Действительность – вполне себе пестрая

Что мы знаем о современном российском кино? Чаще всего в отношении него звучат нелестные отзывы о сюжете, съемках, подборе актеров, работе костюмеров – да обо всем. Кассовые «Черновик» и заключительная часть трилогии о Гоголе пролетели как-то мимо кассы. В телевизионной киноиндустрии властвуют две вечных темы – военные фильмы и глуповатые комедии на свадебную тему. Еще повторю вопрос: что мы знаем о современном российском кино?

А вот и неправда, снимают в России и добротные картины. Правда, все чаще посмотреть их можно на фестивальных показах. У приднестровских киноманов такой случай представился: пять дней в конце октября и пять отличных фильмов от известных и начинающих режиссеров – каждый со своей предысторией – в залах кинотеатра «Тирасполь». Не обошлось и без премьеры!

«Не чужие» или «Глиняная яма»?

Самый ожидаемый показ был, вестимо, в первый день. Картина Веры Глаголевой «Не чужие» еще не вышла в российский кинопрокат, а мы уже ее посмотрели. Она стала первым обращением режиссера к семейной драме и одновременно последним фильмом, вышедшим посмертно (в прошлом году известная актриса и режиссер умерла от рака желудка).

«Фест-синема» уже проводило Дни российского кино в Тирасполе в 2015 году, тогда гости тоже порадовали нас премьерным показом военной киноленты «Единичка». На этот раз перед началом фильма «Не чужие» представляла его продюсер Наталья Иванова. Естественно, много в этот вечер 26 октября говорили о Глаголевой, много вопросов о Вере задавали зрители, с которой продюсер сделала 4 картины. Режиссер сняла 80% фильма, остальное не успела, и съемочная группа постаралась донести видение Глаголевой. Изначально пьеса, по которой снималась картина, называлась «Глиняная яма», однако заголовок был чересчур трагичен, и прокатчик предложил поменять название на более оптимистичное.

Что привело Веру Глаголеву в режиссуру, никто уже не ответит. Свою первую картину, «Сломанный свет», она сняла еще в 1990 году, в 34 года. Время было непростое, и пленка так и осталась лежать в архивах. Только спустя 15 лет на забытую работу обратили внимание, и ТВЦ показал второй фильм Глаголевой – «Заказ».

«Мы снимали «Не чужие» с очень маленьким бюджетом, – продолжила продюсер, – по 5-6 минут в день, тогда как большое кино снимается максимум по 2-3 минуты в день. К тому времени она чувствовала себя не совсем хорошо, но никто никогда не слышал от нее, что она устала, никогда она не просила пораньше закончить смену».

Несомненно, Вера Витальевна снимала женское кино (не для женщин – а именно с женским взглядом). Совсем иначе воспринял фильм, когда узнал его предысторию. В основе сюжета – газетная заметка. Женщина познакомилась с парнем из Средней Азии, безумно влюбилась в него, а он категорически не хотел жить с ее двумя детьми. Она пошла в лес и там убила их. Глаголева отказалась делать такой финал, «детей надо спасти». Действительно, концовка фильма открытая: зритель не знает, как поведет себя Рустам (по фильму он в последний момент спасает детей), но маленький луч надежды проскакивает. Карьер, воронка, которая засасывает в рутину провинциальной жизни, проходит красной нитью через весь фильм.

А вообще изначально «Глиняную яму» собирался снимать покойный Алексей Балабанов. Он хотел, конечно, сделать совсем иной финал в своем стиле, более жесткий и беспринципный (дети вешались в гараже, а мать увозили в психушку). Затем целый год держал эту пьесу режиссер Андрей Звягинцев и в итоге решил-таки снимать свой фильм «Нелюбовь». Как будто сценарий ждал Глаголеву с ее женским взглядом. Мораль этой киноленты, которую вывел ваш автор: неважно, где ты живешь, в Москве или в глубинке, душевные раны ты наносишь себе сам (окружающая «бытовуха» тут ни при чем).

Актер фильма Дмитрий Кривочуров сказал, что, выйдя к залу, испытал дежавю: в Подмосковье они как-то выступали в ДК для военнослужащих, и сейчас он также увидел в зале немало курсантов. «Ребята, я надеюсь, вас сюда не тянули, а вы пришли по своей воле», – пошутил гость. Культурное воспитание никто не отменял! А еще в этом месяце, по словам Ивановой, по телеканалу «Россия» покажут фильм Глаголевой «Две женщины» (по пьесе Тургенева «Месяц в деревне»), продюсер рекомендовала кино к просмотру любителям классики.

Ложка дегтя

Вставил специально в середину текста, а куда же без нее. Вначале кругом объявили, что на российские кинопоказы вход свободный. Приходим в первый день – толпа стоит в фойе кинотеатра. Как и в следующие дни. Оказывается, сначала пускают тех, у кого есть приглашения, а уже потом – всех остальных. Почему же не предупредили о «приглашениях», которые, к слову, выдавались по месту работы? А как же пенсионеры, которые пришли без пригласительных? Нет, вы могли занять место, но если бы к вам подошел человек с неведомым пригласительным билетом, вы должны были бы уступить ему кресло. В следующий раз от лица всех неравнодушных прошу не вводить кинолюбителей в заблуждение и писать: «Вход по приглашениям». А то получается какой-то лютый сюжет в лучших традициях Франца Кафки, хоть русскую социальную драму про бессмысленное бумаготворчество вместо нормальной организации мероприятия снимай.

