«Эко» и «агро» совместимы ли?

Для тех, кто забыл или не знал, напоминаем, что в нашей республике земледелием ведает единое министерство сельского хозяйства и природных ресурсов. Вред окружающей среде, нанесённый человеком за столетия вмешательства в живую природу, неисчислим.

Мы даже не задумываемся над тем, что большинство истреблённых видов животных ушли в небытие не от охотничьих ружей, а именно из-за интенсивного земледелия. Уничтожение естественных мест обитания, массовое применение химикатов и т.д. и т.п.  Более того, со временем человек в погоне за сверхурожаями начал травить сам себя. Кажется, мы дошли до края, за которым экологическая пропасть. Поэтому всё чаще и чаще встаёт дилемма – заливать ли по старинке сельхозугодья морями отравы или же выращивать на пользу себе и природе экологически чистую продукцию. У нас в республике уже многие хозяйства выбрали второй путь. В одной из предыдущих статей мы уже рассказывали, что наши аграрии внедряют бактериологические препараты, на сто процентов исключающие минеральную подкормку растений. Говорили и о технологиях, позволяющих сохранить плодородный слой земли.

Об единственном сохранившемся в Приднестровье колхозе «Путь Ленина» мы также рассказывали не раз. Хозяйство действительно уникально. Здесь стараются (порой даже во вред экономическим показателям) сохранить коллектив. Не секрет, что производительность современного комбайна в несколько раз превышает ещё работающие кое-где советские. Но не подумайте, что колхозом руководят какие-то отъявленные луддиты. Были такие в начале XIX века в Англии сторонники ручного труда, уничтожавшие станки. В хозяйстве всё в меру. Недавно, например, приобрели за 170 тысяч евро современный ростсельмашевский комбайн Acros.

«Он может заменить три старых. Но мы не спешим от них избавляться. Вся техника у нас работает, даже «Нивы», которым по 50 лет. Они используются там, где не нужна особая спешка. Например, для заготовки сенажа и силоса для крупного рогатого скота, – заметил председатель колхоза Михаил Пеньковский, показывая поля. –  Но в уборочную кампанию новая техника незаменима. Ранее был немецкий Claas.  С его помощью мы убираем 40% урожая. Сейчас вот ещё и Acros придёт ему на подмогу. Плюс к ним 10 старых комбайнов.  Приобрели новую технику за собственные средства. У нас нет долгов ни перед кем. И кредиты мы никогда не брали».

Что ещё нового на консервативном со всех сторон сельхозпредприятии? Решили сделать сушилку. «У нас проблем с хранением продукции никогда не было. Но в этом году мы подтянули газ к помещениям, где будут сушилки. Возможно, что они заработают уже в этом году, – рассказывает руководитель хозяйства. –  Сушилка нам позволит раньше начинать уборку. Как бывает, утром на посевах роса. Вот и ждёшь, пока солнце поднимется и высушит поле. Только тогда начинаем уборку. А так за это время мы могли бы тонн 200-300 уже убрать. Пока что мы обходились без сушилок. Затягивали на 2-3 дня уборочную».

Я в «Пути Ленина» побывал накануне семинара, который решили провести на базе колхоза. Его цель – продемонстрировать руководителям приднестровских сельхозпредприятий сорта и гибриды нескольких культур, выращиваемых на колхозном опытно-экспериментальном участке. Каждый год он меняет свой сортно-гибридный состав. Те плоды научного труда иностранных селекционеров, которые неплохо приживаются на новом месте и при этом обладают наибольшей урожайностью, внедряются в колхозе. У всех растений одинаковые конкурентные условия. Одна и та же почва, равный доступ к влаге и солнцу. Кстати, от полива в «Пути Ленина» отказались уже давно. А на вопрос: «Как обходитесь без мелиорации?» отвечают: «Природа и Бог помогают». Мне с нашим фотокорром Виктором Громовым не повезло. Хотели посмотреть в деле и новые, и старые комбайны. Но, увы, с утра над колхозными полями прошёл достаточно сильный дождь. Такой, что мы и сопровождавший нас председатель чуть было не увязли в жирном чернозёме на опытно-экспериментальном участке. Причём далеко от председательской машины мы не отходили.

