Город, переживший войну

…Бендеры, тенистые улочки, густые зеленые кроны, старинная архитектура в центре, новая – в микрорайонах, заводы, кафе, магазины, школы и детские сады, просторная набережная, широко разлившийся Днестр, красавец-мост… Всё здесь создано для жизни, во всем – очарование юга, гостеприимной советской Молдавии. И вот в одночасье всё меняется: гремят выстрелы, на улицах военная техника, разрушенные жилые дома, жертвы среди мирного населения и в рядах защитников…

Вот уже 27 лет мы задаемся вопросом: как такое могло произойти? Но ведь произошло! И тогда приднестровцам, людям самых разных профессий, национальностей и возраста, пришлось с оружием в руках защищать свой дом. Плечом к плечу с отцами и мужьями стояли жены, сыновья… Или вдруг с охотничьим ружьем или даже трехлинейкой времен первой мировой на позиции выходили седобородые старцы, которые тоже не хотели стоять в стороне, когда гибли близкие, когда агонизировал мир на приднестровской земле.

Мы никогда не забудем подвиг защитников, положивших предел крупномасштабной вооруженной агрессии Молдовы против народа Приднестровья, подвиг российских миротворцев, вернувших Бендеры и весь край к мирной жизни.

Но и спустя годы за изумрудным покровом, за привычным ритмом городской жизни проглядывают волнующие образы, воспоминания, звучит эхо войны…

Мы пообщались с непосредственными участниками тех исторических событий. Это защитники Приднестровья Анатолий Григорьевич Булда, Виталий Викторович Фирсов, Василий Иванович Каражелясков. Они согласились стать проводникми в то время и тот день, когда на улицах мирного города зазвучали выстрелы, пролилась кровь. Все трое по собственной воле встали на защиту молодого государства, горячо любимых Бендер. Каждый воевал на своем направлении, выполнял свою задачу. Никто из них в 1992 году не обладал достаточным военным опытом. Как и миллионы советских мальчишек, они прошли срочную службу на флоте, в железнодорожных и мотострелковых войсках.

Анатолий Григорьевич Булда работал тогда на Бендерском машиностроительном заводе, был командиром рабочего отряда, преобразованного в 204-й МСБ народного ополчения.

Виталий Викторович Фирсов проходил военную службу по призыву. И прервал её, целенаправленно оказавшись в зоне боевых действий. С 19 по 23 июня он, будучи командиром отделения, занимал позиции в районе казармы гвардейцев (близ перекрестка улиц Старого и Севастопольской). Рядом, на Хомутяновке, жила семья. Сыну только-только исполнился год. С 24 июня их подразделение перебросили в центральную часть города, ближе к горисполкому, рабочему комитету.

Василий Иванович Каражелясков работал машинистом крана в локомотивном депо, играл в любительском оркестре, воспитывал троих детей, сам родом из Одесской области (г. Болград). Вместе с другими ребятами из депо и с предприятий 19 июня в гвардии получил оружие. Рано утром 20 июня в составе группы из двадцати восьми человек их направили к горисполкому с целью доставить защитникам боеприпасы.

Очевидцы и участники тех событий вспоминают, насколько стремительно тихие, уютные Бендеры превратились в эпицентр боевых действий. И даже сегодня, погожим летним днем не так-то легко представить город другим…

19 июня, примерно в 17.30, когда приднестровские гвардейцы подъехали к Бендерской типографии за очередной партией листовок с призывом не допустить кровопролития, на них напала группа полицейских РМ. Началась перестрелка.

На звук выстрелов подъехала патрульная милицейская машина, по которой сразу же был открыт огонь. Патруль сообщил о нападении на гвардейцев командиру батальона РГ, а также проинформировал четырехсторонних наблюдателей и руководство города.

На выручку товарищам поспешила группа гвардейцев, но, попав в засаду, сама вынуждена была отбиваться от превосходящих сил противника. Вскоре появились и первые жертвы – погиб оператор Бендерского телевидения Валерий Воздвиженский. При поддержке посланной группы на БРДМ гвардейцам удалось вырваться из окружения, но к этому времени по всему городу уже началась стрельба…

Микрорайон Хомутяновка. Недалеко от расположения казармы республиканской гвардии, на перекрестке улиц Старого и Бендерского восстания гвардейцы приняли боевое крещение.