Мужчины и женщины

Гендиректор «Фест-синема» Сергей Лось справедливо подметил, что российский кинематограф постепенно движется от мужского к женскому. Судите сами – из пяти представленных работ три сняты женщинами! Женский творческий акт, подобно тому, что делала Глаголева, тяготеет либо к социальной драме, либо к социальной комедии – и поменьше «балабановской» философии, пожалуйста! В субботу мы смотрели семейную комедию Таисии Игуменцевой «Детки напрокат», в которой родители меняются детьми. На следующий день в меню была трагикомедия Анны Яновской «Интересная жизнь».

Киноактрису знают по ряду телевизионных сериалов, а «крещение» она получила в жанре той же социальной драмы «Под небом голубым», где сыграла главную роль еще в 1989 году. «Я родилась неподалеку, возле Одессы, поэтому ваши места мне близки, знакомы, – рассказала нам Яновская. – Но мой фильм занес меня в Якутию. Мне всегда было интересно снимать то, что неизвестно мне, какую-то другую жизнь, которая всегда волнует». Ее комедия повествует о путешествии московского актера-неудачника, мечтающего о больших ролях, в Якутию играть главную роль в местном фильме. Реальность для Алексея (кстати, так и зовут актера Юдникова, исполняющего его роль) предстает в совершенно ином ключе. Процитирую сербского писателя Павича: ни одна жизнь не проходит даром, она служит, чтобы проверить одну из существующих в мире вещей. В итоге важно не исполнение намеченной цели, а долгий, тернистый путь к оной.

29 октября режиссер Дмитрий Суворов представлял тираспольчанам и гостям города драму «Первые». Это фильм о подвиге и любви супругов – полярных исследователей Арктики. Снимался, кстати, тоже в Якутии. Кино снято в подчеркнуто наивном ключе, повествование исторично (вспомнили, что именно Петр I научил русских плавать). Игра актеров неоднозначна: в одних эпизодах они не доигрывали, в других – переигрывали. Я бы отметил, что картина предназначена для детско-юношеской аудитории: много в фильме романтизма, подобного тому, что делал Александр Грин. Ваш автор не большой любитель такого жанра, потому как изначально считаю его скучноватым, да и тема не моя, однако на каждый товар свой купец.

Яркие цвета на сером фоне

В заключительный день показывали, на мой взгляд, самый крутой фильм нынешнего форума. Посмотрел я его еще в прошлом году в открытом доступе – «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов». Тандем главных героев Алексей СеребряковЕвгений Ткачук, как и нетривиальное название картины, автоматически притягивал к нему любопытных. Фильм для режиссера Александра Ханта дебютный, снятый в жанре криминальной драмы (а по форме – фильм-путешествие), и я бы охарактеризовал как некий «АнтиБрат» (речь о хрестоматийном фильме Балабанова).

Кратко: Витька Чеснок, провинциальный «детдомовский» пацан, узнает, что его отец Леха Штырь, не раз сидевший в тюрьме, парализован и прикован к постели. Чтобы заполучить его квартиру (булгаковский квартирный вопрос!), нерадивого «батю» следует отвезти в дом инвалидов, чем Витька и занимается. У Даниила Фомичева, оператора, представлявшего фильм в Приднестровье, спросили, забрал ли сын Леху из дома инвалидов обратно. Тот ответил – финал открытый.

Операторскую работу по этому кино следует отметить отдельно. Тут вам и фактурная зеленая гамма, и крупные планы персонажей (вспомнилась советская классика и те же укрупненные планы лиц), и геометрически косые кадры. Хант, также оператор по образованию, родом из Сибири, и он начисто лишен столичных стереотипов о «загнивающей глубинке». Эту самую провинцию, в отличие от фона из «Не чужие», он рисует веселой, бесшабашной и – опасной (а как же?) Очень хотелось бы, чтобы этот молодой режиссер не потерял свою честную натуралистичность в следующих работах.

На тираспольском показе одна девушка задала Даниилу Фомичеву вопрос про «серую русскую действительность». Оператор ответил, что, напротив, в их фильме действительность – вполне себе пестрая, главное – ваше собственное отношение к ней. «Провинциальная Россия – это яркие цвета на сером фоне». Спросили еще, является ли снятый дом инвалидов настоящим. Оказалось, нет, использовали сельскую амбулаторию в Тверской области. Что же получилось в итоге? Как по мне, весьма понятное объяснение русской национальной идеи. Витька Чеснок полон сомнения. Отомстить отцу и отправить его «на свалку», как тот отправил сына когда-то в детский дом, и превратиться в его подобие или…? Недаром финал открытый.

Андрей ПАВЛЕНКО.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.