Литературная страница

Новые имена

В полку писательской организации Приднестровья существенная прибыль: в ряды СПП принято сразу четыре члена союза – Пётр Жеков (с.  Парканы), Виталий Габдрахманов (г. Бендеры), Владимир Голубенко (п. Красное), Тамара Базилевская (г. Рыбница).

Петра Жекова мы знали больше как профессионального фотографа, его фотохроника остановила не одно мгновение самых важных событий в союзе писателей и республике. А в творческий союз Пётр Жеков принят как переводчик с болгарского языка. Особенно близко ему творчество земляка Атанаса Стоева.

Виталий Габдрахманов известен как автор юмористических рассказов, собиратель и сочинитель афоризмов. Чего стоит только одно его изречение: «Если утро начать с кусочка чёрного хлеба, сдобренного чёрной икрой, то предстоящий день не покажется таким уж чёрным».

Владимир Голубенко прошёл хорошую литературную практику в слободзейском литературном объединении «Зов души». Его стихи с прекрасным налётом лирики и лёгкого юмора воспринимались товарищами по перу с особым интересом и вниманием.  Владимир Голубенко публиковался в журнале СПП «Литературное Приднестровье» и альманахе «Зов души».

Тамара Базилевская – одна из активных участниц рыбницкого литобъединения, ткачёвских чтений, ежегодно проводимых в Рыбнице по линии СПП, встреч молдавских и приднестровских писателей «Мост». Она одинаково интересно пишет на русском и украинском языках. Неоднократный номинант премии российского портала Стихи.ру.

С творчеством авторов можно познакомиться на том же портале, где у них появились уже сотни почитателей. И нам тоже не удаётся уйти от соблазна, чтобы не опубликовать хотя бы по одному их стихотворению для нашей читательской аудитории и любителей русской словесности.

Вот идёт неведомый прохожий …

Не страшат ухабы бездорожий,

Так у нас сложилось испокон.

Вот идёт неведомый прохожий,

Целиком в раздумья погружён.

Над полями не стихает ветер.

Дух зашёлся от земных широт.

– Ты откуда? – он и не ответит.

– Ты куда? – руками разведёт.

 Нипочём его не разуверю.

Тут хоть кол на голове теши.

Что за благость – я не разумею –

В этой неоседлости души?

Понимаешь у песчаных стариц,

На погосте у родных могил,

Что по нраву ближе –  постоялец

И дороже сердцу – старожил.

Тот, что  мыслит трезво и толково,

Не приемля праздности любой.

Тот, что дорожит своей основой –

Праведной, глубинной, корневой.

Что ему бесцельные скитанья,

Жалкий торг на скопище людском?

Это я сейчас о Кожушняне…

Ну а вы-то думали о ком?

Столько в сердце здравого посыла,

Мудрости, присущей мастерам.

…Ждём от Вас записок старожила

В пику графоманам-летунам.

Сергей ЧЕРНГОЛЕВ, г. Рыбница.

Поэма о моём поколении

Я не глодал по тюрьмам хлебных корок,

За мною шпики по следу не гнались.

Я опоздал родиться лет на сорок.

Тогда, когда другие родились.

Я не разучивал подпольных песен,

Книг запрещённых тайно не читал,

Я насмерть не стоял на  Красной Пресне

И хмурой ночью Зимнего не брал.

Мне не грозило кулачьё обрезом,

Не падал сухо щёлкнувший курок

И сила смертоносная железа

Не вырывала землю из-под ног.

Меня не звали голубые  дали

Днепровских и амурских рубежей.

Тогда другие за меня решали…

Я принял всё готовое уже.

Рождались вёсны. Пели птицы звонче.

Шло золотое детство без забот.

Я только класс один успел закончить

В неповторимый сорок первый год.

Я был в большой мальчишеской обиде,

Что слаб пока, что мал, что не плечист.

Я научился только ненавидеть

Людей под страшной кличкою «фашист».

Дрожало небо. И земля дрожала.

Я шел на юг, на север, на восток,

Я детство растерял среди пожаров

В сухой пыли бесчисленных дорог.

