Удивительное постоянство в старых привязанностях

Константин – латинское имя, обозначающее «постоянный, стойкий». Впрочем, тут не обошлось без исторической иронии. Великий город Константинополь, основанный честолюбивым императором, потерял свое имя в 1930-м, став Стамбулом, а десятки Константиновок по всему постсоветскому пространству свои названия сохранили.

Три версии и «горячий» председатель

Уверенное первое место по числу Константиновок занимает Кировоградская область Украины – в ней аж восемь сел с таким названием. Приднестровье тоже может похвастаться своими топонимами: есть такое село в Каменском районе, а есть – в Слободзейском. В последний мы и отправились, чтобы узнать оригинальную историю именно этой Константиновки.

Обычное село, такое же, как и сотни других, или единственное в своем роде, ни на какое другое более не похожее? Этот вопрос, я думаю, уместен по отношению к каждому местечку, и оба варианта будут правдивыми. Конечно, чтобы прочувствовать особую энергетику места, следует прожить в нем хотя бы недели две, уловить неспешный или, наоборот, торопливый ритм улицы, услышать и привыкнуть к звукам чужих дворов, запомнить прищуры и смех своих соседей… Тогда все встанет на свои места.

Мы с водителем, признаться, чуть не проехали мимо, чуть не спутали Константиновку с небольшим Уютным, расположенным по соседству. А находится это село сразу за Владимировкой, в чей сельсовет оно и входит вместе с Никольским. Откуда столько мужских имен, спросите вы? А вот сейчас и расскажем.

В начале ХХ века на этих землях никаких сел не было, зато располагалось помещичье имение с названием Одаи.

Версия 1, «кулацкая»

Пана звали Никольский Константин Владимирович. В 1907 году он почуял, что «пахнет жареным», и по неизвестной причине продал свой дом своим же работникам, а сам уехал. Трудолюбивые, но неудачливые Карлов и Фурдуй недолго побыли хозяевами. Их предприимчивые раннесоветские коммунисты для пользы Родине раскулачили, отобрали все имущество и отправили в ссылку. Но старожилы запомнили именно пана: дескать, он был добрым, а потому в его честь и получили название все три села.

Версия 2, «роковая»

У пана было три сына: Николай, Константин и Владимир. По каким причинам все они погибли, сведений не сохранилось, но в память о них отец и назвал эти населенные пункты.

Версия 3, которая все путает

В селе Оброк хозяйствовал священник Никольский Владимир Николаевич. Тогда непонятно, откуда «Константиновка». Да и упоминаний о мистическом священнике-барине практически нигде нет. То ли история под народными байками преломилась в сказ, то ли священник владел машиной времени и грамотно подчистил все упоминания о себе.

Первые дома строились из земли и глины, крыши крылись соломой, и располагались они небольшими группами – хуторами. Неудивительно, ведь Константиновка и Владимировка находятся «впритык» – пешком дойдешь. Их долго считали «в одной упряжке»: так, в 1913 году в селах суммарно оказалось 220 дворов. В 1919 году под 1 мая, после разгрома белогвардейцев (армии Деникина и Петлюры) Красной Армией, здесь организовали ревком. Жителя Константиновки Горячего Филиппа Никифоровича избрали председателем революционного комитета. Фамилия обязывала!

Здоровым мужиком, наверное, был этот Горячий. Почему я так решил? Когда после освобождения в 1944 году сельчане принялись восстанавливать разрушенные хозяйства, председателем колхоза им. Буденного в селе стал опять же Филипп Никифорович! Правда, уже в 1951 году колхозы всех трех сел объединились.

Вылечить депрессию огородом

Как живет Константиновка сегодня? Вроде бы, размеренно, вроде бы, тихо-спокойно. Школа и детский сад – в соседнем селе, есть ФАП, стоматологический кабинет, ДК. Своеобразную экскурсию по селу нам проводит Зоя Григорьевна Тимощук, его жительница. Домов много. Есть добротные, есть даже очень красивые. Есть ветхие, а есть и вовсе заброшенные. На вид – все как обычно. Кстати, сельчане очень недовольны местной дорогой. Во Владимировке дорожный вопрос решили, там приятно и пройтись, и проехаться. Когда же добротный асфальт появится в Константиновке?

