Этажи

Мир, непохожий на овал

«Нормальность ставит меня в тупик», – говорил Сальвадор Дали.

С этим посылом полностью согласна и наша гостья Анастасия Алехина, 18-летняя художница (да простят мне использование этого феминитива читатели), которая, несмотря на столь юный возраст, презентовала уже четвертую выставку, где представила полсотни полотен.

Анастасия полностью отдается творчеству и при этом не хочет останавливаться ни на минуту: сейчас ее цель – получить высшее образование и продолжить развитие. В прошлом году она изучала живопись в центре «Сириус» в Сочи, и это время художник запомнила надолго, ведь она очень любит море.

– Кто стал твоим проводником в мир искусства?

– Безусловно, мой папа, который во многом меня вдохновляет, и благодаря ему я стала рисовать. Он отвёл меня в школу искусств, которую я окончила с красным аттестатом в 14 лет, была самой молодой выпускницей.

– Ты уже иллюстрировала сборники стихов, рассказов. Стоял бы выбор, кем остаться, художником-живописцем или иллюстратором, что бы выбрала?

– Мне ближе художник-живописец.

– На одном из конкурсов ты победила с работой «Впервые в космосе»…

– Рисовала ее гуашью дня два. Космос необьятный, загадочный и синий.

– Почему тебе близко творчество Дали?

– Потому что оно не похоже ни на чье, оригинально, особенно нравится картина «Постоянство памяти» с «текущими» часами.

– Последняя выставка называлась «Мой мир». Он похож на реальный мир или нет?

– Это мой внутренний мир, там представлены картины, которые несут в себе мои эмоции и переживания, становятся своеобразным «окном».

– Блиц. Античность или фольклор?

– Античность.

– Пейзаж или портрет?

– Пейзаж.

– Горы или море?

– Море.

– Собаки или кошки?

– Кошки.

– Какую суперспособность ты бы выбрала?

– Невидимость.

– Любимый цвет?

– Синий. Просто я обожаю море.

Записал Лев ХРУНОВ.

 

Верните мой 2007!

Рассуждаем, почему ностальгия по реалиям более чем десятилетней давности накрыла поколение людей, родившихся в начале девяностых.

Понятие «молодежь» широкое, особенно сейчас. 18-летние – молодые, но и 30-летние отнюдь не хотят записывать себя в старики (да и никто не хочет записывать себя в старики). Вот уже несколько лет в социальных сетях распространена фраза «Верни мне мой 2007-й». Полагаю, дело не только в дико популярной на тот момент эмо-культуре. Дело в его величестве Интернете.

Мы уже давно забыли, каково это – жить без Интернета. А в 2007-м он только-только появлялся в наших домах. Среди подростков местом для досуга №1 были вовсе не мистическое «за гаражами», не заброшенные стройки, а компьютерные клубы, где дневали и ночевали подростки от 10 до 30 лет. Туда нередко захаживали разъяренные родители в поисках своих чад. К счастью, администраторы (которые в среде школьников приравнивались к богам) чаще всего оказывались адекватными и наставляли заблудшего парня на путь истинный тем, что не пускали его в клуб больше, чем на час.

В это же время в домах приднестровцев массово появляется Интернет по технологии ADSL (спасибо «Интерднестркому»), и любой ребенок просто умоляет своих родителей приобрести столь необходимый ему для учебы (нет) компьютер. А Интернет в жизни тогдашних подростков стоял на трех слонах. И вот каких.

Компьютерные игры

Для современных любителей поиграть такие интернет-клубы – дикость. Какой смысл куда-то идти и платить деньги? А в 2007-м наличие домашнего компьютера было – нет, не дикостью, а восьмым чудом света. Конечно, медленное интернет-соединение позволяло качать игры примерно за ночь, а если вспомнить родителей, которые явно против того, чтобы ты «жёг свет», то прокаты с дисками имели в то время хорошие барыши.

Но раз уж у тебя дома появился «комп», ты можешь забыть о бессмысленном времяпровождении вроде погулять с друзьями или поиграть в футбол. После месяца-двух прохождения игр вроде Diablo II, Half-Life или Crysis твое лицо приобретает неповторимую аристократическую бледность, ты можешь спутать родного дядю с зомби, а мать грозится поставить на компьютер пароль каждый раз, когда ты получаешь «два» по алгебре. Но тебе намного важнее пройти еще одну миссию в «Медаль за отвагу», нежели отправиться на кухню хлебать борщ (бабушка звала уже в пятый раз и может выйти из себя).