А где-то там, под грозный гул орудий,

Сквозь шквал и гарь металла и огня

Шли в бой с врагом и умирали люди

За жизнь, за детство – это за меня!

Что мне осталось? Небо голубое,

Мечтанья и волненья по весне.

Казалось мне когда-то, что героем

Становятся лишь только на войне.

Я был не прав. Мне это так казалось.

В моей большой мальчишеской мечте

И очень много мне ещё осталось –

Свершить всё то, что не успели те.

Сдвигаем горы. Расщепляем атом.

Растим сады среди степей сухих.

И как решали за меня когда-то,

Теперь смогу решать я – за других!

Чёрная тень войны

Мы очень внимательно продолжаем отслеживать письма в редакцию. Они – источник новостей, крепнущей связи газеты с читателем, предмет нашего вдохновения.

Сегодня мы коснёмся двух писем, близких по тематике. В них стихи о войне. Удивительно, но оба письма написаны, не сговариваясь, ручками с чёрной пастой. Спустя много лет для описания войны не находится другого цвета, кроме чёрного.

Вот письмо, пришедшее из самой северной глубинки республики – села Александровка Каменского района. Её автор – Иустина Ивановна Кобец. Это письмо я не смог прочитать за один присест, возвращался несколько раз, перехватывало дыхание, и я откладывал его в сторонку. В нём было пять стихотворений. В классическом понимании стихосложения это, скорее всего, не стихи в чистом их понимании. Это крик материнской души, это молитва глубоко верующего человека, это плач Ярославны…

Мать проводила сына на войну в надежде, что он вернётся живой и станет её опорой. Но у войны свои неписаные законы: сын не вернулся с поля брани. И мать оплакивает его все эти долгие годы. Каждый год 9 Мая она приходит на сельскую братскую могилу с букетом из белой сирени и красных тюльпанов, возлагает цветы к обелиску в надежде найти в толпе знакомое до боли лицо сына или кого-нибудь из его сослуживцев, кто видел, как он погиб и где похоронен. Птицей бы унеслась мать в те места, чтобы обнять обеими руками надгробие и поцеловать землю, упокоившую прах её сына. Только мать, потерявшая сына, может выразить свои чувства спустя десятилетия и растревожить душу каждого…

Словно перекликается с Иустиной Ивановной другая наша читательница из города Бендеры, с улицы Панфилова, – Анна Васильевна Макеева. Она делится в стихах своей памятью о войне. В них – своя боль и своя по-человечески негаснущая надежда на то, что люди наконец-то образумятся, будут творить только добро, жить в радости и любить друг друга.

Русский язык

Как он велик и многогранен,
Могучий  русский  наш язык!
Порой – игрив, порой – печален,
Народной  мудрости  родник.
Он слышен в  песенке капели
И в грустной музыке дождя,
В оттенках нежной акварели

И в ярких сполохах огня.

Букв тридцать три, но как изящен
И выразителен язык!
В нём вздох последний уходящих
И новорожденного крик…

Тамара БАЗИЛЕВСКАЯ, г. Рыбница.

Бендерские мотивы

Мы любим свой город без меры

И все молодеем мы тут.

Бендеры, Бендеры, Бендеры

Всегда нас по жизни ведут.

Колышется время над нами,

Стираются сталь и гранит,

Но крепость своими веками

К себе постоянно манит.

На братских застывшие пушки

Военный закончили путь.

На улице Пушкина Пушкин

Присел на скамью отдохнуть.

Нам время о многом сказало,

И каждый прошедшее чтит.

Музей-паровоз у вокзала

Всё так же в коммуну летит.

Как будто бы, вырвав застенки,

Сдержав своей доблести пыл,

Несломленный Павел Ткаченко

В порыве навеки застыл.

Здесь наша любовь и начало,

Земля, на которой живём,

И здесь от речного причала

Мы в завтрашний день уплывём.

Мы любим свой город без меры

И все молодеем мы тут.