Колонна военной техники Молдовы шла со стороны Протягайловки… Всё, чем могли в плане техники на тот момент похвастаться защитники города, – это собранные местными умельцами «утюги» (тягачи, обшитые металлом).

Но самоотверженность наших бойцов сыграла свою роль. Один из БТРов был подбит из гранатомета. А «утюги» закрепили успех – пошли на таран. Так у гвардейцев появились два трофейных бронетранспортера.

Поскольку же само здание, которое занимали гвардейцы, находилось на открытом месте, пришлось разместить людей и технику во дворах, на ближайших перекрестках и в переулках.

В этом же районе, рядом с девятиэтажными домами, ныне стоит памятник. Читаем: «Мельцов Алексей Васильевич, 1968 г.р., доброволец из Санкт-Петербурга. Погиб 19 июня 1992 года». Алексей приехал защищать мир на приднестровской земле, вступил в ТСО и погиб одним из первых, когда началась крупномасштабная агрессия.

Вооруженные силы РМ вели огонь из минометов по многоэтажным домам. Защитники помогали бендерчанам покинуть квартиры и спуститься в убежища. Здесь, во дворе дома по ул. Чехова, миной была убита шестнадцатилетняя девушка, выбежавшая на улицу в домашнем халате.

На границе микрорайонов Борисовка и Хомутяновка стоят типовые девятиэтажки. В 1992 году на одной из них был наблюдательный пункт приднестровских ополченцев. Два бойца РГ круглосуточно вели наблюдение, о чем знал только командир 204-го МСБ Анатолий Булда, лично доставлявший им по ночам еду. Меры предосторожности не были излишними – боевики РМ могли в любой момент открыть по жилым домам стрельбу…

Неподалеку, прямо в огороде частного дома по улице Полоза (на тот момент – ул. Лесовая), занимала оборону одна из рот. Сейчас в огороде растет клубника (как это и должно быть!), а тогда – лилась кровь. В тени к ограде притулился крест: «Боярищев Юрий Васильевич. 23.3.1965 г. – 28.06.1992. Геройски погиб».

Во время нашего с Анатолием Григорьевичем Булдой посещения этого места мимо проходила молодая женщина с ребенком. Анатолий Григорьевич узнал её. Родом Галина из Биробиджана, муж – бендерчанин. В 1992 году в дом свекрови угодила мина, пришлось перестраивать.

Район туберкулезной больницы. Улицы Бендерского восстания и Ечина (бывшая Совхозная). 1 апреля 1992 года здесь было совершено нападение на приднестровских милиционеров. БТРы Молдовы в упор расстреляли из пулеметов милицейские «рафики». Погибли полковник В.Таранов, ополченцы-рабочие С. Бубуек, А. Барбакарь, капитан милиции Г. Ечин. Совершенно случайно поблизости оказался автобус с рабочими хлопкопрядильной фабрики, перевозивший на работу очередную смену, также хладнокровно расстрелянный боевиками РМ.

Здесь же, у гаражей и с противоположной стороны в июне 92-го находились окопы ополченцев. Стрельба велась со стороны Протягайловки. В некоторых гаражах до сих пор зияют пулевые отверстия. В это же время один из взводов народного ополчения охранял фабрику «Тигина», поскольку «борцы за территориальную целостность» уже отличились как мародеры. Ими были разграблены фабрика «Флоаре», кинотеатр, пивзавод и многие другие объекты.

Здание Мемориального музея Бендерской трагедии. В 1992 году в нем находился Рабочий комитет. Здесь же располагался перевязочный пункт. На стене портреты погибших защитников, их имена: «Сторожук Анатолий Андреевич. 18.06.1929 г. – 20.06. 1992 г., «Баймашкин Равиль Асымович. 19.11. 1964 г. – 20.06.1992 г.», «Мировский Валерий Иванович. 17.06.1970 г. – 20.06.1992 г.».

