Несмотря на все потуги недругов

Сегодня в Бендерах пройдут торжественные мероприятия, посвящённые 26-летию миротворческой операции на берегах Днестра. До последнего не было ясно, будут ли это традиционные масштабные мероприятия с участием военнослужащих всех составляющих Совместных миротворческих сил и представителей ОБСЕ, или же они второй год кряду пройдут в усечённом по составу участников варианте. Но в любом случае они должны состояться.

Бендеры! Других вариантов быть не должно

Прошлогодние юбилейные празднества молдавская сторона решила бойкотировать. Её примеру последовали украинские военные наблюдатели и представители ОБСЕ. На сей раз молдавская сторона одержима идеей о смене места проведения праздничных мероприятий. В качестве такового предлагались и Дубоссары, и близлежащие к ним, находящиеся под юрисдикцией Кишинёва населённые пункты. По мнению сопредседателя Объединённой контрольной комиссии (ОКК) от Приднестровья Олега Белякова, высказанному в интервью газете «Приднестровье», данная инициатива направлена на создание вокруг миротворческой операции информационного вакуума. «Наиболее пострадавшим городом во время войны 1992 года были Бендеры. Поэтому неспроста Объединённый штаб Совместных миротворческих сил располагается здесь, в Бендерах заседает и ОКК. Мы их считаем столицей миротворческой операции, – сказал по этому поводу Олег Беляков. –  Никто не отказывается от проведения праздничных мероприятий и в Дубоссарах. И они там тоже будут проводиться. Но основная часть по-прежнему пройдёт в Бендерах. Что же касается попыток молдавской стороны переноса празднования  из Бендер в Дубоссары, то  смысл очень прост. Они вообще предлагают устроить праздничные мероприятия в Новой Маловате или ещё в каком-нибудь селе, находящемся под их юрисдикцией. То есть постепенно создавать впечатление, что никакой миротворческой операции вообще нет».

Задача была обескровить ОКК

Безусловно, праздновать или нет очередную годовщину ввода миротворцев, каждая из участвующих в операции сторон решает сама. Но при этом стоит учитывать, что тем самым демонстрируется отношение и к миссии в целом, и к тем, кто на протяжении 26 лет обеспечивает мир и стабильность. Молдова за два последних года не раз его демонстрировала. Причём весьма резонансно. В прошлом году было скандальное решение Конституционного суда РМ о том, что в выборе средств для выдворения из Приднестровья российских войск можно ни перед чем не останавливаться. Также в 2017-м персонами нон-грата были объявлены российский военный атташе и несколько сотрудников атташата. Все они либо входили в состав ОКК, либо работали при ней экспертами. В итоге послу РФ в Молдове даже пришлось обращаться в комиссию с просьбой сделать заседания комиссии «облегчёнными» – вносить в повестку дня только наиболее важные вопросы. «Работа ОКК в прежнем объёме будет возобновлена. Ориентировочно в  сентябре должен прибыть новый российский военный атташе», – заметил Олег Беляков.

Удар по ОГРВ – удар по миротворчеству

А уже в этом году по инициативе Молдовы Генассамблея ООН и Парламентская ассамблея ОБСЕ приняли документы, в которых речь идёт о выводе российских войск с территории Приднестровья. Они, правда, Россию ни к чему не обязывают, но зато не оставляют ни тени сомнения в позиции Кишинёва. «Часто говорят, что Молдова не против миротворческой операции, а лишь выступает за вывод из Приднестровья Оперативной группы российских войск. Но для всех очевидно, что ОГРВ – база для подготовки миротворцев, – прокомментировал молдавские инициативы Олег Беляков. –  Такая же база есть и у молдавской стороны – дислоцируемый в Кишинёве 22-й миротворческий батальон, и у нас – учебный центр для подготовки миротворцев во Владимировке. Почему на базе ОГРВ сегодня готовятся российские миротворцы? Потому что всё движение через территорию Украины было прекращено. Невозможно сейчас провести доукомплектование непосредственно из России. Приходится ротацию делать на месте».

Субъективно-независимый мониторинг

Это в резолюции Генассамблеи ООН нападки на миротворческую операцию закамуфлированы под требования о выводе ОГРВ. В документе, принятом ПА ОБСЕ, уже прямо говорится о замене миротворцев на гражданскую наблюдательную миссию. Более того, местная миссия Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе пошла дальше и параллельно с работой военных наблюдателей четырёх сторон (Россия, Молдова, Приднестровье, Украина) стала сама мониторить Зону безопасности. Если это не шаг, направленный на слом действующего формата миротворчества, так что это? Этим вопросом в ходе интервью задается и Олег Беляков. «Подобные попытки изменения формата миротворческой операции были начаты не сегодня. Они предпринимались и в прошлом, и в позапрошлом году, – напомнил сопредседатель ОКК. –  Молдова и тогда пыталась передать мониторинговые функции миссии ОБСЕ. Сейчас она  в одностороннем порядке взяла на себя инициативу, ссылаясь на сотрудничество с ОКК… Они сейчас въезжают в Зону безопасности и проводят мониторинг. Например, недавно сопровождали движение из Тирасполя в Колбасну колонны ОГРВ. Объединённая контрольная комиссия получила соответствующее извещение о планируемом передвижении. Согласно соглашению 1992 года, контролю в Зоне безопасности подлежат только силы конфликтующих сторон, но не российские войска.  Представители миссии ОБСЕ выехали в 6 утра, провели фото- и видеосъёмку колонны». Причём мониторинговые мероприятия миссии ОБСЕ всегда носят однобокий характер. «Есть ли объективность в их действиях? Выехав на мост через Днестр в районе Бычка, миссия ОБСЕ заметила почему-то только миротворческий и таможенно-пограничный приднестровский посты, а затем написала целый доклад в ОКК, который молдавская сторона пыталась приобщить к решению комиссии, – заметил мой собеседник. –  Но ведь на другой стороне реки стоят сотрудники молдавской полиции, так почему тогда они их не зафиксировали? Односторонний подход. Они фиксируют только то, что им выгодно. Чем в данном случае принципиально отличаются военные наблюдатели четырёх сторон (России, Молдовы, Приднестровья и Украины)? Если они что-то увидели вчетвером, то не смогут написать разные доклады – отдельно про молдавскую, отдельно про приднестровскую сторону. Миссия ОБСЕ  намерена контролировать российские учения. Пишут соответствующие запросы в российское посольство. Но почему-то учения, проходящие на полигоне Бульбоака, они не инспектируют».

