Свои лимоны к Новогоднему столу

Впервые лимон, выращенный дома, видел в детстве. Помню бабушку, лелеющую загадочное, выросшее из косточки деревце с двумя, размером с копейку, зелеными плодами. Бабуля какое-то время скрывала их рождение, боясь, как говорила, чтобы не сглазили, а когда стало ясно, что появившиеся на ветке гульки – это и есть плод, позвала нас к себе в комнату и раскрыла тайну.

В бабушкину мечту повторить успех соседки, которую в шутку все на улице называли ученицей Мичурина, сначала, скажем прямо, мало верили, но потом… Кажется, на всю жизнь запомнилась белая эмалированная кастрюля на глубокой тарелке с двумя голубыми каемками и в ней невысокий таинственный саженец с блестящими темно-зелеными листьями. Во время цветения деревце словно белое кружево, а тонкий и сладковатый аромат распустившихся бутонов напоминал запах то ли акации, то ли жасмина.

Помню, бабушка говорила, что сорвет лимоны под Новый год, мол, к праздничному столу будут в самый раз. Но мы ее уговорили – пусть еще повисят. Лимоны ничуть не уступали тем, которые можно было встретить на рынке или в магазине. Наши, казалось, даже были гораздо лучше: и по весу, и по форме, и по цвету. Бабуля согласилась. Лимоны еще год, не меньше, не переставали радовать нас своим видом, убеждая, что могут расти не только в Китае, Индии, Турции…

О лимонах из детства я не мог не вспомнить, побывав в гостях у Антона Зелинского из Ближнего Хутора, что в Слободзейском районе. По профессии он агроном, в свое время окончил Каменец-Подольский сельхозинститут, потом долгие годы работал на агрофирме имени 1 Мая в Тирасполе. Фирма была солидная, имела свою сырьевую зону – поля, сады – в селе Кременчуг. И овощи выращивали, и фрукты, которые шли на переработку на консервные заводы. Антон Францович как раз и отвечал за судьбу урожая этих культур.

Подсказывая адрес односельчанина, кто-то в сельсовете проронил: «Так он же в прошлом агроном». Так и хотелось поправить, бывших не бывает, но воздержался. О таких, как Антон Францович, говорят: специалист от бога. За дела, за знания, за опыт. Еще и за любовь к земле.

После института приехал он в Тирасполь на агрофирму. Начинал рядовым агрономом, потом назначили главным. Проявил себя уже как состоявшийся, грамотный специалист и руководитель. Подведомственный предприятию совхоз «Кременчуг», работу которого курировал Зелинский, долгие годы считался передовым, неоднократно становился победителем районного и республиканского социалистического соревнования (в советское время организовывалось такое трудовое соперничество между коллективами предприятий, организаций, хозяйств).

Сегодня Зелинский – пенсионер. Поработав несколько лет после агрофирмы в нескольких организациях города, и небезуспешно, он два года назад для себя принял решение «выйти в отставку». И возраст уже не тот, и детям не мешало бы больше помочь, как-никак их у него пятеро, и у всех семьи, дети. А в свободное время, которого, как ни говори, стало больше, занялся любимым и долгожданным делом.

«Не думайте, что на своих цитрусовых разбогател, – делится мой герой. – Почти десять лет прошло с той поры, как дома посадил первый лимон, а урожай заметный получил только спустя года четыре. Это занятие больше можно назвать увлечением – давно хотел проверить на практике, как поведут себя цитрусовые на нашей земле. Но все недосуг было».

Антон Францович вспомнил, как у себя на родине, под Жмеринкой, познакомился с мудрым стариком Арсением, который и обучил его правилам прививки деревьев. Это благодаря ему сегодня в палисаднике растет груша, на которой сразу несколько сортов: «Бере Александра», «Бере Боск», «Любимица Клаппа», всего около десяти наименований. А как вышел на пенсию, не раз бывал у преуспевающего селекционера-любителя из Слободзеи Александра Дятковского – у него большой опыт по выращиванию цитрусовых. Из Интернета узнал и о коллеге-«лимоннике» из Ужгорода Генрихе Стратоне. С ним часто разговаривал по телефону, консультировался. Лишь только тогда, когда постиг премудрости, принялся воплощать мечту в реальность.

Сад цитрусовых у Зелинского сегодня – настоящая экзотика. На дворе зима, а переплетённые ветви киви, которых около десятка, присыпанные землей и сухим листом, встречают во дворе Новый год – они закаленнее. Только лимонов рядом с ними не видно. «Не хочу рисковать – я их уже перенес в теплушку», – говорит хозяин и приглашает пройти в специально отведенное для них помещение. Лимоны рассажены в комнатные горшки для цветов и в кадки, и, уже приспособившись к местным погодным условиям, вполне способны переносить наш климат не хуже, чем на исконной своей родине – в Китае, или на Мадагаскаре, или на Сейшельских островах…

До торговли цитрусовыми Зелинскому еще далеко. Но он говорит: «Очень хочется, чтобы на прилавках обязательно указывали, что они наши, из Приднестровья. Будут мои или чужие – неважно, баллы зарабатывать мне не надо, а вот чтобы другие, увидев, занялись этим делом, очень даже надо. Считаю, неплохая идея для бизнеса. Знаете, как это увлекает, какое получаешь удовольствие?».

Ходил по экзотическому саду и любовался им, слушая Зелинского. Он останавливался у каждого деревца и с ним разговаривал: тебя, листочек, пора прищипнуть, а у тебя, смотрю, земелька подсохла, сейчас напоим, а эту веточку будем подвязывать…

Светло – лампы горят, топится дровами буржуйка. На термометре плюс 22. Ровно столько, сколько должно быть. И воздух в меру влажный, как и положено. Кругом по-хозяйски расставлен инвентарь: разного размера поливалки, всякие баночки, ведра и бочка с отстоянной водой, пакеты с удобрениями и лекарствами от вредителей… Есть и секатор, с помощью которого под Новый год Антон Францович будет собирать свой праздничный урожай. И не один, а обязательно позовет помощников – жену Анну Григорьевну, внучек Диану, Соню и внука Сашу. Он и их увлекает необычным делом.

Александр БОРИСОВ, с.Ближний Хутор, Слободзейский район.

Фото Виктора Громова.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.