Та война все идет и идет по пятам…

Писать книгу и писать Книгу памяти – разные вещи. Есть люди, которые запоминают огромные массивы информации, но при этом забывают о вечном. Для большинства советских людей есть событие, которое наложило особый отпечаток на судьбу, и личную, и всей страны. Афганистан. 

Выражение «интернациональный долг» не должно стать пустым звуком для всех грядущих поколений, убежден Иосиф Герис, директор СДЮШОР борьбы им. Г.Н. Баданова, у которого мы в гостях. В конце прошлого года он выпустил книгу «Наша память жива!». Разговор с Иосифом Абрамовичем получается откровенным. Он убежден, что военно-патриотическое воспитание молодежи строится на принципе «Не забывать время – это значит не забывать людей, а не забывать людей – это значит не забывать время». Эти слова и вынесены в эпиграф к изданию книги «Наша память жива», продиктованной, по словам автора, жизнью.

«Мама, ты сильно не переживай»

Пятнадцать воинов-интернационалистов из Бендер не вернулись домой с кровавой афганской войны. Пятнадцать – из пятнадцати тысячи сынов Советского Союза. Капля в море? Так бы сказали заядлые циники, кому посчастливилось не соприкоснуться с огненным десятилетием Афгана, да хотя бы не сопереживать тревоге соседки, мужа которой отправляют туда. Впрочем, не думаю, что таковые есть.

В первой части книги Иосиф Герис вспоминает биографии всех уроженцев Бендер, погибших на этой войне. Первым в этом скорбном списке стал рядовой Карачинский. 3 июля 1982 года Александру не исполнилось и двадцати… В составе спецотряда он обеспечивал безопасность продовольственной колонны для мирного населения, когда напали душманы. В ходе боя противники подбили танк, в котором оставался комвзвода, и Александр, не думая о себе, бросился спасать командира из загоревшейся машины. Он сохранил жизнь старшему по званию, но сам был смертельно ранен. Как в кино, только в жизни – много трагичнее.

Парня до сих пор помнят в Бендерском шелковом объединении, где он старался трудиться наравне с более опытными рабочими. И в Афганистан поехал, можно сказать, с воодушевлением, и маму старался не волновать подробностями в письмах, но… Как в кино, только в жизни – много трагичнее.

Прапорщик Владимир Секираш к 28 годам уже успел обзавестись семьей, растил двух дочерей и мечтал о собственной квартире с женой Людмилой. Неожиданно ему сказали, что отправляют служить за границу. Сначала речь шла о Германии, а потом стало известно, что ехать предстоит в Афганистан. В 1981 году в газетах ничего не писали об этой горячей точке, о «грузе-200» никто и не слышал. Последний раз он приехал в отпуск в октябре 1982 года, с семьей расставаться было очень трудно. Будто чувствовал, что отмерен ему всего месяц.

Рядовой Олег Коровченко, имевший в свои 18 богатырский рост, отправился в Афганистан добровольно – считал, что сумеет помочь парням, которые там уже воевали. «У вас, наверное, все в цвету, везде зелень, фруктов море, – писал он домой. – А здесь только горы и сухая трава. Так хочется в Днестре искупаться…»

Командир огневого взвода Михаил Гордеев возвращался домой в августе 1983-го, после двух военных лет. Казалось, ничего уже не сможет разъединить его с семьей. Кто же знал, что он везет с собой, как пишется в книге, «страшный афганский подарок – брюшной тиф».

Если попробовать прочесть письма ребят домой вслух, то голос волей-неволей дрогнет.  Здесь и признания в любви, и истории о военных товарищах, и безграничная тоска по дому. «Получил известие из своей прежней батареи, – пишет рядовой Александр Лихачев. – Двое наших ребят погибли. Жаль, хорошие были парни. Уже здесь парень один, тоже наш, подорвался на мине. На днях получил от него письмо – лежит в Киеве, отрезали обе ноги… Отец, может, ты поможешь через тетю Свету и дядю Славу, чтобы они просто навестили его». Представьте, как повзрослел этот бендерский парень в свои 20 лет. Ему самому оставалось служить всего пять месяцев.