Бендеры, Бендеры, Бендеры

За нами по жизни идут.

Леонид ЛИТВИНЕНКО, г. Бендеры.

Путь поэта

Хорошо под настроенье два глотка отпить из фляги
и почувствовать внезапно восхитительный кураж!
Как-то раз, под этим делом, взял я в руки лист бумаги;
тут же, рядышком, случайно оказался карандаш.

К сожаленью, неизвестно, где напоремся на риф мы,
и кричать не надо громко раньше времени: «Ура!».
…Оказалось, очень просто находить слова и рифмы;
удивительные строки полились из-под пера.

Отложил стихи в сторонку, хлопнул рюмку лимонада;
только вот засомневался – вдруг чего-нибудь не то!
Декламация для пробы – вроде всё звучит, как надо…
Всё ж решился показать их в местном признанном ЛИТО.

Заседают там поэты, рядом музы их летают –

вдруг удастся их заставить улыбнуться от души!
Представлял, как эти люди от стихов моих растают,
и надеялся, что скажут: строки – чудо хороши!..

…Вы когда-нибудь лежали под колесами трамвая?!
Изменяло вам везенье, вы испытывали крах?
Убирался восвояси, яд фиаско испивая, –
Мэтры все мои творенья раздолбали в пух и прах.

Только позже, поразмыслив, понял я, что путь поэта
смазан Аннушкиным маслом, а не устлан цветом роз.
…Так и жизнью поплатился, потому не знал об этом
перерезанный трамваем литератор Берлиоз.

 Владимир ГОЛУБЕНКО, п. Красное Слободзейского района.

Из цикла «Северные аккорды» Николая Цуркана в переводе Никандра Елагина

Читая книгу Пономаря*

Ты душой и словом сын Молдовы –

Их трепет слышу среди строчек,

В них – плеск и шепот родниковый

И южной ночи звёздный росчерк.

Родного дома дух, тепло и свет

Меня как в детстве снова вспеленали,

Впервые в тундре на исходе лет

Мороз и ветер от меня отстали…

Молдову я храню в тени ресниц,

Мне песней Кодры надрывают душу…

Слетелось много перёлетных птиц,

Чтобы родной язык послушать.

Я всех настраиваю без обмана,

Чтоб каждый эту книгу увидал,

Чтоб интерес простого молдавана

И здесь к своим корням не увядал.

Теперь мне ясно – не такую

Хранил любовь я много лет.

Страна моя, как я тоскую!

Кто так желал тебя, как я, поэт?

_______________

*Фёдор Пономарь – молдавский поэт,  прозаик, публицист, друг Николая Цуркана. Родился в с. Гояны близ Дубоссар. Участник Великой Отечественной войны.

Родине

Прошу тебя: ты царствуй надо мной.

Готов я в жертву принести себя.

И называть тебя единственной, родной,

До последнего дыхания любя.

Вдвоём с тобой мне плач не плач,

Твой богатырский дух приемлю,

Бокал вина, горсть соли и калач,

И Богом данную мне землю.

Умоюсь праведным дождём,

Пьянящим ветром переполню грудь,

Я знаю, где, когда и кем рождён,

Чтоб без сомнения продолжить путь.

Когда перешагну я собственную тень,

В своей груди меня похорони…

Чтоб над лицом холодным – тёплый день,

Как одеяло… И Бог тебя храни!

с. Незавертайловка – с. Суклея Слободзейского района.

Ода человеку

Кто сказал: ты человече

От рожденья Бога вечен?

Много ль, мало ль жил ты лет,

И какой оставил след?

Жил без слёз и состраданий?

Рвал цветы своей удачи?

Пыль хулы и прах преданий…

Что оставил ты в придачу?

Если мелок ты душой –

Надо ль приходить на землю?

Пасть в сраженьи – хорошо,

Жизнь вполсилы не приемлю!

 Бог тебя благослови –

Радость умножай от века.

Матерь Божия, яви

Нам земного человека!

Литературную страницу подготовил член союзов писателей России и Приднестровья Никандр ЕЛАГИН.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.