Возвращение в детство

В воскресенье, 27 января, исполнится 75 лет со дня снятия блокады Ленинграда. Людей, переживших страшные 900 дней, в Приднестровье – 14 человек.

Тираспольчанка Маргарита Иванова родилась на берегах Невы, и как её бабушка, мама и брат, считалась коренной ленинградкой. Она, четырёхлетняя, вместе с 400 тысячами детей разных возрастов оказалась в городе, который 8 сентября 1941 года был отрезан немцами от страны. Именно забота о детях придавала ленинградцам силы: их опекали, берегли, прятали от бомбёжек. Все понимали, что спасти детей можно было, только сохранив город.

В первую зиму блокады город занесло снегом. Электричество и теплоснабжение отключили. Ленинградцы стали устанавливать в домах печки-буржуйки, в которых постепенно сжигалось всё: книги, мебель, деревянные полы. Отец Маргариты был военным, и они жили в большой квартире с четырьмя комнатами и центральным камином под потолок, для которого необходимо много дров, а взять их было негде. Небольшой печкой-буржуйкой согревали всего одну комнату, на что пошёл весь паркет из квартиры, кое-что из мебели. Рядом с домом была пустая конюшня, и её также разобрали на дрова.

В Ленинграде ввели продовольственные карточки. Если в начале блокады по ним можно было получить хлеб, крупы, макароны, соль, то в самые тяжёлые времена в день выдавали только 250 граммов хлеба рабочим и 125 граммов – детям и служащим. Это именно те «сто двадцать пять блокадных грамм с огнем и кровью пополам», о которых писала в своей «Ленинградской поэме» Ольга Берггольц. Этот кусочек из целлюлозы, жмыха, обойного клея, опилок, травы, перемешанных с мукой, получить можно было, только отстояв не один час в очереди. Для маленькой Маргариты и её брата хлеб казался необычайно вкусным, каждая крошка была ценной. Особенно они ждали паёк, который приносил отец из зенитного училища. Табак и водку он обменивал на хлеб или картошку, чтобы принести детям. Неподалёку от дома были Бодаевские продовольственные склады, которые после налёта немцев сгорели, из-за чего город лишился значительной части запасов муки и сахара.

Несмотря на малый возраст, девочке удалось запомнить многое: бесконечные бомбёжки, которые вынуждали спускаться в подвалы, смерть тёти и её сына. При очередном артобстреле вражеской авиации снаряды разрывались совсем близко, вспоминает Маргарита Алексеевна. Когда вышли из укрытия, увидели, что снесло балкон их квартиры, вокруг пожары и разруха. Много смерти и горя.

По разным данным, в городе от голода и болезней погибло от 600 тыс. до 1,5 млн человек. Люди выживали как могли, рассказывает блокадница, меняли на еду драгоценности, ловили птиц, ели траву, кору с деревьев. В парках культуры и отдыха желающим раздали участки, на которых выращивали зелень, картошку, капусту. Что удивительно, никто не воровал с этих огородов – в этом и был сильный дух и характер ленинградцев.

Когда блокаду прорвали, Рите исполнилось 7 лет. До конца войны ещё был год, но в городе уже приступили к восстановлению. Дети, которые в дни осады стояли у заводских станков, делая снаряды для фронта, приступили к школьным занятиям. Пошла в школу и Маргарита, потом был педагогический институт…

Жить в Тирасполь Маргарита Иванова переехала с мужем, тоже блокадником и коренным ленинградцем. Его как военного направили сюда служить. Тут родились дочь и сын. Дочь Светлана выросла, уехала учиться в Ленинград и там создала семью. Сын Евгений, ныне футбольный тренер, живёт в Тирасполе. Узнав, что мать как председатель Тираспольского общества «Жители блокадного Ленинграда» ищет спонсоров, чтобы поздравить его членов с годовщиной снятия осады города на Неве, предложил свою помощь. Уже на протяжении ряда лет он закупает продуктовые подарки и вместе с сыновьями развозит членам организации по домам.

Мы беседовали с Маргаритой Алексеевной накануне её поездки в Санкт-Петербург – красивый, величественный, мирный город. Тот самый, в котором раньше, как и сотни тысяч людей, пыталась просто выжить. Не первый раз комитет по внешним связям города-героя приглашает её принять участие в мероприятиях, посвящённых годовщине снятия блокады Ленинграда. Маргарита Алексеевна рада предоставленной возможности встретиться с такими же с людьми, пережившими страшное время: «Не буду терять ни минуты, мы будем разговаривать, вспоминать, интересоваться событиями сегодняшней жизни. Мы все скреплены блокадным братством».

Она обязательно найдёт время и встретится с дочкой, внучкой и правнучкой, которые нынче живут в Санкт-Петербурге. И пройдёт по Московскому проспекту, где до сих пор стоит дом, в котором жила. Посмотрит на окна квартиры, где прошло её блокадное детство, но так и не решится зайти в парадную…

Ирина Герасимова.

Фото: www.leningradpobeda.ru