, значит, и в военное время тоже смогут сделать. Разумеется, показать всего мы не можем, и на самом деле ежегодные выступления на городском стадионе позволяют судить лишь об очень небольшом сегменте той интенсивной работы, которой ежедневно занимаются силовики.

 

– Но, вообще, спорт, боевые искусства, как и профессия военного, сегодня, похоже, переживают не лучшие времена. Молодежь всецело поглощена компьютером…

– Не вся! А чтобы отвлечь иных молодых людей от мониторов, нужен личный пример. В армии есть такое выражение: «Делай, как я». Обратите, например, внимание: как редко стали встречаться в городе люди, которые занимаются на спортивной площадке перед домом, выходят на пробежку по утрам. Не модно? А ведь массовые занятия физкультурой очень важны. Они укрепляют наше здоровье, сокращают расходы государства на медицину, позволяют экономить на лекарствах, делают человека психически устойчивее. Не случайно говорят: «В здоровом теле – здоровый дух». Но обязательно нужен личный пример.

 

– Если говорить о том примере, который показывают профессионалы, чего в показательных выступлениях больше – военного или спортивного?

– Больше военного – так и должно быть. У каждого подразделения, у каждой структуры – своя задача. Сравнивать здесь вообще очень тяжело. А главное – мы делаем одно дело, и в военное время должны будем не соперничать, а взаимодействовать.  Если же говорить об эффекте, который производят наши выступления на зрителей, задаваться вопросом, насколько они зрелищны, могу сказать, что мы не артисты – аплодисменты для нас не столь важны. Важно выполнить поставленную задачу. И если задачи выполняются – значит, свой хлеб мы едим не зря.

 

– Какое качество, по вашему мнению, является обязательным для спецназовца?

– Умение самосовершенствоваться. Если ты остановился на достигнутом – всё, это тупик. Обязательно должен быть рост в духовном, интеллектуальном плане. Это важно для всех, не только для бойцов спецподразделений! Без этого любое дело теряет смысл. И, напротив, если стремление к самосовершенствованию присутствует, каждое занятие (не обязательно  занятие боевыми искусствами) становится ступенькой к более высокому уровню духовного развития.

 

Беседовал

Николай Феч.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.