Есть такая станция Новосавицкая

Сколько раз проезжал эту станцию и не думал, что когда-нибудь побываю здесь не в качестве пассажира. «Станция у нас рядовая, четвертого класса, по-нашему значит – последнего разряда, – говорит ее начальник Лидия Гори, – но и особенность ее в том, что мы на нашей Приднестровской железной дороге – крайняя точка, через десять километров уже будет Украина – станция Кучурган».

Дальше в разговоре с Лидией Ивановной не раз прозвучало, что Новосавицкая ничуть не уступает станциям соседей. «Нас мало, но мы стараемся держать марку Приднестровья», – позже записал в блокнот ее слова. Понравились они мне, показались значительными. А затем, ближе познакомившись с «хозяйкой», убедился, что по-другому и быть не должно, ведь все работающие на станции (а их семь человек) – ее старожилы. «Еще и патриоты», – добавила к моему разговору с начальником дежурная по станции Виктория Сухолет.

Лида еще с детства была напрямую связана с железной дорогой. В Чимишлии, откуда она родом, на станции работали родители. Отец в службе путей, мать – билетным кассиром.  И бабушка бригадиром дежурных по переезду трудилась. Все передовики. Так что судьба девушки была предначертана: после школы поступила на учебу в Кишиневское железнодорожное профтехучилище, а уже по его окончании распределили ее на Новосавицкую на должность дежурной. Это был 1987 год. А начальником станции назначили в 2004 году, после того, как ушел на пенсию бывший руководитель и она заочно в Бельцах окончила железнодорожный техникум.

«И не скучно вам здесь? – спросил я. – С вашим-то опытом и образованием наверняка смогли бы работать в другом месте и в должности повыше. «Как-то не задумывалась, – ответила Лидия. – Просто работала и просто жила, вышла замуж, дети родились. Здесь каждый друг друга знает, живем одной семьей. Сами понимаете, как непросто своих оставлять. А тут еще события 90 -х годов, помните, какими они были. Еще больше сплотились. А с тех пор, как отделились от Молдавской железной дороги, создали свою, Приднестровскую, не скажу, что работы прибавилось, но насчет ответственности, так это точно. Себе нужно было прежде всего доказать, что можем быть самостоятельными, сами можем решать производственные вопросы».

 Лидия окинула взглядом пути и платформу, здание станции и жилой ведомственный дом, и мне сразу стало понятно, о чем думала в тот момент она.  Территория и все, что на ней, в порядке, во всем чувствуется хозяйская рука.  И внешний вид сотрудников подкупает, будто работают они не на малозначимой станции, а на какой-то главной и важной. Сама начальник в форменной одежде, в белой рубашке с погонами с четырьмя звездочками. Эти самые звездочки говорят, что она по железнодорожным званиям лейтенант. И дежурная по станции Виктория Сухолет словно с картинки: на ней выглаженная сорочка серо-голубого цвета, фуражка красная… Она как раз встречала тепловоз-товарняк, держа в руках диск (это прикрепленный к древку круг с одной стороны белого, а с другой красного цвета). «Белый, – разъяснила Лидия, – означает путь локомотива вперед (все, значит, в порядке), а красный цвет – движение дальше запрещается, нужно остановиться. Вот чтобы не было такого, наше предназначение».

Интересуюсь, не случалось ли железнодорожникам Новосавицкой принимать участие в ликвидации черезвычайных ситуаций или что-то вроде этого. Думаю, не бывает так, чтобы все у них в работе было гладко. Но, к счастью, ошибаюсь, ничего такого героического нет.  Правда, вспомнила Гори, несколько лет назад на одном из участков дороги под Ново-Котовском после обильных дождей размыло насыпь, а еще в одном рельсе обнаружили трещину. «Но это всего-навсего эпизоды, – пояснила она. – Это рабочие моменты, их сразу и устранили».

Фото Виктора Громова.

Не согласиться с сокращением движения составов, если даже этого и не хочешь заметить, не получится. Сегодня ежедневно мимо станции проходят семь-восемь тепловозов, почти в десять раз меньше чем в былые годы. Это тепловозы из Кишинева на Москву и на Одессу и обратно, а также   товарняки. И на станции они больше не останавливаются, но рабочий распорядок ни для кого не меняется, остается все тот же напряженный и ответственный рабочий ритм.  Бригада под руководством Михаила Готыняна ежечасно занимается проверкой технического состояния верхней поверхности пути, Сергей Пешин и его помощники следят за исправностью светофоров, дежурные по станции Виктория Сухолет, Елена Олейник, Леонид Мельник, Валентина Щербатюк (на фото) все время на пульте, принимают от диспетчера звонки, выходят встречать поезда.  Ну а начальник станции Лидия Ивановна Гори (сейчас хочу назвать ее официально) всю жизнь станции держит на контроле. «Путейцы должны ремонтировать пути, машинисты –  водить поезда, а мы, начиная прежде всего с меня, обеспечивать безопасность движения поездов и жизни людей», – подытожила она наш разговор.

Встретился с Лидией Ивановной и подумал: как хорошо, когда человек на своем месте. С настроением живет и работает, и передает его подчиненным, всем, с кем живет рядом. Правда, не всегда оно у нее лучезарное, как в этот день. Есть моменты, когда и не позавидуешь, но она умеет это скрывать и не переносить свое недовольство на других. Ее и остальных людей со станции, работающих сегодня или в прошлом, а все они – жители этого маленького населенного пункта, беспокоит одно: кто завтра продолжит дело «железки», начатое еще их родителями»? Самый молодой среди «новосавицких» Леонид Мельник, которому 29 лет. Может, он?  А еще, может, тот мальчуган, которого я встретил при въезде на станцию шагающим по пыльной дороге в знойный июльский день в вылинявшей фуражке железнодорожника? Наверное, от прадеда она ему досталась.

Александр ДОБРОВ, ст.Новосавицкая, Слободзейский район.

Фото Виктора Громова.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.