Непроходимое ущелье

День заканчивался. Застава поужинала. Ждем «боевой расчет». Кто-то пишет письма, кто-то заново перечитывает старые. Чистят до блеска сапоги, подшивают свежие подворотнички. За день все подустали. Тихонько обсуждают прошедший день. Хорошо так! Мирно! Приятно пахнет «Шипром». Как же без него – пограничный одеколон, а главное – зелёного цвета. Да, всё у нас должно быть зелёным. Начиная от мыльницы и кончая чехлом для военного билета. Даже циферблат на часах вскрывали и покрывали зелёной пастой от шариковых ручек. 
    В 20.00 по команде дежурного по заставе построились. Начался «боевой расчет» –  святая святых в пограничных войсках. Начальник заставы довел до нашего сведения обстановку на границе и зачитал время и виды нарядов на следующие сутки.

Мне, Боре Познякову и Василию Андрощуку выпало служить на правом фланге «дозорными», а это 18 км до самого стыка с соседней заставой. Наряд ранний, в 4.00 уходим.

Утро, ещё темно. Зябко. Умывшись во дворе, прогнали остатки сна. Получили в «дежурке» приказ на охрану государственной границы. Зарядили оружие. Пошли. Я – первый, за мной, через интервал в 50 метров, – младшие наряда. Сколько топать! 18 километров! Вдоль реки да по береговой отмели: тут и разливы воды, и камни – ноги повыкручиваешь.

Так, всё! Лишнее выкинуть из головы. Идем быстрым шагом, временами останавливаясь для связи с заставой и осмотра прилегающей к границе местности. Время летит быстро. Прошли немало. Утро только началось, а солнце палит нещадно. За короткие летние ночи скалы не успевают остыть. Жарища! Пот тонкими струйками стекает по лбу из-под фуражки. То и дело вытираем его рукавом куртки.

Вон уже за тем поворотом непроходимое ущелье, там же и стык застав. Придали ходу. Поравнялись с ущельем, густо заросшим высоким кустарником. Прохлада так и тянет к себе. Зашли. Есть в запасе 10-15 минут, можно отдохнуть.
Мирно журчит ручей. Птицы весело переговариваются, заполняя своим щебетаньем настороженную тишину. Сидим полулёжа, отдыхаем, а сам думаю про ущелье. Да нет, опасаться нечего, оно ведь давным-давно непроходимое.

Надо подниматься. Утром ещё куда ни шло, а обратная дорога труднее. Жарища несусветная! Ещё пару минут – и пойдем.

Вдруг чуть выше по ущелью послышался легкий шорох осыпающихся камней. Приподнял голову, посмотрел на товарищей. Те спокойны, никакого внимания. «Показалось», – подумал я. И тут же сквозь птичий гам и шум ручья услышал приглушенные, отрывистые голоса. Мгновенно натянул сапоги, прижался к земле и отполз ближе к кустам, поправляя помятую траву. Автомат, прислоненный к рогульке куста, тихонько подтянул к себе, так, чтобы «карабинчики» на ремне не щелкнули по металлу. Оглянулся. Товарищи сделали то же самое и замаскировались. Среди зелени они были почти невидимы. Волнение охватило все тело. Слух и зрение так обострились, что, казалось, остановилось сердце. Сомнений не оставалось – прямо на нас друг за другом по ущелью двигались люди. Вот мы уже их хорошо видим: один, два, три … Всё вроде, только трое.

«Ты смотри! Мало того, что ущелье непроходимое, так среди них ещё и женщина!» – подумал я. Ощупываю людей глазами, оружия, вроде, нет. А там, иди знай, может, за поясом или в карманах что-то имеется. Знаком показываю Боре Познякову – не вставать и быть готовым к бою. Андрощуку – жестом, что нужно сделать. Тот понял и слегка кивнул головой. Через мгновение он уже был выше нас по ущелью, тем самым перекрыв путь к отступлению нарушителям. «Пора брать, – думаю, – а то сейчас наступят мне на голову». Резко вскакиваю, передергиваю затвор автомата и разом даю команду: «Стой, руки вверх!». Всё произошло настолько неожиданно, что задерживаемые оторопели и попятились назад. Тут Андрощук сзади вскакивает, гремит затвором и повторяет команду. Чужаки сбились в кучу, а руки не поднимают. «Руки вверх! – кричу. – Стрелять буду!». Смотрю, подняли руки. Движением ствола автомата развел их по сторонам. Подскочил Позняков, ловко связал им руки и обыскал. На траву полетели ножи, карта, зажигалки и разная мелочь. Доложили о случившемся на заставу. Ждем. Подходит Боря, просит у меня закурить. Смотрю, а руки у него слегка трясутся. «Ты что, обалдел?! Я же в жизни не курил!» – возбуждённо отвечаю ему, и оба рассмеялись. Нам это было необходимо – снять напряжение.

Хорошо, что обошлось без стрельбы. Дома же ждут! Тревожная группа с начальником заставы не заставила себя ждать. Приехали быстро. Тщательно осмотрели местность, собака максимально отработала след по ущелью. Ничего не нашли. Спустя короткое время мы уже были дома, на заставе. Потом, после того как с нарушителями поработали сотрудники Особого отдела и контрразведки, нам сообщили, что это были лица, совершившие ряд тяжких преступлений на территории СССР. Они надеялись незамеченными пересечь границу и избежать наказания, укрывшись в Афганистане. Но не получилось, на их пути оказались мы. В дальнейшем немало было задержаний различного характера, но это было первым. Вот такая история.

Через два месяца я и мои товарищи были дома. В отпуске! А на груди сверкал знак «Отличник ПВ». Сколько гордости было! Казалось, все на меня смотрят. И сейчас, когда пишу эти строки, улыбаюсь и заново всё переживаю. Словно я там, далеко-далеко на границе – молодой, сильный и со своими друзьями!

Владимир Денисенко, г. Бендеры.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.