Сама Зоя Григорьевна – не местная, родилась в Казахстане. В Тирасполе жила до 2011 года. Судьба ее семью разбросала. Дочь жила на Кубе, а затем, когда вернулась на родину, – в соседнем Никольском. Сын с молодых лет военный, на Украине. Внук оказался на Ближнем Хуторе, а внучка – в Тирасполе. Восемь лет назад они решили перебраться из города в село и купили здесь большой дом, который был не в лучшем состоянии – пришлось восстанавливать хозяйство, приводить в порядок.

В 2017 году у Зои Григорьевны случилось несчастье – умерла дочь. Вначале она переживала эту трагедию очень тяжело, но потом смогла перестроиться. Помогают родственники, дружеская беседа. А на досуге, в свободное от домашних дел время, она пишет стихи и песни.

Женщина возмущена, что в селе немало здоровых мужчин, которые почти потеряли человеческий облик и играют в догонялки с алкогольным делирием. «Коренное население Константиновки очень хорошее, хозяйственное, – продолжает она. – Есть и сельская интеллигенция». Соседка Евдокия Петровна – учительница, недавно ушла на пенсию. Здесь же встречаем еще одного соседа Алексея. Сельчане готовятся к посевному сезону. Работящие, обычные люди, любящие свое дело и свою малую родину.

Но есть в селе и десятка полтора «пропойных домов», людей не из этих краев, русских, молдаван, цыган (алкоголизм не делится по национальному признаку). Поговаривают о том, что все приезжие жили в Тирасполе, Бендерах, но продали квартиры и поменяли на жилье здесь. Продали сами или кто-то помог, особенно предприимчивые люди. «Наплыв» этих личностей произошел лет десять назад, вот и нарушают безмятежную атмосферу села они и по сей день. Зоя Григорьевна рассказывает, что крадут и куриц, и петухов, и гусей. Однажды даже одни такие «добрые» соседи украли у нее собаку. Смешно, нелепо, по неясным причинам, но правда. Участковый стабильно приезжает, принимает заявление и… «Свидетель Жукова все отрицает». Итак, дело о пропавшей курице можно считать закрытым.

Выход жители Константиновки видят только в одном – в создании рабочих мест. Если бы, например, была построена новая ферма, то и бездельников стало бы меньше.

Все-таки не хватает сегодня в селе таких людей, как вышеупомянутый Филипп Горячий. Если кто-то верит в реинкарнацию, то можно пожелать, чтобы его широкая душа переродилась в ком-то из молодых жителей Константиновки, и новый Горячий устроил тут большое хозяйство.

В селе много бродячих собак. Местные жители приглашают сюда столичных зоозащитников, чтобы те рассказали им о «гуманности», когда собаки разрывают на части курицу. Если зоозащитники против уничтожения собак, то пускай стерилизуют все бродячие стаи Константиновки. Уэлкам! (англ. «Добро пожаловать!»)

Настает пора покидать село, но с пустыми руками меня, конечно же, Зоя Григорьевна не отпускает, приговаривая, что из села не уезжают без гостинцев. «Хозяйство – это моя семья», – говорит она и добавляет, что любую депрессию можно вылечить на огороде, а также держа у себя птицу или мелкий рогатый скот. Тогда будет не до хандры! Этот нехитрый, но честный ответ и заставил меня вспомнить характеристику героини «Грозового перевала»: «Она отличалась удивительным постоянством в старых привязанностях».

«Жалко, что вы не приехали к нам летом, здесь красота, – сетуют сельчане. – Цветущие сады, персики, дыни, арбузы…». Что ж, и приедем!

Андрей РАДЛОВСКИЙ, с. Константиновка, Слободзейский район.

Аисты, свившие в прошлом году гнездо на одном из константиновских домов, все же дарят надежду на будущее.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.