Президентские цитаты и латиноамериканские мотивы

53 и 5. Столько публикаций, в которых упоминается миротворческая операция на берегах Днестра за год (с 21 июля 2017-го по то же число нынешнего года), было размещено на официальных сайтах президентов Приднестровья и Молдовы. Речь идёт о выступлениях и интервью Вадима Красносельского и Игоря Додона.

Эти данные во время круглого стола «Российское миротворчество на Днестре: новые риски и перспективы» озвучила директор программ Института социально-политических исследований и регионального развития (ИСПИРР) Вера Табак. Главы обоих государств положительно высказывались о миссии Совместных миротворческих сил (напомним, что в состав СМС входят российский, молдавский, приднестровский контингенты, а также группа украинских военных наблюдателей), заявляли об её успешности и необходимости продолжения, а заодно критике подвергались те, кто выступает за замену её гражданскими наблюдателями. Оба президента отмечали и огромную роль операции в завязывании и поддержании диалога между сторонами молдо-приднестровского конфликта. В отличие от Игоря Додона, Вадим Красносельский подчёркивал и уникальность операции. Кроме того, что это единственная миротворческая миссия, в которой участвуют воинские контингенты некогда воевавших друг против друга сторон, Президент Приднестровья в своих публичных высказываниях обращал внимание и на то, что это исключительный случай, когда ныне украинские и российские военнослужащие несли бы службу бок о бок и выполняли одни и те же задачи.  Говорилось в выступлениях Вадима Красносельского и о том, что миротворческая операция в 1992 году позволила сохранить Приднестровскую Молдавскую Республику. Безусловно, оценки деятельности СМС со стороны молдавских правительства и парламента были бы совершено иными, чем пытающегося продемонстрировать свою пророссийскость Игоря Додона. Кстати, аналогичным исследованием содержимого интернет-ресурсов высших исполнительных и законодательных органов Приднестровья и Молдовы ИСПИРР собирается заняться в ближайшее время. Обещают, что результаты будут опубликованы на сайте института.

Как раз действия молдавских властей в отношении миротворческой операции за последние полтора года и стали центральной темой круглого стола. Бывший депутат парламента Молдовы Зураб Тодуа признался: «Я не припомню, чтобы столь активно и агрессивно педалировались нападки на миротворческую операцию. Жителей страны более интересовала социально-экономическая ситуация. Прежде тема миротворчества была фоном, а не частью государственной политики». По мнению экс-парламентария, обострение связано, прежде всего, с резким осложнением отношений между Россией и Западом, где территория бывшей МССР является одной из точек соприкосновения. При этом молдавский политик заявил, что у его страны нет никаких правовых оснований требовать вывода российских войск из Приднестровья. Он напомнил, что нахождение военнослужащих РФ в Приднестровье до полного разрешения молдо-приднестровского конфликта прописано в соглашении, по которому в зону боевых действий вводились миротворцы, подписанном президентами Молдовы и России в Москве 21 июля 1992 года. Директор ИСПИРР Игорь Шорников к этому добавил, что данная позиция молдавской стороной была подтверждена 18 марта 2009 года в совместном заявлении президентов Владимира Воронина, Игоря Смирнова и Дмитрия Медведева.

Выступил Игорь Шорников и с отдельным докладом «Национальная стратегия обороны Молдовы 2018-2021: латиноамериканский вариант для Восточной Европы?». «Причём тут Латинская Америка к миротворческой операции?» –  спросите вы, уважаемый читатель. А связь меж тем есть. Последнее, что предпринял Кишинёв против российских военнослужащих в Приднестровье, – официально признал их вероятным противником. Оперативная группа российских войск в Приднестровье, являющаяся базой и резервом для контингента РФ из состава СМС, наряду с Вооружёнными силами ПМР в недавно появившейся в Молдове Стратегии национальной обороны на 2018-2021 годы заявлена, как главная угроза безопасности страны. Следовательно, по мнению разработчиков этого документа, необходимо в более чем два раза увеличить военные расходы с нынешних 620 миллионов леев до полутора миллиардов. Игорь Шорников подчеркнул, что эта сумма неподъёмна для молдавского бюджета, поэтому в Стратегии прямо сказано, что Кишинёв рассчитывает на внешнюю помощь. В 30-80-е годы прошлого столетия США не экономили на обучении офицеров из стран Латинской Америки и безвозмездных поставках туда оружия и боевой техники, в результате чего эти государства «практически были оккупированы собственными армиями». «Возможно ли такое в Европе в XXI веке?» –  задался вопросом Игорь Шорников. И получил на него ответ от молдавского историка Сергея Назарии. «Да, возможно. Потому что в Молдове уже полуколониальная, несамостоятельная власть», –  заметил он. Его поддержал и уже упомянутый выше Зураб Тодуа, подчеркнувший: «В Молдове существует марионеточный режим, который готов выполнить все установки Запада. В центрах, где принимаются решения, правда, ещё не знают, что здесь предпринять».

Что характерно, все участники круглого стола из Молдовы возложили вину за разжигание войны 1992 года на тогдашние кишинёвские власти. Зураб Тодуа же при этом ещё и отметил, что нынешняя война на Донбассе развязывалась «по одним и тем же лекалам, что и молдо-приднестровская». «Если бы Украина изучала историю конфликта между Молдовой и Приднестровьем, то смогла бы избежать войны на Донбассе», –  заключил молдавский эксперт. Украинская тема не раз поднималась во время круглого стола. Например, бывший глава МИД ПМР Владимир Ястребчак подчеркнул, что, поддерживая ныне Кишинёв в его стремлении изменить формат миротворческой операции, Киев бьёт по своему участию в переговорном процессе по молдо-приднестровскому урегулированию как гаранта и посредника. Он напомнил, что первоначально Тирасполь и Кишинёв обратились к Киеву о присоединении к миротворческой операции, а уже потом встал вопрос и о посредническом статусе. При этом он обратил внимание на опасную тенденцию в среде молдавских политиков – попытках смешать понятия «стороны конфликта» и «подписанты соглашения от 21 июля 1992 года (согласно этому подписанному в Москве президентами России и Молдовы документу в зону молдо-приднестровского конфликта вводились миротворцы)». «Россия – не сторона конфликта!» –  заявил в этой связи Владимир Ястребчак.

По мнению же посла по особым поручениям в ранге замминистра иностранных дел ПМР Руслана Слободенюка, миротворцы являются единственной силой, которая способна «в случае внезапного обострения ситуации моментально её стабилизировать». «Другой силы, альтернативной миротворческой операции Российской Федерации, не существует и, по моему глубокому убеждению, в ближайшие годы, а может быть, и десятилетия, не появится, –  подчеркнул дипломат, добавив: – Приведите хоть одну точку на Земле, где бы миротворческая операция была столь же эффективна».

Кстати, это был уже второй круглый стол по миротворческой тематике, организованный ИСПИРР. Предыдущий состоялся в прошлом году. В октябре 2017 года был издан сборник прозвучавших на нём докладов. Институт собирается то же сделать и сейчас. А пока он будет готовиться к печати, с выступлениями участников нынешнего мероприятия можно будет ознакомиться на сайте этого исследовательского центра. Во время работы круглого стола сотрудниками ИСПИРР было обещано, что они там появятся в ближайшее время.

Кирилл Нефедов.

Фото https://www.ispirr.org/

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.