«ТОП ДЖЕО СЕРВ» увеличивает обороты

Первое в республике предприятие, работающее по Закону  «О государственной поддержке инвестиционной деятельности», в ближайшее время объявит о наборе персонала.

Расположенное на территории автосборочного завода в Бендерах ООО «ТОП ДЖЕО СЕРВ» расширяет производство. Скоро предприятие сообщит о дополнительном наборе работников. Директор фирмы Анатолий Булда рассказывает, как и почему он этого добился.

–  Мы – первое предприятие Приднестровья, работающее по закону об инвестициях (Закон ПМР «О государственной поддержке инвестиционной деятельности». – Прим. ред.). Учредители – из Молдовы и Румынии.

–  Осенью на инвестфоруме заключили соглашение?

– Раньше. Один из наших учредителей – Юлиан Ганган, он был на форуме, но договор подписан еще весной. Это вообще самый первый такой договор в Приднестровье.
(Анатолий Булда с гордостью демонстрирует инвестиционный договор №1 от 20 июля 2018 г. Печати, подписи премьера и инвестора, все как положено.)

То есть фактически мы начали работать еще до принятия закона.

–  Риск – благородное дело?

–  Просчитанный риск. Проект-то закона еще раньше можно было почитать.

–  А почему эти иностранцы вообще пришли именно в Приднестровье и именно к вам?

–  Несколько причин. Во-первых, закон об инвестициях, со всеми его преференциями. Во-вторых, логистика. Рядом сырье, металлопрокат – из Рыбницы, у них качество лучше турецкого. Третье – электроэнергия. Четвертое – квалифицированные кадры. И все эти  преимущества сошлись у нас, в Приднестровье. А почему ко мне пришли – это прямые личные связи, контакты. С инвестором нужно работать индивидуально. Я год шел к этому соглашению, вот и добился.

–  И сколько денег они вложили в нашу экономику?

–  На сегодняшний день 523 тысячи евро, 223 – в самом начале, и еще 300 тысяч – в декабре, то есть иностранные партнеры выполняют свои обязательства. Но подчеркну: они не деньги завозят, а оборудование. Ведь закон об инвестициях в первую очередь направлен на создание новых рабочих мест. Вот и создаем. А еще есть около 70 тысяч рублей внутренних инвестиций.

–  Какой сейчас общий объем производства?

–  В месяц – от 100 до 200 тонн металла перерабатываем. Если в деньгах и за 7 месяцев работы –  около 500 тысяч евро получается. В декабре завезли еще 12 единиц оборудования, где-то еще через месяц будем расширяться, увеличивать обороты. По плану – в 2,5 раза примерно.

–  Что значит «перерабатываем»? И что за оборудование?

–  Мы делаем фасонные изделия для железобетонных конструкций, причем работаем только с отечественным сырьем. Покупатели в основном заграничные, но есть и приднестровские. Например, для Бендерской крепости несколько заказов сделали. А оборудование – производства Испании и Италии, фирм  Alba, Mig-Saf, Durher и других. Это гибочные станки, сварочные аппараты… Уже почти все смонтировали и подключили.

–  Быстро это у вас.

–  Да мы и начинали так же. В том году получилось так: от завоза оборудования до отгрузки первой партии – ровно 2 недели. Импорт, таможня, монтаж, подключение, транспорт, поставщики – все организовали, все сделали за 14 дней. И поэтому хочу особо поблагодарить и Рыбницкий комбинат, и таможню, и министерство экономического развития, и другие наши ведомства за оперативное решение вопросов. Ну и наших сотрудников, конечно.

–  Много их?

–  Сейчас 23 человека. После запуска новых линий будет, конечно, еще набор. А всего, по инвестдоговору, должны дойти до 100 человек. Но если все сложится, никто нам не мешает и перевыполнить.

–  А где кадры берете?

–  Почти все местные. 4 человека, иностранцы, обучают наших. Станки импортные, с ЧПУ, поэтому без подготовки нельзя – работать на таком оборудовании могут только специалисты, то есть уже не просто рабочие, а операторы.

–  Молодежь берете?

–  Не то чтобы мы не берем. Они сами не идут. Сейчас все хотят быть юристами, экономистами, менеджерами, а здесь все-таки работа с металлом. И все хотят больших денег и сразу, но ведь сперва надо научиться чему-то.

Анатолий Булда имеет право так говорить – карьеру начал с должности помощника кочегара, после техникума и службы на флоте. Довелось ему поработать в России и даже в Африке.

–  Были случаи, когда работники уходили от вас?

–  Были. Но не потому, что они чем-то недовольны, а потому что не соответствовали заявленным требованиям. То есть он говорит, что умеет что-то делать, есть опыт, а потом оказывается, что нет. Не прошли испытательный срок. Но таких всего 3 человека оказалось за почти год работы. А так коллектив, я считаю, отличный сложился. У нас есть люди, которые по 49 лет работают.

–  Возвращаясь к производству. Вы только металлоконструкциями занимаетесь?

–  «ТОП ДЖЕО СЕРВ» – да. Вообще замысел был и вот эти изделия выпускать, и восстановить производство полуприцепов. Но первыми «выстрелили» металлоконструкции. Однако на нашей территории есть еще один проект – с американцами, по сборке гибридных автомобилей. Это машины, у которых основной двигатель – электрический, но есть и вспомогательный, обычный. Более сложное производство и по самим изделиям, и требования по оборудованию, по квалификации рабочих выше. И в плане логистики – много комплектующих из разных стран. Ведем переговоры, работа эта кропотливая и достаточно долгая.

–  Если не секрет, куда будете продавать эти машины?

–  Большой спрос на электромобили есть везде. Вот смотрите – только в Одессе уже более 200 электрозаправок. Их же не просто так ставят. В Кишиневе собираются массово строить, у нас… Да уже сейчас у меня из России, из Украины запрашивают.

–  А с прицепами что?

–  Прицепы– это уже другое предприятие, Бендерский автосборочный завод. Но могу рассказать. Честно, непросто с ними. Есть готовые проекты и зерновоза с алюминиевым кузовом, и тяжелых полуприцепов для перевозки техники. И этими проектами интересуются, но на том оборудовании, что есть, реализовать их невозможно. Оно позволяет делать какие-то штучные изделия, а для серийного производства уже не годится. Да и сертификат ISO с ним не получить, а без этого сертификата ни на какой рынок не зайти. (ISO – Международная организация по стандартизации, выдает сертификаты, подтверждающие качество производства. – Прим. ред.) То есть Бендерскому автосборочному нужны инвестор и очень большие вложения. Мы не останавливаемся, ищем, договариваемся, но очень много сложностей. Тут еще, к сожалению, негативные стереотипы у иностранцев срабатывают.

–  Это как?

–  Вот пример могу привести – иностранцы, с которыми сейчас работаем, сначала не хотели сюда ехать. Боялись, что здесь какие-то «люди с автоматами», что здесь стреляют. И приходится переубеждать, доказывать, что здесь совсем не так, как рассказывают их пропагандисты. Потом, конечно, когда они сами сюда приезжают, видят, как на самом деле, смеются над своими страхами. Но это ж надо еще их уговорить. Вот поэтому и говорю – с инвесторами надо работать индивидуально.

–  И последний вопрос. Если бы сейчас тут появился джинн-волшебник, что бы вы у него попросили?

–  Хоттабыч, дай нам современное оборудование. И крышу над производственными цехами почини. А с остальным сами справимся.

Сергей Ирошников.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.