Пятнадцать «автономок» у чужих берегов

Длина окружности нашей планеты по экватору 40 тысяч 75 километров. Если сложить всё расстояние, которое за 12 лет службы на К-258 прошёл под водой тираспольчанин Валерий Дмитриевич Гизя, то выходит, что он обогнул земной шар не один раз. На его счету пятнадцать автономных плаваний к западному побережью Соединённых Штатов.

Ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-258 был одной из составляющих советского ядерного щита. Оружие сдерживания, как называли в то время подводные «стратеги». Где гостила лодка, знали командир да ещё пару посвященных. К таковым старшина группы радиотехнической разведки старший мичман Валерий Гизя не относился, но иногда по косвенным уликам мог предположить, что заходили и в чужие территориальные воды. «В моём ведении были две телевизионные установки – подводная и внутриотсечная. Командир дал задание включить «подводное телевидение». На экране появилась мутная вода, какие-то ящики, куски полиэтилена и прочий прибрежный мусор.  Конечно же, это был не океан…» –  заметил Валерий Дмитриевич.

Средний срок «автономки» – 90 суток, но бывали и случаи, когда под водой приходилось задерживаться и дольше. Всё зависело от того, насколько удачно удавалось выйти в район боевого дежурства. Несколько раз лодке приходилось петлять, чтобы уклониться от встречи с противолодочниками вероятного противника. Но и приход на базу вовсе не означал, что будет положенный трёхмесячный отпуск. «Был случай, когда мне даже не удалось после похода землю ногами пощупать, – вспоминает мой собеседник. – Только пришли на базу, ещё не пристали к берегу, подходит ко мне мой непосредственный начальник и говорит: «Валерий Дмитриевич, мужайтесь – пойдёте ещё в одну «автономку». Спрашиваю: «Когда?», а он мне: «Сейчас». Подошёл катер, который и доставил меня на другую лодку. И так было не раз. Однажды после «автономки» меня направили на ходовые испытания только что построенной лодки». Тогда произошла первая его встреча с гражданскими специалистами с предприятий, работавших на флот. «На лодках того проекта, в отличие от наших «стратегов», курилки не было. Когда через двадцать дней всплыли, курящие поспешили наверх, чтобы затянуться сигаретным дымом. Смотрю, а они «Дойну» распечатывают. Оказались земляками», – вспоминает Валерий Дмитриевич. Да, на флот работал весь Советский Союз…

Что же касается встреч в океане с потенциальным противником, то не всегда они проходили на «пределе вежливости». Был случай, когда нашу субмарину в тиски взяли три американских фрегата УРО (управляемое ракетное оружие) и противолодочный вертолёт. «Эскорт» оказался чересчур наглым. Корабли начали имитировать атаку противолодочными торпедами. «Наш акустик доложил о нескольких хлопках. Они делали залпы воздухом, – рассказал бывший подводник. –  После двух дней игры в «кошки-мышки» мы выпустили торпеду с имитатором шума подводной лодки. Они на неё отвлеклись, и нам удалось ускользнуть от «опеки». Иначе задание было бы провалено. Пришлось бы возвращаться на базу».

Случались нештатные ситуации и тогда, когда ничего не могло предвещать беды. «Сработала аварийная защита реактора. При этом оказался заклиненным руль глубины. Со 120 метров мы начали проваливаться вниз, – поделился пережитым Валерий Дмитриевич. – Дошли до 270 метров. Только благодаря умелым действиям нашего командира Георгия Ивановича Дунаева нам удалось ликвидировать аварию. Приходилось нам нырять и на большую глубину, но то были штатные глубоководные погружения с целью проверки работы оборудования».

Постепенно лодки проекта 667 АУ, к которому относилась К-258, начали покидать строй. Того требовали условия подписанных СССР и США договоров о стратегических наступательных вооружениях. Сначала они переоборудовались в торпедные субмарины или же в опытные, предназначенные для испытания новых ракет. Процесс стал необратимым после того, как мы окончательно уверовали в «дружбу» с Соединёнными Штатами. В 1994 году на разделку повели и К-258. К счастью, прослуживший на ней с самого ввода в строй Валерий Дмитриевич этого уже не видел.

После окончания службы на флоте он проработал много лет военруком в Тираспольском промышленно-строительном лицее. Кстати, когда он ещё был техническим училищем №8, его закончил будущий Герой России лётчик-испытатель Николай Диордица. Я-то и познакомился с Валерием Гизей, когда год назад собирался взять интервью у нашего замечательного земляка. Если кому интересно, то его можно найти на сайте «Приднестровья», на архивной страничке за 29 июля 2017 года, ну или же в подшивке за то же число. Сегодня Валерий Дмитриевич на пенсии. В последнее время увлёкся судомоделизмом. Недавно закончил модель парусного фрегата XIX века. На её постройку ушло полгода. «Чертежей у меня не было. Делал по фотографии модели фрегата «Паллада» из Интернета. Так как это не точная копия, то решил назвать модель не как корабль-прототип, а в честь жены «Любавой»», – продемонстрировал плоды своего труда Валерий Дмитриевич.

День Военно-морского флота он намеревался отпраздновать с сослуживцами по К-258 в Санкт-Петербурге, но помешали семейные обстоятельства. Но пообещал, что присоединится к военным морякам, ежегодно собирающимся в последнее воскресение июля в центре Тирасполя. По традиции будут возложены цветы на Мемориале Славы. Хотели было моряки ввести и ещё одну традицию – поднятие военно-морского флота СССР, но добро от городских властей не получили. А ведь неплохая идея с точки зрения патриотического воспитания молодёжи. Флот – единственный вид Вооружённых сил, где данный церемониал проходит ежедневно.

Кирилл Нефёдов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.