Этот неугомонный Какунин

Есть люди, которым неведомо состояние покоя. Они не пойдут на сделку с совестью, не признают компромиссов, и любая несправедливость, ложь и лицемерие вызывают у них чувство острого неприятия.

Именно к таким людям и принадлежит Юрий Георгиевич Какунин, человек, для которого наш приднестровский край стал второй родиной и который делом доказал и доказывает свою любовь и преданность этой земле.

Родился и вырос он в городе Белгород-Днестровском. Судьба привела его в Рыбницу в 1984 году, куда он приехал после окончания Ростовского техникума железнодорожного транспорта на строительство металлургического завода. Работы в траснпортном цехе завода было много – и во время строительства, когда круглосуточно поступало оборудование для строящегося предприятия, и после запуска завода, когда по железной дороге отправляли металлопродукцию потребителям. Все шло своим чередом, пока не наступили тревожные девяностые…

Уже вовсю разыгрывалась националистическая карта Молдовы, парламентом республики был принят дискриминационный закон о языках. В ответ волею народа была создана наша республика. Националисты негодовали, назревала кровавая развязка. В декабре 1991 года прозвучали первые выстрелы в Дубоссарах. Граждане непризнанной республики дружно встали на её защиту.

В спешном порядке была создана республиканская гвардия, куда в числе первых записался и Юрий Какунин. Для её поддержки из рабочих городских предприятий и жителей сел было организовано Народное ополчение.

Как это все происходило? Этот вопрос заставил нашего героя отмотать ленту времени на двадцать пять лет назад:

– Трудно и непонятно. Стоим на мосту с ребятами, проверяем машины, чтобы не допустить провоза оружия, а у самих – ни формы, ни удостоверений, и никаких препятствий для движения транспорта. Уже на Дубоссары БТРы молдавские пошли, надо было и нам меры принимать. Пригнали кран, установили на мосту железобетонные блоки. И тут появляется важный господин на чёрной «Волге» и начинает кричать:

– Я из департамента автомобильных дорог Молдовы. По какому праву перегородили проезд? Я категорически требую!..

– А пошёл ты!..

– Есть! – невпопад, с перепугу откозырял чиновник и поспешно укатил в Кишинев.

Дежурством на мосту дело не обошлось. И с началом активных боевых действий большинство ополченцев оказалось на переднем крае военных событий.

Юрий Какунин всю войну находился в рядах защитников Приднестровья. Поскольку в армии он служил в саперных войсках, хорошо знал военную технику, ему поручали самые ответственные задания. И если 1 августа 1992 года для конфликтующих сторон война официально закончилась, то для Какунина начался не менее опасный период – разминирование местности. Ставить минные поля и разминировать их – это две большие разницы. Разминировать гораздо труднее. Тем более, что миноискатель был плохим помощником: земля была сплошь усыпана осколками, и в наушниках писк практически не прекращался. Поэтому работали со щупами, каждый миг подвергая жизнь смертельной опасности.

По-другому поступить было нельзя: после окончания вооруженного конфликта было немало случаев подрыва мирного населения. Осень, плоды созрели – а девяносто второй год выдался урожайным, – и многие жители сел даже не обращали внимания на таблички «Сад заминирован». Люди шли собирать яблоки – и гибли. Саперы свели к минимуму этот смертельный список…

Работы по обезвреживанию местности приднестровские саперы производили совместно с молдавскими саперами. Обменивались картами минирования и работали добросовестно, на равных. Кто-то затевает войну, а кому-то с риском для жизни приходилось ликвидировать её последствия…

После того, как последняя мина была обезврежена, Юрий Какунин вернулся в Рыбницу. Некоторое время в гвардии прослужил, а потом вернулся на завод в родной цех, где проработал ещё почти двадцать шесть лет.

С недавних пор Юрий Георгиевич находится на заслуженном отдыхе, но продолжает вести активный образ жизни: есаул Какунин принимает участие в работе Рыбницкого казачьего округа и в жизни союза защитников Приднестровья, посещает городские мероприятия, любит жизнь, но никогда не забывает кровавый девяносто второй год. Награды свои надевает редко, хотя среди них есть орден «За личное мужество», знаки доблести российского казачества и многочисленные медали…

Война тяжелым катком прошлась по судьбам людей, оставляя на сердце и в душах свои отметины.

Дина Листюгина, г.Рыбница.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.