Анатолий Довгопол: «Бывших боксеров не бывает»

Что такое семья? Одно из определений гласит – «единство, объединение людей, сплочённых общими интересами». Такое единство удалось построить Анатолию Григорьевичу Довгополу, заслуженному тренеру ПМР, награжденному орденом «Трудовая Слава», а также победителю конкурса «Человек года-2017» в номинации «Достижения в спорте». Но теплые слова и искреннее участие своих воспитанников в жизни родного спортивного клуба и есть высшая награда, которая дороже многих медалей, уверен Анатолий Григорьевич. Поздравить тренера с днем рождения приезжают из разных стран теперь уже взрослые ученики, а юные спортсмены учатся у старших не только в физическом плане, но и моральном. Закаленный боксом характер – это на всю жизнь! Сам же Анатолий Довгопол придерживается золотого правила: «Сначала ты должен быть порядочным человеком, а затем уже боксером». Об этом и многом другом с нашим собеседником и пообщаемся.

– Как началась ваша тренерская карьера?

– Однажды, когда мне было 22-23 года, мой тренер предложил мне ступить на тренерскую стезю, взять детскую группу. Генрих Зигмундович много раз говорил мне: «Ты будешь хорошим тренером», то есть видел во мне эти задатки. Если говорить искренне, этот момент был самым приятным. Я приехал в Приднестровье в 1979 году, а первые известные тренеры работали в Тирасполе еще в послевоенное время. Я работал на ХБК и по совместительству занимался с ребятами в спортивном клубе. С 1995 года работаю тренером-преподавателем в школе борьбы и бокса, а мой основной клуб – СК «Витязь».

– За это время в тираспольском боксе произошло немало изменений…

– Сегодня могу с гордостью сказать, что мы заявили о себе на международном уровне, с нами считаются, приглашают на соревнования. Прямо сейчас сборы на нашей базе в столице проходят команды из Израиля, один парень – из США. Приезжают российские, украинские команды. Для нас самих мало подготовить ребят для международного первенства, важно еще и найти средства, чтобы отправить их в поездку! Здесь чаще всего выручают в материальном плане наши бывшие ученики. Пусть они и не стали боксерами, но нашли свое место в жизни, твердо стоят на ногах. Бывших боксеров не бывает!

– Есть ли в боксе место эстетике?

– Бокс можно условно разделить на техничный и силовой. История бокса волнообразна: в один период популярна чистая техника, когда зал замирает и с удовольствием смотрит схватку, словно спектакль. В следующий период на передний план выступает силовой бокс, где больше уделяют внимание сильным ударам, отсюда и больше нокаутов. Возможно, кто-то его считает более зрелищным, но я сторонник техничного бокса, который и прививаю своим воспитанникам. Все-таки бокс – это искусство.

– Одни специалисты утверждают, что детей не стоит отдавать в секцию бокса в 6-7 лет, другие же говорят, что можно заниматься этим видом спорта уже в таком раннем возрасте. Где же золотая середина?

– По моему мнению, а также с точки зрения здоровья ребенка, любым видом спорта стоит начинать заниматься не раньше 13 лет. Дело в том, что физиологически до 14 лет человек развивается неравномерно. Любой вид спорта дает одностороннее развитие, нагрузку на определенную группу мышц и, конечно же, отбирает часть питательных веществ, необходимых для других органов. Поэтому, когда приходят родители с совсем маленьким сыном, я советую им: приведите его хотя бы в 11-12 лет, чтобы не навредить ему, но никак не в 8-9. Для меня не так важно вырастить олимпийского чемпиона, важнее привить ребенку те качества, которые сформируют его внутреннюю порядочность. Я в близких контактах со школьными учителями ребят, и очень приятно, когда они говорят: «Сразу видно ваших учеников. Они не подведут, от них не ждешь чего-то подлого, они всегда готовы прийти на помощь».

– Поговорим о ваших воспитанниках… Кого бы из них вы выделили?

– Никогда не забуду своих первых учеников. Это и Новиков, и Гарага, и Адамов, первые участники чемпионатов мира и Европы. Помню каждую минуту нашего первого чемпионата Европы в Юрмале в 2004 году, где я на ринге чуть ли не терял сознание, когда наши ребята боксировали подряд. Потому многие тренеры эмоционально выгорают. Очень талантлив Александр Рышкан, который в свое время стабильно завоевывал медали на международных соревнованиях.

