«Скатаем?»

Как-то по телевизору шла программа «Мамина школа», где приглашенная гостья рассказала эпизод из опыта воспитания детей: как девочка, сидящая за одной партой с отличником, постоянно списывала у него задачки. Со временем ему все это надоело, и однажды он подсунул ей неверное решение. Увидев, что он за эту задачку получил «пятерку», а она – «двойку», девочка долго плакала, но обида, как это бывает у детей, позабылась, и затем она старалась сама справляться с заданиями.

Здесь я и вспомнил аналогичный случай из своей далекой студенческой жизни. В нашей группе одному мне удавалось самостоятельно решать все задачи. Как обычно, по успеваемости студенты в группах бывают разные. И в последнее время по утрам при моем появлении в аудитории сначала робко, потом привычно стали просить «скатать» ту или иную задачу. Зная, что я тоже не всемогущ, молча вынимал из сумки нужную тетрадь, клал на стол и выходил из аудитории.

Но однажды и сам попал в затруднение. В середине задачи по определению себестоимости свинины была заложена, как говорили студенты, небольшая «мина», ключ к которой я никак не мог подобрать, чтобы выйти на заданный результат. В конце концов, изрядно помотав нервы, я бросил ее и пошел в другую комнату смотреть телевизор, где уже сидел мой одногруппник, коротая время в ожидании решения задачи. Он никогда не перетруждался, списывал готовое, а в конце, легко вздыхая, говорил, что и он готов к занятиям.

Что там на экране, до меня не доходило – в голове кружилась «себестоимость свинины». Вдруг меня осенило, я понял, где «мина» спрятана. Как ошпаренный, выскочил, уронив стул, и побежал в комнату. К моей радости, сразу вышел на заданный результат.

На занятиях я услышал привычное «Скатаем?». На этот раз мне стало обидно: сколько мучился в поисках правильного решения задачи – и на тебе. Решил проучить этих любителей «скатать». Я и предположить не мог, что с этой задачей никто не справился. Вынув из сумки черновик с неправильным решением, положил его на стол и как обычно вышел из аудитории.

В группе была одна слабенькая в учебе студентка, но на этот раз она, не подозревая подвоха, решила блеснуть и при вопросе преподавателя, кто объяснит задачу, напросилась к доске. Преподаватель, зная, ее способности, не хотел лишний раз подставлять под удар и предупредил, что в случае неверного решения наградит ее не «двойкой», а целым «колом». При виде ее рвения у меня аж мурашки пробежали по телу – что я наделал? Ведь очередная плохая оценка снизит и без того неблестящий процент успеваемости группы. Мысленно я умолял преподавателя ее не спрашивать. Впрочем, все равно: кого бы ни поднял, все списали у меня. Получается, что я как староста группы подлил воду на мельницу «двоек» и крепко пожалел о своей выходке. Исправить что-то было уже невозможно, я сидел как на иголках и ждал бури, но бури не произошло.

Настойчивость студентки и ее уверенность в правильном решении удивили преподавателя. С середины (где был подвох) он попросил подробнее объяснить действия, но она не смогла дать внятные ответы. Тогда преподаватель обошел нас и посмотрел решения других: во всех тетрадях, кроме моей и моего соседа, они оказались неверными. Он не понимал, кто у кого списал. Ничем не наградив студентку, он посадил ее и стал объяснять задачу, а затем – новый материал для следующих занятий.

Меня терзала мысль: как же я подвел группу и подвел ли? Что они думают? Как будут относиться ко мне за такую подсунутую «свинью»?

Зазвонил звонок на перемену, аудитория опустела. Жизнь группы шла своим чередом. Никто об этом случае не вспоминал. Больше недели прошло с того злополучного урока, и утром, заходя в аудиторию, я снова услышал тихий нерешительный голос: «Скатаем?».

Я понял, что студенческая болезнь по имени «Скатаем?» неизлечима. Вынул из сумки нужную тетрадь, положил на стол и тихонько вышел из аудитории.

Иван ГРОМОВ, с. Малаешты.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.