Быть или не быть… человеком?

Случай этот, в самом деле, от слова «случайность». А, быть может, он только должен был показаться мне таким? И в жизни не бывает случайных людей, событий и встреч? Как знать… Только случай этот взволновал меня всерьез, затронул душу. И рассказом о нем я делюсь с вами.

Был обычный зимний вечер, кажется, среды. Я занималась домашними делами, сын трудился над уроками, муж еще не вернулся с работы. На кухне жарились котлеты. Все шло своим чередом. Тихо, размеренно, нормально текла обычная жизнь. Я вышла на лестничную клетку, чтобы выбросить пакет с мусором, и увидела мальчика. Незнакомого. Растерянного. Он стоял и смотрел на меня, а я на него. Мальчик поздоровался. Я обратила внимание на то, что он мокрый с ног до головы. Ну просто насквозь. За окном шел дождь, а под ногами хлюпал превратившийся в жижу снег. Но все равно нужно было умудриться намокнуть до такой степени. Мальчика словно окатили водой из ведра.

– Что случилось? – спросила я, выбросив мусор и возвращаясь в квартиру.

– Да вот, мальчишки незнакомые толкнули меня в лужу, – ответил он и ждал, что будет дальше.

– А почему ты не идешь домой переодеться?

– Я живу на Западном, а ключи потерял.

– Давай позвоним твоим родителям, – предложила я, собираясь за телефоном.

– Я не знаю их номеров, а домашнего телефона у нас нет.

Все ответы ребенка казались настолько неправдоподобными, что я даже растерялась. В моей голове пронеслись мысли, одна криминальнее другой – увы, время сегодня неспокойное…

– Почему же ты не идешь к родителям на работу за ключами? – задала я контрольный вопрос.

– Они будут ругать… – честно ответил он.

И… я просто вернулась домой. В свой обычный мир, где все тихо, размеренно, нормально. Стала мыть руки и так и застыла в ванной комнате. «На улице почти мороз, зима, а этот ребенок стоит там, за дверью, мокрый до нитки. Ну, так вышло… И ему нужна помощь». Вытерла руки и поспешила в подъезд, надеясь, что мальчик еще не ушел. Он был там. Более того, он снял кроссовки и выжимал носки, вода стекала прямо на ступеньки внушительной струйкой.

– Заходи скорее, – сказала я и провела мальчика в зал. Там мы, изрядно напугав кота, спавшего на подоконнике, повесили на батарею куртку случайного гостя. Я стала искать в шкафу вещи сына. Запасные, а главное – теплые. Мальчишке, которого звали, как выяснилось, Андреем, оказалось 12 лет. На 2 года старше моего сына, но размер одежды примерно тот же. Мы сняли все мокрые вещи, заменили их на сухие штаны, носки, футболку, батник. Нашлись даже запасные кроссовки, которые были предназначены для игры в футбол во дворе. Андрей с трудом, но обул их. Главное – все сухое, и можно добраться до дома. Одежда мальчугана была отправлена в пакет. Пока я делала ему бутерброд с горячими котлетами, сын и Андрей стали знакомиться. Дети есть дети. Условностями они не испорчены. Андрей рассказал, что с ним приключилось. И я слышала, как сын стал утешать мальчишку, говоря, что тоже однажды упал в грязь и весь вымазался. Мол, с каждым бывает. Скоро Андрей был собран и отправлен домой, к родителям. А я осталась в полной внутренней растерянности. Мною овладело какое-то странное ощущение, странное и точно неприятное. Такое, когда на душе – густой осадок. Наконец, я поняла, откуда он.

Прежде чем пустить этого ребенка в дом и помочь ему, я прилично замешкалась. От этого и осадок. Да, история Андрея звучала неубедительно. Да, ему стоило бы ехать после уроков сразу домой, а не слоняться по чужому району и искать приключения. Но всегда ли мы, взрослые, делаем то, что лучше, правильно, идеально? А это ребенок. И от осознания того, что протянуть руку помощи перестало быть нормальным, мне и было не по себе. Ну, конечно, есть объяснение – непростое сегодня время. Но потому ли мы так осторожны и так скупы на взаимовыручку? Разве во время Великой Отечественной, когда наши бабушки и дедушки под угрозой смерти прятали у себя в домах еврейских детей, было легче?

И сегодня, когда нам всем порой бывает непросто, сегодня особенно так хочется выстоять и остаться человеком. Тем, кто протянет 10 рублей нуждающемуся, занесет старушке-соседке лишнюю банку закатки, угостит вкусным пирогом ребенка, которого мать воспитывает одна. Купит пакетик корма или сосиску голодному коту, встреченному вдруг по пути. И сделает это – каждый из нас. Ну или хотя бы каждый второй. И тем самым внесет свой маленький, но такой важный вклад в спасение мира. Спасение от цинизма и чёрствости. И выберет единственно верное решение – быть человеком.

Татьяна Астахова-Синхани.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.