Тирасполь в Одессе

Согласитесь, приятно в стороне от родных мест слышать о себе доброе. В Одессе мы, тираспольчане, так вообще на слуху: сто километров друг от друга – это не расстояние.  А еще города наши ровесники, два года разницы тоже ничего не значат. Многое объединяет нас с «жемчужиной у моря», и благодарные одесситы с давних пор   именем Тирасполя назвали у себя шоссе, площадь и улицу, которая далеко не рядовая.

Старые одесситы с самого начала называли её (и сейчас тоже) с ударением не на «А», а на «О». Почему так, а не иначе произносится ее название, в Одессе никто не может внятно объяснить. Просто по привычке. На месте улицы проходила «Дорога в Тирасполь» (указана на плане города 1794 года), в связи с чем улица и получила своё название. Впервые название Тираспольская на карте города появилось в 1826 году. С ноября 1955-го по июнь 1995 года улица называлась «Улицей 1905 года», но потом снова ее переименовали в Тираспольскую.

Тираспольская по праву считается одной из красивейших улиц Одессы, парадным въездом в центр города со стороны Молдаванки. Пройдя по ней, вы услышите историю домов, заглянув во дворы и подъезды, увидите множество неповторимых элементов оригинального убранства фасадов и интерьеров. Сравнив карту Одессы с планом Хаджибея 1794 г., на котором показана «Дорога в Тирасполь», можно предположить, что Тираспольская улица проложена по ней. Отсюда и название. До 1826 года улицы были помечены как дороги или тракты «на Москву», «на Тирасполь», «на Херсон». Поэтому вполне логично, что части этих дорог в черте города, со временем застроенные по обе стороны домами, получили названия по направлениям движения. Так случилось и с Тираспольской, которая к тому времени уже была застроена домами, павильонами, магазинчиками и стала полноценной улицей. Со временем здесь появились великолепные образцы жилой архитектуры, дорогие доходные дома и городские особняки. Тираспольская на рубеже XIX-XX веков, в отличие от большинства одесских улиц, выделялась довольно размеренным укладом жизни. Основным бизнесом, приносящим стабильную и высокую прибыль, здесь по праву считалось содержание доходных домов, в которых квартировали люди различного происхождения, рода занятий и уровня достатка.

Дом №6. Автомобильно-дорожный техникум.

Первыми зданиями на улице стали склады для хранения зерна – основного товара местного порта. Застройка улицы сложилась в XX веке, сохранились здания конца XIX века, в частности, дома, где жили предприниматели и дипломаты. В доме под №1, который был построен в конце XIX века, в начале XX века находилась переплётная мастерская, потом склад красок. Впоследствии здание заняло испанское консульство, а также книжный магазин. В этом доме в 1944 по 1980 год жил радиолог, основатель первого на Украине онкологического диспансера, профессор Е. Дубовый. В годы Великой Отечественной войны он лечил раненых воинов, а после освобождения города стал заведующим кафедрой рентгенологии и радиологии Одесского мединститута.

В доме №6, построенном в 1953 году, расположился автомобильно-дорожный техникум. Авторитетное учебное заведение, действующее и сегодня, за годы своего существования подготовило немало специалистов автомобильной отрасли, и в Тирасполе есть люди, которые его окончили и вспоминают добрым словом. До него на этом месте стоял дом, которым владел некий А. Кулинец. В доме проживали видный специалист по болезням уха, горла, носа врач О. Калина, помощник присяжного поверенного Ф. Вишневецкий, банкир Я. Цвиллин. В этом же доме в 1910 году был открыт театр-иллюзион «Мулен-руж». Вход в иллюзион был сделан в виде мельницы, как и в Париже у одноименного кабаре.

