Угадать свое призвание

Её не баловала судьба. В детстве Люда могла рассчитывать лишь на бабушку, которая её воспитывала, а с 15 лет – только на себя, когда поступила в Тираспольский совхоз-техникум.

Его окончание пришлось на год распада СССР. Молодой специалист-аграрий, она, как, собственно, и все остальные, ещё не представляла, с какими вызовами времени придётся столкнуться. Но девушка умела быстро учиться. Она стремительно впитывала в себя веяния новой и жёсткой эпохи, именуемой рыночной экономикой. И не только впитывала, но умудрялась перерабатывать их под существующие условия хозяйствования.

Сегодня Людмила Николаевна с благодарностью вспоминает совхоз-техникум, заложивший в неё основы профессии. Лидерские качества вкупе с огромным трудолюбием и пришедшим пониманием, что она оказалась там, где ей суждено быть, открыли пути познания, проходя которые, она на шаг опережала всех, кто шёл рядом.

1990 год стал последним, когда учащиеся техникума поехали по обмену опытом в Чехословакию. Людмила попала в их число, и там, на сборе картофеля и переработке хмеля, увидела, насколько далеко вперёд ушли оснащение и сельскохозяйственные технологии европейских стран, насколько высок сервис в этих государствах. В Чехословакии впервые попробовала «Фанту» и «Пепси-колу», которые в аккуратных ящичках и в мелкой расфасовке им привозили прямо на поле. Для советских подростков такое было в диковинку.

Потом, уже став землепользователем, она очень много ездила по Европе, добралась даже до Штатов, наблюдая, узнавая и учась у коллег новым технологиям и умению вести производство. А пока с дипломом специалиста-плодоовощевода Людмила вернулась в родное Карманово. Работала в колхозе до тех пор, пока он «не приказал долго жить», как, впрочем, и сотни других хозяйств республики в начале нулевых.

Освободившуюся нишу стали заполнять предприниматели. 2004-й год оказался переломным как в сознании, так и в судьбе Людмилы Николаевны Ровной. Они с мужем, не имея практически начального капитала, а только опыт и колоссальное трудолюбие, взяли в аренду 24 гектара яблоневого и сливового сада. Как пришлось «пахать», знают только они. Запущенный сад не обрезался три года, нужны были техника, удобрения, горючее… Год был неимоверно трудным, но результативным, что позволило в будущем сезоне взять дополнительно 17 га, а через год к имеющейся площади добавить ещё 15. Постепенно приобреталось необходимое оборудование, завязывались коммерческие и иные связи, многому приходилось учиться на ходу… Они сразу же столкнулись с главной проблемой любого предпринимателя – со сбытом продукции.

Но не случайно Людмила объездила чуть не всю Европу. В одной из поездок немецкие друзья показали ей клубничный массив и предложили тут же отведать ягод. Её сильно удивило, что у поля не было ни ограждения, ни охраны, и любой из проезжающих мог съесть клубники столько, сколько хотел, и оставить плату (в специально приспособленном для этого ящичке) столько, сколько считал нужным. Как пояснили коллеги, такой опыт перерос в Германии в своеобразный туристический бизнес и особенно стал привлекателен для городских жителей. Они приезжают сюда целыми семьями вместе с детьми познавать природу и одновременно отдыхать от городской суеты.

Эту практику Людмила перенесла в наши условия. Любой желающий мог приехать к ней в сад и выбрать такие яблоки, какие хотел, столько, сколько хотел. Цена была оптовой –  два с половиной рубля. Слух о необычном саде распространился очень быстро. Стали точно так же, как и в Германии, приезжать на своих машинах целые семьи. Условие было одно – не оставлять после себя мусор. За день убиралось по 20-22 тонны фруктов. Кто-то запасал на зиму, кто-то брал на продажу… Оставшиеся после основного сбора яблоки в основном шли на переработку, отправляясь на Каменский соковый завод.