Сначала перепрофилировать, а затем обвинить в неэффективности

Кстати, о мосте между Гура-Быкулуй и Бычком. Если отбросить фон, который создаётся официальным Кишинёвом и его партнёрами по выдавливанию российского военного присутствия из Приднестровья вокруг миротворческой операции, то единственным серьёзным противоречием между сторонами конфликта внутри её на сегодняшний день является наличие в этом месте приднестровского таможенно-пограничного поста. «На чём основан весь сыр-бор? Насчёт миротворческой деятельности вообще у ОКК проблем нет. Но молдавская сторона настаивает на том, чтобы таможенно-пограничный пост у Бычка был упразднён, – прокомментировал ситуацию Олег Беляков. – С какой стати? Все мосты через Днестр охраняются миротворцами, а также там несут службу правоохранительные органы как с одной, так и с другой стороны. Исключением являются мосты в Вадул-луй-Водэ и в Бендерах, потому что они находятся внутри Молдовы и Приднестровья. Это никакое не ограничение передвижения людей и грузов. Когда мы въезжаем в Молдову, у нас тоже проверяют документы, досматривают машины. Почему эти же механизмы не должны действовать на территории Приднестровья?». На миротворцев пытаются возложить несвойственные им функции . Например, хотят заменить ими таможенные и пограничные посты. «Это невозможно, поскольку законодательства Приднестровья и Молдовы разнятся, и каждое государство защищает свои интересы. Пытаться отнести к миротворческой операции какие-либо вопросы, кроме военных, – контрпродуктивно. Мы прекрасно понимаем, что таким образом молдавская сторона пытается втянуть миротворцев, а потом обвинить их в нефункциональности – не пропустили гражданина без документов через пункт пропуска, задержали груз и т. д»

А если всё же они уйдут?

Для того, чтобы сломать нынешнюю миротворческую операцию, по словам Олега Белякова, не нужно громких заявлений с ООНовской или ОБСЕшной трибун. Достаточно в одностороннем порядке выйти из Соглашения от 21 июля 1992 года о принципах мирного урегулирования конфликта. Правда, последствия этого будут необратимы. «Я думаю, что все реалисты и все понимают, что даже попытка выхода из этого соглашения может заметно ухудшить ситуацию на берегах Днестра. Давайте представим, что одна из сторон выходит из соглашения. Что будет в ряде населённых пунктов Дубоссарского района – в Дороцком, Кошнице, Пырыте, Новой Маловате, Кочиерах и т.д? В нашей Конституции они обозначены как территория ПМР. Конфликт возникнет сам собой. Что будет в Бендерах, где одновременно находятся правоохранительные органы Молдовы и Приднестровья? А в Варнице, которая согласно нашему законодательству является бендерской городской чертой, находится молдавская примэрия?  Миротворческая операция-то и начиналась с разведения конфликтующих сторон, и какое-либо решение относительно неё может быть принято только после окончательного разрешения конфликта».

Несмотря ни на что миротворческая операция продолжается. Причём в отличие от предыдущих лет за последние годы в Зоне безопасности не было зафиксировано ни одного серьёзного инцидента. Развивается сотрудничество миротворцев с правоохранителями сторон и органами местного самоуправления. И спустя 26 лет по окончании боевых действий в Зоне безопасности обнаруживаются неразорвавшиеся боеприпасы. Неоднократно Объединённая контрольная комиссия обращалась с призывом к населению о добровольной сдаче оружия и боеприпасов. И отклик был. Кое-что, правда, приходилось изымать представителям правоохранительных органов совместно с миротворцами и силой. Только за первое полугодие 2018-го было обнаружено, добровольно сдано и изъято 1370 единиц оружия и боеприпасов. «Мы прекрасно понимаем цену даже одному патрону, который находится в преступных руках. Когда же мы говорим о сотнях боеприпасов, то представляем, сколько жизней было сохранено», – заметил по этому поводу Олег Беляков. И одного того факта, что опасные находки в Зоне безопасности не прекращаются и по сей день, достаточно для того, чтобы доказать – миротворческая операция не исчерпала себя.

Александр Никитин.

Фото: www.novostipmr.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.