Для «укоренения» хватило двух-трёх шагов от относительно твёрдой просёлочной дороги. «Мы отходим от трёх наиболее популярных в республике сельхозкультур – пшеницы, кукурузы и подсолнечника. Да и всегда следили за севооборотом, – отряхивая туфли от природного «пластилина» сказал Михаил Пеньковский. –  Бобовые – наиболее приемлемы в этом плане. Зелёный горошек и зерновой горох мы выращивали, сколько помнит себя наше хозяйство. Но от первого в прошлом году отказался Каменский консервный завод, а второго на наших складах скопилось 150 тонн. Мы не можем его реализовать. Есть нут и соя. Есть и покупатели, которые ждут их урожай. На опытном участке мы экспериментируем и с сортами этих растений».  Мой собеседник добавил: «Нут сегодня – очень выгодная сельхозкультура. Тонна нута стоит, как минимум, 600 долларов. Полторы-две тонны с гектара запросто можно собрать. Его выращивать даже выгоднее, чем подсолнечник, который далеко не самое подходящее растение в плане севооборота. Он сегодня продаётся по цене 300 долларов за тонну. Урожайность – примерно две-две с половиной тонны семян с гектара. Так что считайте сами!».

Заехали мы и на участок, где растут томаты. «Мы отказываемся от использования химии. Перестали использовать гербициды на подсолнечнике. Нут их вообще не переносит. Овощи уже давно ничем у нас не опрыскиваются. Пробуйте! Ручаюсь, абсолютно экологически чистая продукция», – предложил присоединиться к дегустации помидоров председатель. К слову, овощи реализуют не так, как хотелось бы. По словам Михаила Семёновича, колхоз мог бы обеспечить Каменский консервный завод как минимум тысячей тонн томатов. Но берут от силы триста. «Тонн 500-700 помидоров останется в поле. У нас на овощах работает порядка 70 человек. Мы занимаемся овощеводством в убыток себе. Главное для нас – удержать людей в колхозе. Завод работает на 8-10% от своей мощности. Минсельхозприроды обещало помочь с решением этой проблемы, но когда это произойдёт? В будущем году? Так у нас как раз сейчас пиковый момент», – заметил руководитель.

В том, что с экологией на колхозных угодьях всё в норме, мы с фотокорром могли убедиться лично. Вначале лиса перебежала дорогу председательской «Ниве», мелькнув чёрным кончиком хвоста в стерне, затем над полем показался силуэт хищной птицы. «Мышкуют», – прокомментировал Михаил Пеньковский. Мы видели и сидящего у дороги ворона. Птица довольно осторожная, поэтому увидеть так близко эту иссине-чёрную от клюва и до хвоста пернатую «махину» не каждому доведётся. А он нас, похоже, и не боялся. Вообще с представителями семейства врановых (вОронами, ворОнами и грачами) у колхозников довольно сложные, но вместе с тем и деликатные отношения. «Они очень хитрые и осторожные, хотя нашей шумовой пушки боятся. Бахчевые ещё не созрели, но птицы их уже умудрились немного подпортить. Поэтому сегодня на бахче установим наш «пневмопугач», – с усмешкой поделился планами на самую ближайшую перспективу руководитель сельхозпредприятия. А видели ли вы когда-нибудь сразу семерых аистов? Думаю, что нет. А нам довелось. И если встречавшиеся до этого нам по пути звери и птицы не слишком желали позировать перед фотообъективом, то аистиное семейство подпустило моего коллегу на достаточно близкое расстояние. Фото прилагается…

А ведь животные абы где селиться не будут. И то, что мы на колхозных угодьях в течение нескольких часов встретили стольких представителей приднестровской фауны, говорит не о нашем везении, а о тех самых экологически чистых агротехнологиях.

Но такова уж журналистская натура, что без ложки дёгтя в бочке мёда обойтись мы не можем. Как раз с экологическими надзорными инстанциями, в отличие от братьев наших меньших, у колхоза отношения куда более сложные и отнюдь не деликатные, как с птицами семейства врановых. «Есть большая проблема: проверяющих – уйма. И каждый стремится что-то найти, чтобы штрафануть. Доходит до нелепости. Бык почесался и поднял пыль – необходимо заплатить за загрязнение окружающей среды. Я не утрирую. Или взять выгребные ямы. Мы раз в месяц пригоняем ассенизационные машины и вывозим содержимое на поля. Удобряем их… У проверяющих вопрос: «А есть ли у вас разрешение?». Отвечаем: «А как нам поступать?». Следует инструкция, что мы должны разделять жидкую и твёрдую фракцию. А что нам потом делать с ними? Пить и есть? Ответ мы так и не получили», – посетовал председатель.

Кто прав, а кто нет, в этой ситуации судить не берусь. Что было сказано, то и передал. Но от себя замечу, что на уйму проверяющих, контролирующих и надзирающих жалуются не только аграрии…

Кирилл Нефёдов, с. Хрустовая, Каменский район.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.