Когда человек на краю

Нашу рубрику о подсмотренном в Интернете я бы хотел начать с сообщения пользователя Варвары Милославской в «Фейсбуке», которое меня очень задело. Слово автору:

«Кицканская трасса. Девушка, на вид 15-18 лет, в платье без карманов, в руках ничего нет. На вопросы, почему одна, куда идет, ответила, что не знает. Бог ей сказал идти к маме. На вопрос, где мама, сказала, что умерла. Проявляла агрессию на любую возможность позвонить куда-либо. На предложение позвонить самой отвечала, что некуда, со всеми поругалась (то ли с тетей, то ли с бабушкой). Говорила, что состояла в каком-то фонде для детей из неблагополучных семей. Я пыталась остановить маршрутку в Тирасполь, она не хотела, убегала. Согласилась идти в Кицканский монастырь и переночевать там, а утром вернуться в Тирасполь. Во время моей попытки написать в «Вайбер» МВД убежала, я так и не смогла ее найти, было очень темно. Последнее место, где я ее видела, – магазин по трассе на Копанку. Время – около 19.00. Человек невменяем. Вдруг ее кто-то ищет и ждет».

Больше всего удивили комментарии других людей, которые заподозрили девушку в том, что она находилась под действием наркотиков. Нет, на наркотики ее поведение совсем не похоже, тут скорее тяжелая психологическая травма. В такие обескураживающие жизненные моменты у любого человека может пропасть инстинкт самосохранения. Возможно, это и психическое заболевание, шизофрения, которая могла подвигнуть ее на странствия. Если она действительно состояла в числе воспитанников некоего благотворительного фонда, это лишний раз показывает их «качественную» работу и то, с каким рвением они следят за своими питомцами.

Хорошо все то, что заканчивается хорошо: по сообщению автора, девушку нашли, и она находится в РКБ.

Что мы знаем о дубах?

Не так давно набрел на список вековых деревьев природно-заповедного фонда республики. Кроме дубов в нем десять тополей и 165-летняя липа (все – в Каменке). В урочище Перерытом Дубоссарского района растет дуб, которому уже 4 века. Экозащитники из «ЭкоПМР» обратили внимание, что деревьев-долгожителей в Приднестровье на деле намного больше, нежели в списке. По сообщению Бориса Эфроса, в Кицканах есть 500-летний дуб, еще одному дереву в Меренештах порядка 400 лет. Минсельхоз рассматривает возможность включения указанных деревьев в реестр.

На «Форуме ПМР» сообщили об еще одной находке: «У нас возле села Копанка тоже есть старый дуб, в детстве кто-то мне говорил, что ему 300 или 350 лет, даже не помню… А сейчас у кого спрашиваю, никто не знает сколько. Дуб растет в 300 м от леса (который на берегу Днестра возле Копанки и Слободзеи), он ничем не огражден, и я полностью согласен с экологами, что такие деревья нужно огородить, потому что люди у нас недалекие, могут и срубить его, если захотят. Возле него еще есть очень старый колодец, которому, наверное, не менее 100 лет».

Поле для работы в преддверии Года экологии не прямо уж непаханое, но обширное. Возможно, наши читатели тоже знают места, где в нашем крае растут забытые вековые деревья?

До 30 км/ч в городе?

В Бендерах трагедии избежать не удалось: на нерегулируемом пешеходном переходе сбили пенсионера. 84-летний мужчина скончался в больнице. Руслан Смирнов в сообществе «Приднестровье Онлайн» в привязке к печальной новости предложил понизить скорость движения в черте города до 30 км/ч. Цифра, конечно, совсем низкая, но на такие радикальные изменения есть причины – собственная безопасность!

Что думают об этом другие? «Проблема не в скорости, а в организации движения «для авто», а не «для пешеходов»», – отмечает администратор интернет-группы Михаил Юрьевич. «Ограничением скорости проблему не решить, нужен комплексный подход, например, освещение пешеходных переходов, опасных участков дорог, запрет на установку нештатной системы освещения под капотом авто (слепящее «встречку»)», – продолжает эту мысль Анатолий Арнаут. «Хотя бы чтобы при прохождении техосмотра неправильно отрегулированные фары были поводом его не пройти», – добавляет автор темы.

В России ограничение скорости в населенных пунктах – 60 км/ч (у нас – на 10 км/ч меньше). Не сказал бы, что у них более высокая культура в пешеходной и водительской среде. «В городах же поменьше Москвы (Воронеж, Краснодар – миллионники, кстати) дважды была свидетелем, как на нерегулируемых переходах пешеходы были на волосок от смерти: машины тормозили экстренно, дороги при этом были пустые, и не заметить пешехода можно было только, если вообще не смотришь на дорогу, – пишет Наталья Диордиева. – Вообще культуры вождения никакой: что такое поворотники, там, похоже, знают только в общих чертах. Повсеместно и регулярно поворотники включаются в последний момент перед маневром. Я за ограничение 30 км/ч. В ПМР слишком высокая плотность населения, мало светофоров и камер, много безответственных водителей и большая коррупция. Не умеешь соблюдать правила – езжай на общественном транспорте. И камер, камер побольше».

Виктор Осадчий напомнил о нравственности: один автолюбитель притормозит, увидев щенка на дороге, и пропустит его, другой, не снижая скорости, раздавит. Но и водители имеют много претензий к пешеходам. «Они у нас ходят, как бессмертные, – сетует Олег Горшенев. – На зебру вылетают с разворотом 180°, даже не поворачивая голову в сторону авто. Про велосипед вообще молчу. Такое чувство, что пешеходы хотят меня сбить, когда я на велосипеде. Недавно вообще еле избежал столкновения с юношей на скорости 60 км/ч. Как я увернулся?! Ума не приложу. А ведь он, скорее всего, умер бы после такого!»

Извечный спор пешеходов и водителей придет к логическому итогу с той же вероятностью, с которой найдут ответ на вопрос, что было раньше: курица или яйцо. Резюмируем: для уменьшения аварий нужно ужесточить требования к ТО автомобилей, устроить медосмотр с пристрастием для водителей (плохое зрение, психологические особенности), осветить темные участки городской трассы, увеличить штрафы в отношении нарушителей всех мастей. Уменьшать скорость до 30 км/ч – все-таки перебор.

Соцсети читал Андрей РАДЛОВСКИЙ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.