Гришка и Бармалей

Мама была непреклонна: «Всё, хватит! Столько друзей у тебя, а никогда свежей рыбы не дождешься. Хочу на Новый год приготовить карасей в сметане!».

Карась нашелся в тот же вечер – сосед как раз с рыбалки пришёл, выделил одного. Хозяин дома положил карася на стол перед женой и ушел  из кухни  к своему телевизору.

– В морозилку положить или Бармалею отдать?

Услышав свое имя, чёрный, как ночь, персидский кот, который мирно дремал в кресле после сытного обеда, лениво приоткрыл один глаз, на второй сил не хватило.

На кухню забежал Санька, который, увидев, как карасик шевелит хвостом и жабрами, попросил мать:

– Пустим карасика в банку с водой, пусть поживёт до утра.

Утром к большой радости хозяйского сына обнаружили карасика живым. Он плавал в банке, и места ему было маловато. Санька смотрел на рыбу с жалостью, Бармалей – с интересом:

– Иди, обжора, молоко лакай. А карася я в большую кастрюлю пересажу!

Хотите – верьте, хотите – нет: прижился карасик! И таким весёлым оказался.  Ему даже имя дали – Гришкой назвали: раз живёт в квартире, значит, член семьи, как же без имени?

Гришка стал всеобщим любимцем. Уважали его за жизнелюбие, даже кот не обижал. Только, бывало, сунет лапу в воду и наблюдает, как Гришка круги нарезает, пытаясь ускользнуть от загребущей лапы.  А потом подплывет к самой кромке с открытым ртом – проголодался, мол! Кот уходил на кухню к своему блюдцу, а Гришка получал рыбий корм. Он выскакивал из воды и чуть ли не из рук выхватывал червячка или мошку – прожорлив был!

И жилось ему вольготно. Кот его уже за другана считал – с кем ещё приграть можно при полном отсутствии мышей?

Его любили и взрослые, и дети. Забавно было наблюдать, как карась на призыв: «Гришка, ко мне!» выплывал из глубины и вилял хвостом, что твоя собачка!

Прослышав об удивительном карасе, примчались работники местного телевидения:

– Дайте нам вашего Гришку заснять – мы его по телевизору покажем!

Но Санька на правах хозяина плотно прикрывал дверь на балкон, где обитал карасик:

– Он же маленький, а вы его напугать можете. И вообще, пока я его не научу выполнять команду «фас!», не надейтесь его увидеть!

О Гришке узнали и юные натуралисты из ближней школы. Самая шустрая из них, пятиклассница Майечка, накормила Гришку чупа-чупсом, который сама не доела:

– Кушай, Гришенька, тебя ещё никто такой вкуснятиной не кормил!

Ушли школьники, и как-то про конфетку все забыли. Утром проснулся Санька, и первым делом побежал посмотреть на Гришку. А карасик тихо покачивался в розовой от конфетки воде, и на солнце отсвечивало его брюшко: отравился Гришка импортным угощением.

Напрасно Бармалей полоскал лапы в воде, пытаясь заставить карасика двигаться. Тот был безучастен, как просто кусок щепы. Санька рыдал.

Когда уснувшую рыбу положили на блюдце Бармалею, тот выразительно посмотрел на хозяйку и, жалобно мяукнув, полез под диван.

Рыбу, конечно, убрали, но бедный Бармалей целую неделю ничего не ел, жалобно мяукал – Гришку звал.

А расстроенная мать долго не могла успокоиться: «Дались мне эти караси!  На Новый год пожарим   замороженного хека – и дело с концом!».

На том и порешили.

 Дина Листюгина.