В то время, когда и слыхом не слыхивали о мобильных телефонах, интернет-связи, письма оставались единственным связующим звеном между родными и воинами-интернационалистами. «Мама, ты сильно не переживай, я сам хочу вернуться домой, и чтобы все было хорошо», – писал майор Владимир Марецкий. А потом, осенью 1986 года, маме пришло письмо, написанное уже незнакомым почерком.

Военфельдшер Михаил Кузьменков пробыл в Афганистане почти три года. Он мечтал стать летчиком, хотя прекрасно понимал, что с его астмой мечта эта так и останется мечтой. И загорелся другой идеей – поступить в медицинское училище. Рано женился, и в свои 19 лет уже знал жизнь с разных сторон: женитьба, смерть первого ребенка, рождение второго. На войну он поехал, сознательно сокрыв свой недуг. В новогоднюю ночь с 1987-го на 1988 год он ушел к раненому афганскому солдату. Что это, как не обостренное чувство долга воина-интернационалиста?

В книге также встречаются работы о воинах-«афганцах» школьников, заметки родственников. «Я родился в тот год, когда мой дядя Виталий Белянский погиб в Афганистане, – приводятся слова Артема Белянского. – Я его никогда не видел, лишь слушал записи его голоса на кассетах. Его имя носит моя сестра Виталия».

500 бендерчан воевали на афганской земле, пятнадцать, повторимся, погибли. Перечислим имена воинов-интернационалистов, не упомянутых выше: прапорщик Леонид Неб, лейтенант Валерий Маслов, служащий Анатолий Ильченко, старший лейтенант Игорь Чмиль, рядовые Вячеслав Непейвода, Владимир Осадчий и Дмитрий Петров. Их истории запечатлены на страницах книги «Наша память жива».

Турнир незабвения

Вывод советских войск из Афганистана начался 15 мая 1988 года. Как известно, этого события с замиранием сердца ждала вся страна: матери, жены, родители, дети. В Бендерах всегда трепетно относились к народной памяти и в том же году зачали добрую традицию. I Всесоюзный юношеский турнир по классической борьбе, посвященный воинам-интернационалистам, стартовал 1 декабря того же года и собрал более 450 человек со всего СССР.

Заметку о бендерском соревновании опубликовали в «Советском спорте». «Призы и вымпелы сильнейших они получили из рук матерей тех ребят, кто погиб в боях на многострадальной афганской земле и чьи имена были выбиты на памятных кубках», – читаем номер спортивной газеты за 15 декабря 1988 года. Директор СДЮШОР борьбы им. Г. Баданова Иосиф Герис подчеркивает, что подобное чествование – уже непререкаемая традиция. Спортсмены воспринимают это как наказ быть достойным памяти воинов-интернационалистов.

Вторая часть подготовленного издания представляет собой летопись этого турнира, «турнира незабвения». После распада Советского Союза многое «сошло с рельс», но соревнования борцов по-прежнему собирали и собирают ребят из постсоветских стран, а также ближнего и дальнего зарубежья. Из года в год организаторы серьезно подходят к организации турнира, радушно принимают гостей. На концерте всегда звучат песни и стихи об Афганистане.

Турниров по борьбе памяти воинов-интернационалистов прошло уже три десятка, ведь первый состоялся за два месяца до окончательного вывода войск. В спортшколе готовятся к очередному форуму. Тридцать лет, время идет своим чередом, расставляет все по своим местам. Спортсмены и преподаватели, военные и рабочие, политики и фермеры, школьники и ветераны – все мы продолжаем писать нашу вечную Книгу памяти.

Андрей РАДЛОВСКИЙ.