2007 год был богат на игры, которые стали позже классическими. Например, «S.T.A.L.K.E.R.: Тень Чернобыля» от украинского разработчика. Мощная сюжетная линия, где присутствовали персонажи вроде Меченого, Шустрого, Доктора или Бармена, подстегнула интерес тогдашних школьников к реальной истории катастрофы на Чернобыльской АЭС. На уроках по физике и истории особенно увлеченные и замкнутые школяры способны были рассказать по теме больше, чем сам учитель. То же касалось серии игр, посвященных Второй мировой войне и средневековью. Обычно по истории у заядлых бледнолицых геймеров всегда выходила твердая «пятерка» (и «два» по алгебре, естественно).

Примерно же в это время мы познакомились с понятием «онлайн-игра»: когда развиваешь персонажа в альтернативном мире, там же могут быть зарегистрированы твои друзья, равно как и подростки из какой-нибудь Камбоджи, если там есть Интернет. Как известно, современные компьютерные игры стали намного примитивнее, и нынешний 16-летний парень вовсе не мечтает о покупке супердорогой приставки, на которой можно будет играть в «Метро: Исход». Об этом мечтает 30-летний парень.

Музыка

До прихода в нашу жизнь компьютера музыкальные вкусы молодежи ограничивались кассетами (позже – дисками), продававшимися в родном городе. Как правило, существовал стандартный набор рок-групп, равно как и рэпа, и электронной музыки (или, например, блэк-метала, который тогда слушал коллега Николай Феч): Nirvana, Metallica, Aerosmith, «Агата Кристи» и прочие «Аквариумы». Темные личности находили музыку и более редкую, но обычно бывали побиты за излишнюю непохожесть на основной контингент.

В период, о котором я рассказываю, началось настоящее музыкальное раздолье. В Интернете можно было как скачать, так и послушать ну просто любых исполнителей, начиная от запрещенной советской рок-волны и заканчивая японским индастриалом, который исполняют на наковальнях напильниками и молотками.

Вместе с этим приобрело популярность слово «субкультура», всяческие «эмо», «готы» и прочие «неформалы» стали мгновенно нелюбимы школьными учителями за длинные волосы и угрюмый вид. Большинство одноклассников, конечно же, тоже стремилось лишний раз отвесить новоиспеченному бунтарю лишний подзатыльник (в лучшем случае). Взрослые били тревогу, считая «неформалов» опасным движением. Впрочем, реальную опасность вызывали те самые 80% одноклассников, желавшие поскорее загнобить не умеющую постоять за себя патлатую парочку с последней парты.

Развитие Интернета в том самом 2007-м хорошо повлияло на музыкальные вкусы многих людей моего и предыдущих поколений, а также поставило своеобразную прививку от идиотских текстов, которые пишут сейчас, в 2019-м. Вроде «посмотри, ведь это рядом наша панда, мы бежим с тобой, как будто от гепарда».

Чаты

В это сложно поверить, но десяток с небольшим лет назад парни и девушки практически перестали знакомиться вживую, на улице. О социальных сетях практически никто не знал, в моде были ICQ и чаты. Один из самых популярных приднестровских чатов создал также IDC. Если девушки и ходили в компьютерные клубы, то только для того, чтобы попереписываться под таинственными никами «Мu/\aLLIKa» или «Dевочк@ c х@р@ктером».  Социальные сети «ВКонтакте» и «Одноклассники» подарили молодым людям 2000-х замечательную возможность выставлять на всеобщее обозрение оригинальные фотографии на фоне чужого «Мерседеса» или с двухлитровой бутылкой «СК» напротив пункта охраны правопорядка (взрослые все равно не увидят). Девушки стремились выложить на своей странице глубоко философские мысли вроде «Меня трудно найти, но легко потерять».

Как это ни забавно, но многие пары, которые сейчас давно женаты и воспитывают детей, познакомились именно в этот период, когда Интернет в Приднестровье и сам находился в отроческом возрасте. Конечно, все изменилось. Угловатые системные блоки компьютеров и увесистые кинескопные мониторы сегодняшние выпускники школ и студенты поменяли на тоненькие телефоны, которые помещаются в кармане и обладают намного большим спектром возможностей, чем громадный старый компьютер. Однако все так же хочется вернуть 2007-й, с его компьютерными клубами, «неформалами» и любовью на всю жизнь после знакомства в чате. Как более старшим поколениям хочется вернуть 1997-й, 1987-й, 1957-й и т.д. Как кому-то захочется в будущем вернуть этот 2019-й.

Никита МИЛОСЛАВСКИЙ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.