Целая плеяда хороших боксеров, участников чемпионата Европы, тренируется и на данный момент. Это Виктор Вакула, Андрей Кирьяков и Игорь Родионов. В мае прошел чемпионат Европы в Болгарии, куда поехали мастер спорта международного класса Юлия Король и Кристина Кравченко. Последняя выиграла лицензию на участие в Европейских играх в Минске.

В октябре наши юниоры поедут на чемпионат Европы в Анапу. Отмечу Артура Соловьева, Василия Чеботаря, Максима Иващенко и Марию Манолову (я как раз попал на их пробежку перед тренировкой – Прим. автора).

– Часто слышал о том, что боксеры со своей базой могут уйти в кикбоксинг. А сложно ли кикбоксеру прийти в бокс?

– У меня есть другой пример – Александр Рышкан когда-то пришел в бокс, будучи мастером спорта по акробатике. Прекрасная база!

На самом деле, к нам приходят кикбоксеры, им можно перестроиться, даже легче, чем если спортсмен пришел от другого тренера-боксера. Не было таких случаев, чтобы из нашего клуба ушли в кикбоксинг. Оттуда к нам, наоборот, приходят. Я никому не отказываю и вообще строю тренировки в соответствии с принципом «не навреди».

– Часто ли боксеры получают травмы?

– Мне кажется, это не совсем тактичный вопрос. По травматизму среди всех видов спорта бокс занимает 19-е место. Вспомним Сашу Рышкана. Почему он ушел из акробатики? Один из ребят, с которыми он выступал в тройке, получил тяжелейшую травму спины. Группа распалась, и Александр пришел к нам в клуб. Максим Чертыковцев занимался футболом и имел целый ряд серьезных травм. За все время занятий боксом ему один раз разбили нос – и все! Я тоже когда-то играл в футбол и знаю, что такое перелом руки или ноги, сотрясение. Такое бывало на моих глазах. Это вообще есть в любом виде спорта. Возьмем даже такой интеллигентный вид спорта, как плавание. У пловцов может случиться целый ряд заболеваний, связанных со спиной, как рассказывают сами тренеры по плаванию.

На чемпионате Европы по боксу, где участвуют 140-150 человек, на высоком уровне, бывают 1-2 нокаута. Это меньше одного процента. Бокс далеко не самый травматичный вид спорта, это стереотип.

– У боксеров есть одна черта, которая роднит их с актерами, готовящимися к съемкам. Перед соревнованиями им часто нужно сбрасывать или набирать вес, чтобы войти в нужную категорию. Насколько это сложно?

– Все боксеры через это проходят, никуда от этого не денешься. Если ты боксируешь в категории, например, 57 кг, твой обычный вес должен быть 58-59 кг, чтобы ты чувствовал себя сильнее, увереннее. Организм надо настроить на определенную массу тела, это очень серьезно. «Гнать» вес не тяжело, тяжело удержать его. Реально это может сделать любой – нужна диета и физические нагрузки.

– Ваши нынешние подопечные боксеры – дружная команда?

– Я уверен, что бокс – это большая семья. Мы занимаемся в спортивном клубе «Витязь», и кроме меня с ребятами работают еще два тренера, тоже мои ученики, Максим Чертыковцев и Витя Вакула. У меня такой принцип – если мы работаем вместе, то с теми, кого знаю, как говорится, изнутри, со своими воспитанниками. Бывает такое, что у кого-то из ребят нашего клуба заболел родственник, надо сдать кровь. Идем и сдаем кровь. У кого-то материальные проблемы. У нас всегда найдутся люди, которые бескорыстно помогут в трудную минуту (даже если им уже под пятьдесят лет и больше, они все равно небезучастны к судьбе клуба).

Некоторые из моих учеников живут в России, Израиле, Америке. Когда они приезжают сюда, происходит некая встреча поколений, нынешние ребята видят тех, кого мы ставим им в пример. Я рад, что такое отношение сохраняется у них на протяжении всей жизни не только ко мне, но и друг к другу. Как говорится, и в радости, и в печали – и такое в нашей жизни бывает.

Андрей ПАВЛЕНКО, г. Тирасполь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.