Как я трудоустраивал Молодёжь

С шестидесятых вплоть до середины восьмидесятых прошлого столетия особенно бурно развивалась промышленность Тирасполя. Появился ряд предприятий всесоюзного значения: завод имени С.М. Кирова, «Молдавизолит», «Электромаш», «КVINT», консервные заводы – имени 1 Мая, Ткаченко, детского питания, знаменитая швейная фабрика «40 лет ВЛКСМ»…

Особо выделялся хлопчатобумажный комбинат (ХБК), впоследствии – «Тиротекс», расположившийся на огромной территории. Вблизи него вырос целый микрорайон с социальной инфраструктурой – многоэтажными жилыми домами, общежитиями, магазинами, детским садом, средней школой.

Такое бурное развитие промышленности требовало большого притока рабочей силы. И трудовые резервы текли со всех районов Молдавии, Украины (особенно Одесской области) и даже России. Для скоординированного распределения работников было организовано бюро по трудоустройству, которое тесно сотрудничало с отделами кадров предприятий. Работники, имеющие специальности, устраивались без проблем. С молодежью, не имеющей профессиональной подготовки, дело обстояло сложнее. Для работы с ними в бюро создали специальный молодёжный сектор, куда я пришел работать педагогом-социологом. Работу приходилось вести индивидуально. Но когда молодые люди приходили группой, их направляли в специально оборудованный зал, где на стендах была размещена информация о предприятиях, о выпускаемой ими продукции и востребованных рабочих профессиях. После собеседования мы выписывали специальное направление в отдел кадров того или иного предприятия.

Особенно много требовалось рабочей силы на ХБК, куда брали и с неполным средним образованием. Работа на комбинате привлекала ещё и тем, что всех обеспечивали общежитием. Но в начале 1981 года пришло указание – принимать только со средним образованием, общежития были переполнены, да и число вакансий ограничено. Естественно, всё меньше людей стало приходить к нам…

Но один «визит» мне хорошо запомнился. Середина декабря, холодное снежное утро. Работаю со статистикой. Вдруг слышу – кто-то топчется возле двери, не решаясь постучать. Открываю дверь, передо мной сельская девчушка лет шестнадцати, в лёгком пальтишке, в платке. Спрашиваю: «Хочешь устроиться на работу?». Она утвердительно кивает. Приглашаю в кабинет. Интересуюсь, куда бы она хотела пойти работать. «Тут у вас в Тирасполе есть большая фабрика, там общежитие дают. Хочу туда…» – «А какое у тебя образование, сколько классов окончила? Есть документы?»

В ответ она вытаскивает из-за пазухи свёрток, извлекает свидетельство об окончании девяти классов и паспорт. Объясняю, что теперь на комбинат берут только со средним образованием, и место в общежитии получить проблематично. Она оторопела: «Что же мне делать? У меня в Тирасполе нет ни родственников, ни знакомых» – «А откуда ты приехала к нам?» – «Из Флорешт…»

Я задумался: как и чем ей помочь? Она тихо заплакала. Захотелось её утешить: «Ладно, не расстраивайся. Что-нибудь придумаем…».

Заместителю директора по кадрам ХБК В. Успенскому объясняю: дескать, мы имеем дело с особым случаем – девочке некуда деться, она приехала с севера республики, у неё нет денег, чтобы вернуться назад, она старшая в многодетной семье, мачеха просто выдворила её из дома, дала денег на проезд и велела не возвращаться… После длительных переговоров мне удалось уговорить Владимира Витальевича, он пообещал что-то придумать.

Через полчаса позвонил: «Присылайте свою «сироту казанскую», пристроим ученицей… Но учтите, это в последний раз». А я ещё прошу: «Пожалуйста, место в общежитии ей определите и талоны на питание до аванса…» – «Ладно, уговорили, с вами не соскучишься». Положил телефонную трубку, довольный, стал потирать руки. Она поняла, что всё разрешилось благополучно, бросилась целовать руки. Но я одёрнул её по-отечески: «Что ты в самом деле!..». Затем нарисовал ей схему, как добраться до отдела кадров, проводил до троллейбуса, дал денег на билет и предупредил кондуктора, чтобы та довезла девушку до конечной остановки и показала, куда ей двигаться дальше…

Прошло, наверное, с полгода. Я уже забыл об этом случае. Майским солнечным днём иду на обед. В районе центральной почты навстречу мне четыре девушки. О чем-то весело разговаривают. Одна из них отделилась, и – ко мне: «Вы меня помните? Вы же меня зимой устроили на ХБК…» – «Припоминаю. Как дела у «сироты казанской»? Так, кажется, тебя окрестил Успенский» – «Хорошо идут дела. Огромное вам спасибо! Я уже самостоятельно работаю вязальщицей узлов. Две зарплаты получила, даже домой немного денег переслала. А сейчас с девчонками идём в кинотеатр «Спутник»… Как-нибудь забегу. Извините, спешу…»

Но она так и не зашла. Может, потому, что вскоре нас сократили, и я вернулся учителем в десятую школу…

ЮРИЙ ПОРОЖНЯКОВ,

ветеран труда.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.