Quest* по «Зелёному»

* Квест (англ. quest) – дословно «поиск». В мире электронных технологий – жанр компьютерных игр, представляющий собой интерактивную историю с главным героем, управляемым игроком.

В серии предлагаемых читателю мини-очерков наш герой будет перемещаться внутри виртуального пространства рынка в поисках тех или иных продуктов, согласно списку жены. Игроки, впрочем, могут быть разными. Например: парень в очках (ботаник), одинокая женщина с тележкой, бабушка с внуком… Соответственно, и цели в списках разнятся (гуляш, речная рыба, овечья брынза, зелень, мед, сало, барсучий жир…). Всё это, в конце концов, может варьироваться. Главное – сам квест и, конечно, персонажи, которых игрок встречает на своем пути.

Гуляш

Кто мне скажет, почему в мясном корпусе годами одни и те же лица? Выходят новые версии игры, модифицируется сам рынок, но лица остаются те же. Нет, я не знаю, может быть, где-то и притулились сельчане, приехавшие перед Пасхой продать худого порося… Но большинство – давно знакомые. Текучести кадров нет. И надо сказать, в большинстве этого большинства я последовательно разочаровался.

Тактика у меня самая обычная. Иду, ищу товар, вернее, только делаю вид, что ищу товар, а сам на лица смотрю. Если располагает, внушает – прицениваюсь. Так-то у всех всё «свежее», «ням-ням, какая свининка». На вид товар, конечно, не всегда определишь, а лицо – оно о многом говорит. Особенно глаза, зеркало души. Поначалу такой метод, и правда, показывает высокие результаты. Мне улыбаются, я улыбаюсь, для вида тыкаю раздвоенной вилкой в вырезку, хотя по карману мне только грудинка или гуляш. В списке жены так и написано: грудинка или гуляш. Расстаемся мы с продавцом вполне довольные друг другом: он с деньгами, я – с гуляшом. Момент истины наступает, когда я прихожу домой. Тут-то жена, пристально оглядев гуляш, и сообщает, что миссия провалена, на следующий уровень я не перешел. И, следовательно, бонус в виде обеда будет не скоро. В подтверждение своих слов она долго стоит у разделочной доски, перебирает «отличный» гуляш, отделяет мясо от пленок, жил и рыхлых кусков желтого сала. Вдобавок гуляш вовсе не «свежий», как уверяла миловидная девушка с губками бантиком, большими глазами (словно бы в перископ смотрела душа коровы, мясо которой она продает), длиннющими ресницами. Несколькими сочными розовыми кусочками кто-то искусно замаскировал темно-коричневые, подмерзшие, подтекающие…

И думается, что аргумент «А чего вы хотели за такие деньги?» – не аргумент. Ведь я спрашивал продавца: свежий или несвежий, жирный или нежирный… Меня просто обманули. Вот и всё. А если бы не обманули – не продали бы, вернулись домой без выручки. Такова логика игры.

Кур-р-рочка

Так произносит это слово говорящая кошка на входе в «мясной». Она знает, что я направляюсь к продавцу куриных «запчастей» и почти целых куриц. Зовут его, продавца… впрочем, я не буду говорить, как его (её) зовут. И так соседи по куриному ряду смотрят волком. Да и вы поставьте себя на их место. Подумать только: к соседу с точно таким же товаром всегда стоит длинная очередь, а к вам – хоть бы кто. А всё почему? А потому, что он (она) играет по другим  правилам. Короче, не обманывает. На вопрос: «Желудочки свеженькие?» – отвечает негромко: «Лучше сегодня печеночку возьмите». И люди берут, хотя пришли за желудками, а печеночку вообще не едят. А если уж кур-р-рочку вам надо выбрать, будьте покойны, выберет, как родному сыну невесту. Не в том смысле, что безголовую, а в том, что гладкую, упитанную или, напротив, изящную, суповую… Можно с акцентом на грудке или ножках. Да ещё уступит, округлит… Человеку приятно.

Гогошары

Выходим из мясного. Далее по списку – сладкий перец. Предложений много. Но мы останавливаемся возле бабушки. Мы любим покупать у бабушек. Вроде бы как и продукт натуральный, выращенный по старинке, без химии, и доброе дело… Всё в одном флаконе. Бабушка продает гогошары. Их в списке нет (гогошары дороже и нередко горчат). Но мы их любим. Поэтому пусть будут гогошары. Прицениваемся… О-го-го! Бабушка-то не промах. Бабушка, судя по всему, «курит трубку и обожает огненный ром…». Но отступать уже некуда. Стыдно отступать. Ведь доброе дело хотели сделать, вот и повод – космическая цена. «Ладно, бабушка, взвесьте-ка мне кило». «Выбирать не дам!» – режет старушка по живому, видя, что мы потянулись за красненьким экземпляром. «Как же это? – удивляемся мы. – Почему же, бабушка, всё у вас так строго?». «А вот так! – отвечает. – Вы, молодежь, должны нас уважать. Мы жизнь прожили».

Короче, гогошары куплены. Жена ругает вас за то, что гогошары, а не перец. Но всё равно покорно, по вашей просьбе, жарит на сковородке. Гогошары горчат. Но не потому, что росли рядом со жгучим перцем, а от того, что гнилые. Как пел Шуфутинский: «Люди разные и песни разные». И возраст тут ни при чем.

Михаил Фернет.

Продолжение следует.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.