Рассудите нас, люди

Бывает внезапное счастье. Неожиданное, непредвиденное, случайное. Как будто украденное у судьбы и времени. А может быть, подаренное ими.

Павел Иванович крутился на кухне от плиты к холодильнику, между делом поглядывая на часы и в окно: не идёт ли дочь Вера? Часы показывали почти восемь. Ужин готов, а дочери всё нет. «Небось, и уроки еще не сделала, снова допоздна засядет за тетрадками. Не даётся ей эта геометрия, да нет возможности репетитора нанять, чтобы подтянуть её по предмету. Ну ничего, до окончания школы ещё год – время есть», – рассуждал про себя Павел Иванович, вытирая полотенцем руки. Закончив с приготовлением ужина, мужчина присел за стол. «Тяжело одному дочь растить без жены. Хочется внимание ей уделить, поговорить, узнать, как дела в школе. После работы то в огороде прополоть-полить, то над мелкой техникой покорпеть, которую соседи несут. Опять же, чтобы денег заработать и дочери обновку купить. Да и Верка чем взрослее, тем меньше помогает по дому. После школы то с подружками пропадает, то с одноклассником Сашкой гуляет», – размышления отца прервал телефонный звонок.

«Алло! Вера, ну ведь поздно уже – домой пора. Ты где? У Саши?» – мужчина встревоженно слушал. «Папа, мы геометрией занимаемся, не заметили, как стемнело. Может, встретишь возле парка, а то на улице фонари не горят», – сказала дочь и положила трубку.

Павел Иванович подошёл к парку, но дочери нигде не было видно. Постоял пару минут, направился по сугробам к дому Саши. Постучал в калитку, но никто не вышел. Дёрнул ручку, калитка подалась и открылась. Как только он ступил на крыльцо, дверь в дом скрипнула. На пороге стоял Саша – одноклассник Веры: «Добрый вечер. Знаете, Вера уже уходила, а мама предложила поужинать. Да вы проходите, с нами поужинаете».

Павел Иванович зашёл в кухню, где было тепло, вкусно пахло и так стало сразу уютно на душе. За столом сидела Вера и мама Саши. «Папа, я уже собиралась идти, да вот Ксения Петровна без ужина не отпускает», – вскочила и затараторила дочь.
Хозяйка взглянула на гостя и пригласила за стол: «И вправду, поужинайте с нами. Вера с Сашей занимались, проголодались. А растущим организмам надо хорошо кушать». Женщина хлопотала у стола, расставляя посуду. Павел Иванович покорно опустился на стул…

Домой они возвращались, когда на улице уже не было ни души. «Вера, а что случилось с отцом Саши?» – осторожно спросил он у дочери. «Кажется, он ушёл, когда Сашка ещё маленьким был, – ответила Вера. – Пап, а можно завтра Сашка к нам придёт, мы задачи порешаем, у нас же скоро контрольная. А ещё можно взять отрез ткани, что в шкафу лежит? Мама Саши обещала меня научить шить. Может, платье у меня получится». «Конечно, можно», – ответил отец…

Весна после «зимней спячки» вовсю вступала в права. Стало гораздо теплее, небо окрасилось в пронзительно голубой цвет, хотелось дышать полной грудью и радоваться каждому зеленому листочку. Капель с крыш, щебетание птиц – Павел Иванович заметил, что впервые после смерти супруги стал обращать внимание на это. А сколько ещё изменений произойдет за это время в природе?! А в жизни?

«Пап, я к Сашке готовиться к экзамену по геометрии. Буду поздно!» – крикнула Вера и хлопнула дверью. Павел Иванович чинил соседский утюг, когда поймал себя на мысли, что и сам не против пойти к Сашке. Вернее, к Ксении Петровне. Прошло пару мсесяцев с того вечера, как он пошёл за дочерью и остался с ней ужинать в этой семье. Отложив паяльник, мужчина подошёл к шкафу, достал рубашку и пиджак. Через полчаса он шёл по улице с тортом и букетиком цветов. Знакомую калитку открыл без труда – она была незаперта. Остановился на крыльце и постучал в дверь. Дверь скрипнула, и на пороге появилась Ксения Петровна: «Вы за Верой?». Её взгляд упал на коробочку и букет: «Проходите, чай будем пить. А дети пусть занимаются, скоро у них экзамен». Ксения Петровна плотнее прикрыла дверь в кухню, поставила чашки на стол и принялась распаковывать торт.

Позже дверь тихонько отворилась, и в проёме показались школьники. «Учёные наши пришли, проголодались? Торт будете?» – захлопотала мама Сашки. Дети уплетали торт и наперебой рассказывали о теореме Пифагора, которая в научной литературе имеет не менее 400 доказательств!

В начале июня Вера и Саша сдали экзамен по геометрии и уехали на две недели в лагерь. Всё это время Павел Иванович и Ксения Петровна думали, как сообщить детям, что теперь они муж и жена. И теперь у них у всех одна фамилия – Сашку Павел Иванович усыновил. На удивление новость дети восприняли с радостью, ведь дружили они с первого класса и были не разлей вода.

Год пролетел незаметно, Вера и Саша посвятили его сугубо учёбе. Сдали экзамены, распрощались со школой и отправились поступать в институт. Но вступительные экзамены сдала только Вера. Саша поступление провалил. На семейном совете решили, что новую попытку стать студентом парень предпримет после службы в армии.

Потянулись будни: для Веры – институтские, для Саши – армейские. Для молодых эти дни казались бесконечно медленными, изнуряющими. Мать всё чаще стала замечать, что Вера сидит у окна, учебники забросила, перестала есть. Она обеспокоенно хлопотала вокруг дочки: «Не заболела ли ты, Верочка? Не жар ли у тебя?». «Мама, а когда приедет Саша?» – не обращая внимания на переживания Ксении Петровны, спросила Вера.

– Скоро, увольнительную дадут и приедет.

– А может, мы к нему поедем?

– Вера! Что случилось? Что за спешность? – женщина схватила девушку за плечи и развернула к себе.

– Мама, я беременна, ребёнка жду. Что же теперь делать? Что же люди скажут, осудят? Сашка же мне как брат, у нас и фамилия одна, – Вера затряслась и заплакала.

– Ничего-ничего, – мать обняла дочь. – Не осудят, а рассудят. Да и жизнь всё расставит по местам. Счастье, оно же случается неожиданно, непредвиденно, случайно. И к Сашке поедем – обрадуем, и отцу вечером расскажем. Ничего, вырастим ребёнка, мы же вместе. И мать, и отец у него должны быть, и бабушка с дедушкой.

Ирина Герасимова.