Улица Советская, д. 39. Здание союза воинов-интернационалистов города Бендеры. В 1992-м это был штаб гвардии. Рядом – окопы, техника: трофейные БТР и «безоткатка» … Во внутреннем дворе хоронили убитых товарищей, вывезти которых просто не представлялось возможным: Колю Белана, Сашу Капустенко… И это всё под огнем противника. В мощных металлических воротах хорошо видны пулевые пробоины…

Перекресток улиц Суворова и Комсомольской. На стене школы дыры. Били из пулемета, не принимая в расчет характер учреждения. Июнь – время выпускных балов. Совсем недавно во дворе школы можно было видеть нарядно одетых выпускниц…

Район Бендерской обувной фабрики. Улица Московская. Здесь занимало оборону отделение Виталия Фирсова. Рядом – здание АТС. Отсюда велась «телефонная разведка». Звонили наугад, зная только первую цифру, в тот или иной район, выясняя тактическую обстановку…

Центральная библиотека им. Пушкина – трудно даже представить себе более тихое, мирное место… Однако 27 лет назад в этом районе шли интенсивные бои. Здание поочередно занимали опоновцы и гвардейцы. Неприятель изрешетил одну из стен выстрелами из автоматического оружия. Били по людям и книгам… Гвардейцы обороняли и горком партии (ныне – здание прокуратуры).

Памятник Пушкину тоже пострадал. Он был открыт в 1980 году, 5 июня, в канун дня рождения великого поэта. В 1992-м Пушкин попал под обстрел. Так, вторично, уже после роковой дуэли с Дантесом, поэт принял на себя удар, оказался жертвой, «с свинцом в груди».

…Василий Иванович Каражелясков ведет меня тем путем, каким они с ребятами-железнодорожниками шли в 1992-м к горисполкому, куда должны были доставить боеприпасы.

И вот мы на улице Кирова. В палисаднике памятник: «Коваленко Михаил Петрович. 2.06.1956 г. – 20.06.1992 г.». Михаил Петрович не был сотрудником депо. Но он тоже пришел за оружием в гвардию, когда город стал мишенью для боевиков. Итак, отряд в количестве двадцати восьми человек пробирался к горисполкому. Был день 20 июня, раннее утро. Однако путь, который в мирное время можно было одолеть за 15-20 минут, занял… три часа. И прошли его не все. Михаил Петрович был инвалидом, хромал на одну ногу. Если бы он тогда остался дома, его бы никто не осудил. Не остался. И вот, на ул. Кирова его настигла пуля снайпера – это был их первый погибший. Пуля пробила артерию. Спасти Михаила не удалось, уже смертельно раненного защитника положили под деревом. Здесь ныне и стоит памятник.

До горисполкома, на тот момент уже попавшего под обстрел агрессора, дошли двадцать семь из вышедших двадцати восьми. Большинство не имели никакого военного опыта, а некоторые, как, например, Руслан Морозов, не служили – парню только-только исполнилось шестнадцать. А Виктору Александровичу Пушке перевалило за шестьдесят.

Вошли в здание со стороны собора, через подвал. Так, казаки и милиционеры, защитники ключевого пункта обороны города, символа непокоренных Бендер, получили подкрепление, которому, в свою очередь, ещё только предстояло приобрести боевой опыт…

Учились ценой собственных здоровья и жизни. Через окно одного из кабинетов, уже пристрелянных боевиками, был убит Вася Васютович. В настоящее время из 26 в живых осталось 14 человек. Один из них, Машканцев Алексей, встретился нам в день интервью с Василием Каражелясковым в сквере «40 лет ВЛКСМ».

Василий Иванович рассказал, что в дни Бендерской трагедии у одного из боевых товарищей, Ромы Портного, жена вот-вот должна была родить. К горисполкому они пробирались как раз мимо его дома, и беременная женщина из окна увидела мужа с оружием в руках. Она разрыдалась, стоя на балконе, стала его звать … И он пошел. Пошел, чтобы перепоручить жену соседке, работавшей акушеркой. А все остальные, пока он ходил, ждали его во дворе с автоматами, снятыми с предохранителей, заняв позицию на случай внезапной атаки…

Текст и фото Николая ФЕЧА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.