Дом № 12. Он принадлежал Семену Мангуби и был построен в середине позапрошлого века. Оригинальные ворота ведут во двор дома, который вошел в историю Одессы и мировой литературы как временное пристанище семьи тогда еще юного Исаака Бабеля. Она в 1905 году переехала в Южную Пальмиру из Николаева и поселилась тут. В этом же доме долгие годы проживала тетка будущего писателя по линии матери Екатерина Швехвель, державшая зубоврачебный кабинет. И именно из этого дома юный Исаак поначалу безропотно отправлялся на занятия по классу скрипки к Петру Столярскому на Дворянскую улицу. В эти годы прошлого века в доме проживали известные местные врачи. Здесь же был аптекарский магазин Л. Гейликмана. Можно было заказать бетонные работы и устройство центрального отопления у Бруно Фетиша, приобрести в розничной продаже вино у В. Фетиша, обувью торговал М. Вайнштейн. Сейчас это жилой дом с административными помещениями.

Дом №19. Доходный дом Э.Шейнштейн

Во 2-й мужской гимназии, а она располагалась в доме №9, в 1863-1865 годах учился болгарский поэт и революционер Христо Ботев, в честь которого на здании установлена мемориальная доска. В соседнем доме ныне – средняя школа №58. До этого здесь была школа рабочей молодежи, а первоначально размещался штаб Одесского военного округа. В первые послевоенные годы, как и в довоенные, в здании находилась военно-музыкальная школа, в которой по классу кларнета преподавал Макс Кюсс, автор популярного вальса «Амурские волны».

Надо отметить, что Тираспольская во все времена была улицей музыкальной. В доме №20, что на углу улицы Дегтярной (сразу после завершения его строительства в нем размещалась чайная Я.Баранова), процветала книжная торговля сорокского мещанина Сруля Меерова. В первые послевоенные годы в здании обосновалась неполная средняя музыкальная школа, которая была одной из пяти таких школ в городе. Свое местоположение музыкальная школа имени Глазунова сохранила до наших дней.

А вот дом сугубо одесский. Во внутренний двор выходят веранды по всему периметру. На них ведут чугунные лестницы с клеймом «Мюльнер В. Одесса». Эти лестницы изготавливались на его заводе. Есть интересное досье на него: за фальшивое клеймение весов он был приговорен окружным судом к заключению на полтора года. За весами следили строго… Этот дом до сих пор жилой.

Привлекает внимание еще и ныне жилой дом на углу улицы Старопортофранковской. Он был построен в начале ХХ века по проекту архитектора Розенфельда. На его месте раньше была мельница «Маса и Ко», а затем механическая паровая вальцовая мельница торгового дома «Орлов и Дурьян». Затем этот дом стал принадлежать владелице пивного завода Матильде Кемпе, состоявшей в близком родстве с Дурьянами. На барельефе на углах дома, помещено, как утверждают знатоки, ее изображение.

Я стоял и рассматривал это здание, и не только его, наверное, еще бы долго, если бы не один пожилой одессит по имени Фима, который поинтересовался, что я здесь делаю. «Квартирку подбираете, – обратился он ко мне. – Трудное дело. Здесь навряд ли кто-то согласится продать или поменять. Мне так трешку давали на Таирова вместо моей однокомнатной с балконом с видом на это место». Он кивком поднял голову, и, дождавшись, что я последую его примеру и посмотрю туда, куда он указывает, заключил: «Ничего вы не понимаете: Тираспольская есть Тираспольская, и этим все сказано». При этом, как и другие одесситы, по привычке это слово произнес с ударением на «о».

…Вот и прошелся я по улице Тираспольской до площади с таким же названием. Какая-то гордость охватила меня, хотелось новому знакомому Ефиму и всем прохожим сказать, откуда я и почему так подозрительно долго гуляю по ней. Мне, как и ее жителям, приятно осознавать, что улица реконструируется, подкрашены фасады домов, расширена дорога, по ней какой уже век торопятся трамваи. Я на мгновение представил, как по этой дороге трясся тарантас с А.С. Пушкиным, который через Тираспольскую заставу въезжал в Одессу. Наверняка опальный поэт в тот момент вспомнил о нашем городе, чьим именем назвали одесситы одну свою улицу.

Александр ДОБРОВ.

Тирасполь-Одесса-Тирасполь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.