«Сегодня уже такое невозможно, – вздыхает Людмила Николаевна. – С одной стороны, обезлюдело Приднестровье, с другой – производство яблок выросло, много предпринимателей занялось этим бизнесом. А тут ещё 2014 год буквально всех нас на колени поставил. В связи с событиями на Украине закрылись экспортные поставки». (К этому времени Людмила Николаевна уже лет шесть успешно работала с Казанью и Ярославлем.) Весь урожай 14-го года она буквально сбывала по дешёвке, чтоб не пропал. И почти разорилась.

Но не была бы Людмила Ровная самой собой, если б руки опустила. «Не дождётесь!» – сказала она. Невзгоды, как европейские санкции для России, её только простимулировали на новый уровень развития своего бизнеса. Она давно поняла, что пришла пора расстаться с яблочным производством, рынок настойчиво требовал косточковые культуры. Но именно они были самой большой зоной риска из-за сроков хранения. И она рискнула. Начала высаживать молодой черешнево-сливовый сад. Понятно, что свободных земель никто ей не предоставил, и под раскорчёвку пошли отжившие свой срок яблони и груши – более 24 гектаров. Планируя косточковые, Людмила Николаевна прекрасно осознавала, что без строительства холодильника разведение черешни и сливы, в перспективе вишни и абрикосов – это пустая затея. И она, несмотря на провальные 2014 и 2015 годы, в 2016-м приступила к возведению коробки на 800 кубов под холодильную камеру.

И ведь верно говорится, что дорогу осилит идущий. Людмила Николаевна понимала, что помещение – это полдела, главное – оборудование, требующее вложения колоссальных средств, которые ещё предстоит заработать. Но, видно, сила её мысли и желание иметь холодильник были столь велики, что произошло, можно сказать, чудо. Она выиграла американский грант на приобретение холодильного оборудования.

Холодильный агрегат (по сути, первый в Григориопольском районе), рассчитанный на 300 тонн косточковых, функционирует уже два года. Он частично захватил яблоки и первую черешню молодого сада. «Выручает хорошо, – с затаённой гордостью поведала Людмила Николаевна. – Всё, что было собрано в прошлом году, мы сохранили и реализовали на внутреннем рынке».

– Какой максимальный срок может храниться там, к примеру, черешня? – поинтересовались мы.

– До трёх месяцев при температуре минус 1-1,5 градуса. Здесь важен определённый уровень спелости, определяющий цвет ягоды и её сахаристость. Даже по истечении максимального срока черешня сохраняет зеленой плодоножку и выглядит как только сорванная.

На вопрос о расширении площади сада Людмила Николаевна отрицательного покачала головой: «Вряд ли это случится в ближайшее время. Пусть продукции будет меньше, но в идеальном состоянии».

Именно такие требования предъявляет сегодня российский рынок, который понемногу уже начала осваивать предприниматель Людмила Ровная. И судя по всему, у неё есть все возможности выйти в нынешнем году на полноценный экспорт.

От этой женщины исходит удивительная энергия созидания. В своём нелегком, зависимом от природы бизнесе она достигла немалых высот, состоявшись не только как аграрий, но и как менеджер, маркетолог, логистик и пр. Да, к сожалению, нашим предпринимателям приходится осваивать по нескольку смежных профессий, хотя, по словам Людмилы Николаевны, вся Европа давно уже работает по-другому. «Нам надо объединяться, – уверена она. – Не проблема запустить производство, проблема выстроить цепочку сад – рынок, в которую входит множество операций, таких как сортировка, упаковка, хранение, вывоз, продажа, прогнозирование цен и т.д. Нужна централизация, при которой всеми этими делами будут управлять профессионалы. А пока каждый из нас занимается всем этим поодиночке».

Это пока мечты. Но тот, кто знаком с Людмилой Николаевной, не удивится, если через энное количество лет она предстанет перед ним солидным руководителем успешного предпринимательского объединения с широкомасштабными экспортными поставками приднестровских фруктов в Российскую Федерацию и страны СНГ. Так пусть это обязательно случится!

Галина БЕЗНОСЕНКО, п. Карманово, Григориопольский р-н.

Фото Виктора Громова.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.