Характерно по-приднестровски

«С чего начинается Родина?» – вопрос отнюдь не праздный. По всей видимости, с ответа на него и начинается Родина или же заканчивается им – тут всё зависит от ответа. Попытка понять, что составляет стержень социума, что служит объединяющей его идеей, какие архетипы, культурные коды наполняют мироощущение целого народа, характеризует человека мыслящего. И в данном случае направление мысли, пытливость ума – это уже гражданская позиция. «Кто мы? Откуда и куда идем?» – попробуй-ка ответь…

И всё же, как представляется, нам, приднестровцам в этом отношении несколько проще. Жизнь на территории нашего края становилась безопасной и созидательной лишь при условии его развития под сенью России. Отсюда и три ответа на три поставленных классических вопроса.

В такой ясности есть лишь одна опасность – принять её за некую данность, от нас не зависящую. А между тем, историческая роль Приднестровья отчетливо видна. Настолько отчетливо, что говорить о ней тяжело, не нагромоздив уже всем известных тезисов. Её нужно прочувствовать.

В Музее боевой славы при столичном совете ветеранов собраны воспоминания 940 участников Великой Отечественной войны, жителей Приднестровья, записанные собственноручно. Как отметил Президент ПМР Вадим Красносельский, посетив музей, все эти документы не просто должны войти в книгу, стать частью народной летописи Победы, они должны быть оцифрованы, чтобы сохранились почерк, любые нюансы, впечатление от личного общения с ветераном.

А вот село Белочи Рыбницкого района. Краевед, 84-летний житель села Максим Еремеевич Галяс долгие годы собирал информацию о знаменитых односельчанах. А кто может быть знаменитее защитников Отечества? Более 250 биографий собраны в книге краеведа «Свой подвиг вы оставили потомкам». «В нашем селе целые семьи прославили себя на фронтах, – рассказывал Максим Еремеевич. – Взять, к примеру, семью Павлишиных. Самый старший – Николай – участник Крымской войны 1854-55 гг. Его внук Нестор и брат Григорий – участники первой мировой и гражданской войн. Сын Нестора – Василий – участник Великой Отечественной войны». А есть среди белочинцев и защитники Приднестровья. На сельском кладбище похоронен житель Белочей Александр Иванович Тутушняк, смертельно раненый в 1992-м под Дубоссарами. Мемориальная доска в его честь установлена на здании сельской школы.

«Приднестровскому обществу пришлось пройти через многие испытания, и оно устояло», – пишет первый Президент ПМР Игорь Смирнов в книге «Приднестровский характер», чье название говорит само за себя. Люди с сильным характером и твердой гражданской позицией создавали и отстаивали нашу республику.

А вот фотопутешественники в селе Шипка Григориопольского района. Здесь родился один из трех приднестровцев, полных кавалеров ордена Славы Дарьев Григорий Никитович. Помню, что в село мы тогда приехали без предварительной подготовки, то есть ни с кем не созваниваясь. Просто зашли в школу, на стене которой помещена памятная плита с именем Дарьева. И нас тут же охотно познакомили с Таней, правнучкой героя. Приветливая девочка с обезоруживающе светлой улыбкой, Таня совсем не походила на строгого, сдержанного, никогда не улыбающегося на фотографиях прадеда.

Но он собрал всю свою волю, положил все свои силы, лишь бы поколения детей и внуков не стали серыми тенями в фашистских концлагерях, чтобы Таня и её сверстники, не знавшие ужасов войны, могли как можно чаще улыбаться. И она это поняла.

«Я хочу, чтобы наши мальчишки равнялись на тех, кто геройски воевал на фронте, заплатив огромную цену за мир на нашей Земле, – напишет правнучка в своем первом исследовательском труде, школьном сочинении о легендарном прадедушке. – Я хочу, чтобы помнили и берегли все то, что так тяжело нам досталось. Сегодня это наш красивый и благодатный край – наше Приднестровье. Мы должны быть достойными отцов и дедов, достойными памяти героев, нередко безвестных, но бессмертных советских солдат».

А мне подумалось: что же это за край, где можно приехать в обычную сельскую школу и увидеть наследников подлинных богатырей? В духовном и кровном родстве с поколением победителей основной посыл «Бессмертного полка», республиканского движения «Наследники Победы», всех памятных мероприятий.

А можно, как мы, просто заехать в Карагаш (Слободзейский район) и случайно у ворот одного из домовладений разговориться с двоюродным братом Антона Григорьевича Чичика, полного кавалера ордена Славы, ещё одного выдающегося земляка.

И таких дорожных встреч только на памяти автора этих строк десятки. А есть ещё родословная подвига, описанная в таких проектах, как «Моя семья в истории края», где, словно кинолента, последовательно, кадр за кадром взору зрителя открывается биография героя, его предшественников и последователей, как единая миссия борьбы света с тьмой. И часто, почти всегда, в деяниях детей всходят ростки из тех зерен, что были посажены пращурами.

Мы все знаем имя Героя Советского Союза, партизана-писателя Петра Петровича Вершигоры, автора книги «Люди с чистой совестью». Но вполне ли отдаем себе отчет, что только на Севериновском мемориале (Каменский район) погибших односельчан с фамилией Вершигора семь. Всё это, вне всякого сомнения, близкие и дальние родственники Петра Петровича Вершигоры, в личности которого просто наиболее полно, образно воплотился дух победителей, причем не только в Великой Отечественной, но и участников первой мировой, русско-японской и русско-турецких войн. Не случайно совсем рядом с музеем Вершигоры, у колодца стоит каменный крест. Читаем: «Крест сей соорудил Прокопий Вершигора. 1855 год». Возможно, прямой предок, дед или прадед героя?

И это очень характерно для Приднестровья, это очень по-приднестровски. К сожалению, идеологические трансформации ХХ века скрыли от нас многие нити, связующие судьбы и времена. Но в наших силах восстановить по крайней мере некоторые из них, показать, что роль форпоста у нас не только отчетливо представлена в идеологии, она – в крови.

Приднестровцев называют «гостеприимными, дружелюбными людьми, которые умеют трудиться, защищать свою землю и со вкусом жить». По большому счету, наше фирменное жизнелюбие, даже несколько шаблонное восприятие края как «советской витрины образца 70-80-х», и обусловлено тем, что право на мир нами глубоко выстрадано. Увы, ещё совсем недавно на приднестровской земле лилась кровь защитников и мирных жителей…

Вот и этнографический колорит не следует воспринимать по аналогии с мифическими «потемкинскими деревнями». Нет, всё это не имеет ничего общего с картонными декорациями. Наша культурная палитра складывалась на протяжении столетий. И как тогда, так и теперь культура – форпост. Межнациональный мир, верность традициям, единая приднестровская общность суть ответы на вызовы обезличенной глобализации, формы протеста против банального культа потребления, разжигаемой локально на территории постсоветского пространства межнациональной розни.

Много раз во время путешествий с коллегами по родному краю я убеждался, насколько благодарные, открытые, чуткие и политически грамотные у нас люди. Так, однажды осенним днём на берегу близ с. Тея (Григориопольский район) мы встретили пастуха. Я вяло представился: мол, корреспондент газеты «Приднестровье». «Как же, знаю-знаю, читаем!» – воскликнул новый знакомый. И тогда я понял, что передо мной не просто земляк, гражданин одной страны, но и единомышленник, близкий человек. Тот, для кого слова «Приднестровье», «приднестровский народ», вобрав в себя тысячи близких сердцу образов, полны живого звучания.

Михаил Фернет.

Фото автора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.