Много или мало?

На прошедшей недавно выставке «Покупай приднестровское!» одним из главных участников был Тираспольский НП ЗАО «Электромаш». На выставке завод представлял в основном товары народного потребления – от спортинвентаря до инновационного водонагревателя. Но основная продукция «Электромаша» – все-таки электрические машины. И как было сказано там же, только за последние 3 года их список увеличился более чем на 1700 наименований. Точнее – 1729. Что это за машины?

Максим Медушевский, директор специального конструкторского бюро НП ЗАО «Электромаш»:

– Во-первых, это крупные электродвигатели напряжением питания до 10 000 вольт.

– А что значит «крупный»?

– Это электрическая машина длиной до 5 метров и диаметром до 3 метров. Электромотор размером как легковой автомобиль. И массой примерно в 15 тонн, а то и больше.

– Это где ж такие применяются?

– В тяжелой промышленности, металлургии, в добывающей отрасли – для перекачки нефти, например. В атомной энергетике.

– Год назад мы говорили о вашей разработке – энергосберегающем двигателе. Собирались зимой начать отгрузку готовых машин. Сделали?

– Конечно. Все по плану. Только это не один двигатель – это целая линейка электромоторов мощностью от 15 до 400 киловатт.

– Основной покупатель – российские предприятия топливно-энергетического комплекса?

– Не только. Сейчас и Украина активизировалась, и другие страны, у них идет замена электрооборудования на АЭС, на шахтах, так что они тоже берут.

– Очевидно, хороший двигатель сделали.

– Ну раз покупают, значит, так и есть.

– А как так получается, что приднестровские моторы оказываются лучше зарубежных?

– Моторы, продукция – это уже вторично. Следствие, так сказать. Дело в том, что не каждое предприятие в электротехнической отрасли имеет научное звено, которое может заниматься разработкой. Некоторые заводы до сих пор выпускают двигатели по еще советским чертежам. А у нас, на «Электромаше», такое подразделение есть, и поэтому мы не только модернизируем свои изделия. Мы создаем новые, с чистого листа. То есть мы не просто выпускаем моторы, а делаем их такими, чтобы они наиболее полно отвечали требованиям заказчика. Ну и плюс наши фирменные особенности.

– Это какие?

– Качество, которое заложено изначально, еще на стадии проектирования. Сейчас многие зарубежные производители выпускают электродвигатель с таким расчетом, чтобы он проработал ровно по сроку гарантии. А мы наоборот: во-первых, увеличиваем гарантийный срок, а во-вторых, увеличиваем заявленный срок эксплуатации, то есть время, которое двигатель будет стабильно работать без серьезного ремонта. Сегодня на некоторые наши машины мы даем до 40 лет.

– И если к вам придет, ну, нефтяник например, и скажет: у меня 2 скважины – одна в Африке, а другая на Чукотке. Нужны моторы и там, и там. Вы сделаете?

– Конечно.

И мы продолжили разговор уже с Владимиром Трандасиром, генеральным директором НП ЗАО «Электромаш».

– Вот эти 1700 с лишним наименований новых электродвигателей, генераторов и прочего – это много или мало?

– Для начала – уже почти 1800 (улыбается). А всего за 5 лет мы в несколько раз увеличили ассортимент. Но главное, чего удалось добиться, – это повысить нашу мобильность, маневренность. Сегодня мы более гибкие, лучше, быстрее откликаемся на требования рынка. И очень внимательно следим за энергетической политикой, за крупными проектами в странах, которые покупают нашу продукцию. Мы сразу предполагаем, рассчитываем, где можем быть полезны, какие ниши могут освободиться. Поэтому этот огромный список – это не много и не мало. Это ровно столько, сколько нужно.

– А другие покупатели?

– Основным рынком остается Россия. Кроме того, есть еще Казахстан, Азербайджан, Туркмения – в общем, страны постсоветского пространства. И страны бывшего социалистического блока в Восточной Европе – Чехия, Болгария. А еще Индия, государства Юго-Восточной Азии, Африки…

– Была такая шведская фирма СААБ. Они делали очень надежные автомобили, но именно по этой причине и обанкротились. Их машины служили десятилетиями, то есть человек купил одну – и все. А другие производители делали машину «на пару лет» и таким образом заставляли покупать новую. Вы не боитесь повторить судьбу СААБа?

– У нас со шведами есть две разницы. Во-первых, основная наша продукция – для промышленного потребителя, то есть продается через тендеры. И там не только цена, но и качество играет очень важную роль как конкурентное преимущество. То есть мы создаем себе репутацию, а это дорогого стоит. А во-вторых, наш рынок, в отличие от автомобильного, практически не ограничен. Мы видим мощную динамику развития, когда каждые 3-5 лет появляются новые требования, в том числе и по энергоэффективности. Модернизация оборудования идет постоянно, и остановить это невозможно.

– То есть тираспольские моторы если и меняют, то не потому, что поломались, а потому что меняются требования?

– Да. И мы даем запас прочности на 20 лет и более, но при этом прекрасно понимаем, что уже через 5 лет будет комплексное обновление всего объекта, уже с новыми условиями. По экологичности, по управлению этими моторами, в том числе дистанционному управлению…

– У Вас за спиной – огромная карта России.

– Это наш главный партнер. Начиная с Хабаровского края, Кузбасс, Урал – вся огромная Россия с нами.

Сергей ИРОШНИКОВ.

Фото Виктора ГРОМОВА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.