Личное отношение

… к облику родного города

Мировоззрение человека формируется многими факторами, в том числе и архитектурной средой. Овеществленными предметами духовного мира человечества являются здания и сооружения.

 

Современные археологи, раскапывающие древние поселения и города, а затем и историки в своих научных исследованиях делают выводы о том, как жили-бытовали «люди из прошлого». Интересно, чем спустя столетия будет отмечен наш нынешний архитектурно-градостроительный пласт? Наверное, вагонкой, гипсокартоном и бетонным монолитом.

Об унификации, рациональности, практичности современной архитектуры провинциальных городов не говорил только ленивый. Наиболее пронзительно и талантливо об «одинаковых домах» еще в середине 70-х прошлого столетия «сказал» своим фильмом «Ирония судьбы» режиссер Эльдар Рязанов. И местные краеведы периодически «бьют в набат»: «Тирасполь теряет свойственный ему колорит, присущую южнорусскому городу
изюминку». «Тот Тирасполь» на высокохудожественных полотнах запечатлел наш всемирно известный земляк, основатель такого направления в живописи, как «лучизм», Михаил Ларионов. То, что осталось от «того Тирасполя», сейчас можно сосчитать по пальцам.

Я тоже вправе считать себя старожилом Тирасполя, в этом году исполнится 40 лет, как наша семья переехала на берега Днестра. Но и я, сравнивая его нынешний архитектурный ландшафт с обликом Тирасполя образца 1975 года, уже не узнаю ставшего мне родным город. Я не ретроград и не против современных архитектурных тенденций, но умудряются же в других городах органично соединять прошлое и настоящее. У нас же здания прошлого века просто «одевают» снаружи в современные, в основном, стеклянные одежды, словно прячут от нас их прежнее лицо. Вы хотите примеров, они есть у меня – новые магазины «Хайтек» и «Реал», что расположены на центральной улице столицы. Они как братья-близнецы, как будто их один и тот же мастер папа Карло строгал.

Мне, горожанину со стажем, особенно отрадно, что в очередной раз общественное мнение «взбодрили» неравнодушные журналисты именно нашей газеты, опубликовавшие серию материалов по поводу сноса зданий по правую сторону знаменитой столичной «стометровки». Они вызвали оживленную общественную дискуссию и в СМИ, и в социальных сетях. И кто бы как ни называл этот квартал, несколько поколений тираспольчан могли рассказать о том, что их связывает с этим поистине сакральным местом. Теперь этого уже никогда не будет.

Ушедший в мир иной лучший приднестровский фотограф Лемар Корзилов до конца дней нес на своих плечах просветительский крест – он «горел», чтобы запечатлеть, оставить в наследство потомкам облик Тирасполя его времени и предшествующего. В этом фотохроникер видел одну из своих главных миссий. Многим помнится его эксклюзивный фотопроект «Точка съемки одна и та же» (один из коммерческих банков выпустил большой красочный настенный календарь с фото разных эпох). Идея проекта состоит  в представлении зданий на старых, конца XIX – начала XX веков, фотографиях и возникших на этих местах новых. Лемара Павловича нет уже с нами восемь лет, а его работы актуальны и поныне. Более того, по-другому выглядят уже и некоторые из зданий, запечатленных им с современного ракурса.

Недавно с архитектурной карты Тирасполя безвозвратно исчезло, ушло в небытие еще одно здание, расположенное рядом с магазином «Счастливый мир» (бывший «Товары для женщин»), что на все той же ул. 25 Октября (бывшая Покровская). Здесь располагался медицинский факультет ПГУ. Вскоре студенты-медики отметят новоселье – планируется, что к 25-летию образования ПМР они переедут в отстроенное АНО «Евразийская интеграция» на территории республиканской клинической больницы новое здание. Но сейчас не о новом, а о старом. Моему поколению здание по адресу: ул. 25 Октября, 93, запомнилось как «Техническое училище №2». Крепкая, как мы называли в то время средние учебные заведения, «бурса» готовила специалистов среднего звена, а также рабочих для процветающей в Тирасполе в 70-х-80-х годах консервной промышленности. Шесть моих одноклассников осваивали там модную тогда специальность «Слесарь КИПиА». Им на смену пришли медики, а теперь… еще одно здание из прошлого, построенное 81 год назад, снесено. Под это даже была подведена архитектурно-культурологическая база – «здание, выполненное в стиле функционализма и рационализма, не имеет выдающейся художественно-архитектурной или историко-культурной ценности. С ним не связано значимых для государства событий. Оно является не самым ярким примером провинциального архитектурного подражания». Основываясь на этом вердикте, депутаты Верховного Совета исключили это здание из государственного реестра памятников республиканского и местного значения. Таким образом, судьба его была предрешена. Не в последнюю очередь потому, что у нас никогда ни на что не хватает денег, и снести и построить на прежнем месте новое здание оказалось проще и дешевле, чем восстановить старое. Получается, что даже включение какого-либо сооружения в реестр памятников республиканского и местного значения, охраняемых  государством (в нем более сотни объектов), не гарантирует его сохранности. Выходит, что это всего лишь декларация «особого отношения» и не более того. Эта ситуация является следствием того, что государство не в состоянии хранить прошлое. А все оттого, что на фоне выплат пенсий и заработных плат бюджетникам не в полном объеме расходование средств на сохранение архитектурного наследия выглядит роскошью. Но простит ли нам история такое отношение к ней?

Людская молва судачит о том, что уже строится на этом месте центральной улицы столицы. А совсем рядом – нуждающиеся в срочной реконструкции и бывшая гостиница «Париж» (ныне музей штаба кавалерийской бригады Григория Котовского), и столичный ЗАГС. И они для местных и республиканских властей – очередная «головная боль». На ремонт этих объектов, которые, кстати, тоже из того самого пресловутого госреестра охраняемых законом памятников, необходимы немалые средства.

Исчезнут ли все или лишь некоторые вышеобозначенные объекты с архитектурной карты города, что появится на их месте – покажет время. Жаль, что с ними уходит эпоха, которая у каждого человека с высоты прожитых лет все равно лучше нынешних «окаянных времен». И я знаю почему. Потому что «как молоды мы были», «когда деревья были большими». Неужели наш удел лишь ностальгировать по прошлому?

САВВА МОРОЗОВ.