Метки ушедшей эпохи

Четверть века минуло, а помню так, как будто это было вчера… Несколько тесных номеров гостиницы «Дружба», наспех подготовленных для работы редакции первой республиканской газеты. Работа на компьютерах считалась вершиной мастерства. Многие журналисты просто отдавали свои рукописные тексты оператору компьютерного набора, который обязательно присутствовал в штате каждой редакции. Верстка номера осуществлялась тоже вручную при помощи специальной металлической линейки – строкомера, без которой при макетировании газетных полос никак нельзя было обойтись.

Дым в редакции стоял коромыслом. Газета, как и ныне, выходила каждый день. Специалистов, конечно же, не хватало. Поэтому предложение журналисту из Днестровска, то есть мне, стать собкором газеты по южному региону было сразу же принято.

Поскольку работа была на удалении, мне не так часто приходилось бывать в редакции. Материалы в основном посылались по почте. Но когда удавалось там оказаться, особенно в кабинете главного редактора Владимира Масленникова, я не переставала поражаться бешеному ритму работы коллектива и его руководителя. Удивительным было то, что публикации Масленникова выходили едва ли не в каждом номере газеты, но вот когда он умудрялся их писать, для меня оставалось совершенно непостижимым. В кабинете Володи дверь не закрывалась весь день. Наши разговоры происходили урывками. Постоянно приходили какие-то люди, причём нередко такие, которые, казалось, и не имели к газете никакого отношения. Но для Масленникова все были дороги, для каждого находил нужное слово. Редкой души был первый наш редактор. Тут же шло формирование очередного номера, а это постоянные согласования и исправления, консультации и проверки, и ещё масса действий, которые должен выполнить только редактор. Помимо этого, решение хозяйственных вопросов при хронической нехватке практически всех необходимых для работы материалов и оборудования. Это была середина 90-х. Тот, кто их пережил, поймёт меня без лишних слов.

За творческую жизнь, исчисляемую тремя десятками лет, многое из того, что было написано, ушло в небытие и просто забылось. Но вот почему-то те первые мои материалы, вышедшие на страницах только что родившейся газеты, помнятся. Чем же они так дороги? Наверное, тем, что стали метками уходившей в историю эпохи. Ещё существовали колхозы, именно существовали, выживая из последних сил, борясь с обстоятельствами наступивших далеко не лучших времён. Ещё не понимая, что дни их, в общем-то, сочтены, я всё искала в каждом таком хозяйстве, в чертах их руководителей и работников ту здоровую силу, которая поможет выкарабкаться и встать на ноги. Помню названия ряда материалов: «Уроки у Чеглея» – о председателе коротнянского колхоза, надо отметить, наиболее успешного из многих в то время. «Почем вкус молока?» – о незавертайловской молочно-товарной ферме и её заведующем Кокошинском. «Алексеевич» – о бригадире овощеводческой бригады глинойского колхоза…

Многое за эти годы кануло в Лету, в том числе и колхозы. Не стоит об этом горевать. Главное, что нет сегодня в Приднестровье брошенных земель, каждый клочок обрабатывается, наши рынки и магазины полны отечественной продукцией… И, несмотря ни на что, продолжает жить газета «Приднестровье», прославляющая на своих страницах приднестровских тружеников – главное богатство нашей земли.

Галина БЕЗНОСЕНКО.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.